9 ИЮНЯ 2020 ГОДА 14:00

Разберем
по понятиям

Вернутся ли 90-е в воронежский бизнес?
«Сейчас уже начался вал неплатежей, как было в 90-е, — сравнивает владелец компании «Эколенд» (торговая марка «Принцесса вкуса») Вадим Киржанов. — В Питере закрывается крупная сетка: дебиторка зависла. При этом я прекрасно знаю владельца, знаю объемы недвижимости у него в собственности и что сам он далеко не банкрот. Но бывшим партнерам не платит. В 90-е такое «кидалово» было повсеместно, хотя неписаных правил было и то больше».
Наталья Андросова
главный редактор медиагруппы De Facto

Какие симптомы 90-х могут повториться?

Простой предприятий, сокращение заказов, урезание зарплат и безработица… Знакомые симптомы, не правда ли? 25% читателей De Facto считают, что из-за кризиса на фоне пандемии в воронежский бизнес вернутся 90-е. А еще 56% ждут проявления их отдельных симптомов.

«Да это будут один в один 90-е или даже хуже 90-х», — эмоционален владелец сети «Семь дней» Александр Нелюбов.

А президент компании «Рудгормаш» Анатолий Чекменев шутит, что поговорка «Все новое — это хорошо забытое старое» как раз применима к тому, как будут развиваться события в бизнесе и экономике.

Какие параллели с 90-ми можно провести?
Опрос проводился на портале и в телеграм-канале издания с 12 по 25 мая.
Вернутся ли 90-е в бизнес из-за кризиса на фоне пандемии?
Опрос проводился с 12 по 25 мая на портале De Facto, в телеграм-канале издания (t.me/factovrn), пабликах в соцсетях и е-мейл-рассылке. Проголосовали 599 человек.
1
Сходство 1. Решение вопросов в бизнесе полубандитскими методами.
«У меня уже несколько таких дел, — рассказывает руководитель адвокатской конторы Геннадий Маклаков. — Так, ко мне обратилось сразу несколько арендаторов точек на вещевых рынках. Одна женщина платит 50 тысяч в месяц за секцию в 23 метра, а у нее таких 2. Рынок закрыт. Она попросила снизить аренду — навстречу не пошли. Тогда решила отказаться от одной точки. Владелец площадей не только не стал разрывать договор, более того, потребовал внести плату вперед за 3 месяца, а пока ее не внесли, самовольно забрал в залог товар, хранившийся у женщины на рынке».
2
Сходство 2. Массовое неисполнение обязательств.
«Под «ковидным» предлогом компании уже не выполняют обязательства, — говорит управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин. — Они пытаются сослаться на форс-мажор, на не зависящие от них обстоятельства. При этом не платят даже те, кто на самом деле особо не пострадал».

По словам гендиректора компании «Интерпромснаб» Станислава Трунова, даже крупные предприятия-контрагенты, которые ни на день не приостанавливали работу, прислали письма, что не могут рассчитаться в срок из-за «форс-мажорных» обстоятельств.
«Я начинал бизнес в 91-м году, — вспоминает Трунов. — Тогда ты работал и знал, что 50% контрагентов тебя рано или поздно кинут. Сейчас, конечно, процент недобросовестных меньше. Но в сегодняшних обстоятельствах он будет расти».
Вадим Киржанов уточняет, что дебиторка зависла сразу у нескольких контрагентов. При этом так как суды часть времени полностью не работали, из дел скопилась очередь, то ее взыскание растягивается на неопределенный срок. Масла в огонь подливает мораторий на банкротство.

«Мы работали с компанией, поставлявшей школьное питание в районы, — рассказывает бизнесмен. — Отгрузили заранее товар — у нас продукция с большим сроком хранения. Но школы ушли на карантин, и наш контрагент не заплатил ни копейки за то, что мы уже давно, в обговоренный срок ему поставили. Поехали сами забирать оставшиеся продукты из школ. Забрали на 800 тысяч, на логистику потратили 500 — такая вот экономика».

В связи с этим бизнес там, где это возможно, будет стараться уходить от постоплаты и переходить на расчеты по факту, в день исполнения обязательств. Российский миллиардер Дмитрий Рыболовлев в одном из своих интервью после начала пандемии рассказывал, что в крупных сделках уже требует с контрагентов рассчитываться наличными: почти как в кино из 90-х — с чемоданами денег.

«Чемоданы я собираю, но как хобби — старинные, — смеется Анатолий Чекменев. — Для наличных они вряд ли пригодятся, так как такого потока, как в 90-е, их просто нет. Но да, где возможно, будем договариваться на оплату день в день, сразу по факту отгрузки. Потому что дебиторка уже растет».
3
Сходство 3. У населения нет денег, что уже сказывается на продажах
По данным HeadHunter, 11% воронежских компаний уже сократили штат (в малом бизнесе о сокращениях рассказали 47% компаний). 5% работодателей заявили, что точно сократят часть сотрудников в ближайшие полгода, а 25% такую вероятность не исключают.

«При этом часть сотрудников, которые сохранили свои рабочие места, все равно остались без заработка или без его существенной части», — комментирует директор макрорегиона Юг компании HeadHunter Ирина Веретенникова.

Да, падение доходов не настолько глобально, как в 90-е, но серьезнее, чем в предыдущие кризисы нулевых. И это уже весьма ощутимо отражается на воронежском бизнесе. А ведь кризис только начался и до его пика далеко. «Спрос уже упал на 30%, — приводит цифры председатель совета директоров группы компаний «Черноземье» Андрей Благов. — Чтобы восстановить потери только за эти 2 месяца самоизоляции, понадобится полгода. А если ситуация затянется, то на восстановление может уйти и 2, и 3 года».

По словам гендиректора Воронежского комбината стройматериалов Бориса Затонского, только 40% продукции его предприятия выкупают крупные застройщики, 60% приходится на b2c. И в этом секторе продажи просели уже на 21% по сравнению с прошлым годом. Весна — это пик строительства, но денег у людей просто нет. Спад спроса со стороны застройщиков бизнесмен прогнозирует позднее: пока те, у кого были накопления, вложили их в квартиры, взяли ипотеку.
В состав входят 22 медицинских центра МРТ и КТ, Межрегиональный медицинский центр ранней диагностики и лечения онкологических заболеваний.
4
Сходство 4. Передел собственности.
«Бизнес схлопывается, наращивает долги. И на фоне попыток их вернуть начнется новый передел тех предприятий, где есть что делить, — рассуждает Анатолий Чекменев. — Только в 90-е это были рейдерские захваты, а сегодня будут законные или околозаконные способы. И вот им будет противостоять гораздо труднее, чем бандитам».
5
Сходство 5. Рост социального недовольства.
Причем, по мнению Станислава Трунова, исходить оно будет не от наемных сотрудников, потерявших работу, а от малого и среднего бизнеса — более активной прослойки населения.
«Что реально предложили малому бизнесу? — рассуждает Трунов. — Какие меры поддержки? Кредиты на зарплаты? Предположим, бизнесмен берет такой кредит, платит за счет него зарплату один месяц. А через полгода он должен его вернуть. Получается, каждый последующий месяц он должен зарабатывать на 1/6 больше. А как, если его бизнес стоит? Или если даже открылся, но выручка в разы меньше? Бизнес начнет разоряться. Открыть что-то новое сейчас практически невозможно. А c наемными сотрудниками эти люди работать не привыкли. Именно среди них будут расти протестные настроения».

В чем будут основные отличия?

Обозначения
Отличие от 90-х, которое по-разному скажется на разных компаниях
Отличие, которое
негативно скажется
на бизнесе
Момент, отличающий
ситуацию сегодня от 90-х в лучшую сторону
Резкого роста бартерных сделок в бизнесе не будет.
Отличие 1.
Сегодня нет перепроизводства: компании стоят или работают в сокращенном режиме. Но кроме того, многие столкнувшиеся с бартерными схемами в 90-е на них обожглись и не готовы повторить такой опыт еще раз.

«90-е ушли, и вместе с ними для меня навсегда ушли бартерные сделки, — заявляет Борис Затонский. — С бартером я влетел на 100 млн рублей. Застройщик рассчитывался со мной квартирами. При этом, как оказалось, отдавал мне их по той же цене, что и продавал. Кто в итоге будет покупать их у меня, если он может купить за столько же первичку от официального застройщика? Мне пришлось снижать цены на 20%. А пока я очень медленно распродавал квартиры, мне прилетел огромный налог на недвижимость. Я никогда и ни в какой ситуации больше не пойду на бартерную схему. Думаю, как и большинство. Да, какие-то совсем мелкие расчеты могут быть по бартеру, но это не будет массово».
В 90-е было легче перестроиться, открыть новый бизнес. Сейчас все ниши заняты.
Отличие 2.
«В 90-е, даже если что-то шло не так, ты мог закрыть бизнес и открыть другой, в совершенно иной нише, — говорит Вадим Киржанов. — Сейчас ты сначала компанию будешь несколько лет закрывать — это совсем не так просто. А потом не откроешь ничего нового: всеобщий кризис, самоизоляция, да и пустых ниш почти нет. Норма прибыли по сравнению с 90-ми упала в 10-20 раз. Многих товаров был дефицит, спрос на них был безумный. А теперь его просто нет. Теперь дефицит не товара, а клиента. Казалось бы, у нас продукты — стабильная сфера. Однако даже их продажи упали. Да, в марте был ажиотажный спрос — люди запасались впрок. Зато в апреле они резко сократили свои траты. И спрос не восстановился до сих пор. И следующие полгода будет не лучше. В 90-е же даже в кризис можно было найти, на чем заработать».
Сейчас выстроены цепочки продаж, в 90-е царил хаос.
Отличие 3.
«Сейчас между компаниями наработаны связи, понятно, что и кому продавать, — рассуждает Андрей Благов. — С кем-то из контрагентов можно договориться, кого-то заменить. Тогда же было ничего не понятно: одни компании открывались, другие закрывались, цивилизованных отношений просто не было».
Гиперинфляции не будет.
Отличие 4.
Нет и тотального завышения цен со стороны контрагентов, отмечает Станислав Трунов.

«В 90-е ты перечислил предоплату, приехал забирать товар через три дня, а он подорожал на 50%, — вспоминает бизнесмен. — Сейчас такого нет. Да, какое-то повышение цен будет, но более обоснованное».
В 90-е существовала своя этика, благодаря которой договоренности выполнялись.
Отличие 5.
И часто это было даже более эффективно, немного ностальгирует Вадим Киржанов.

«Большую роль играла репутация, — говорит он. — Была своя этика, свои правила, которые часто действовали лучше законов. Я знаю случай, когда бизнесмен отгрузил товар, а ему не заплатили. Так целый ряд других его контрагентов возмутились: «Этот человек такую репутацию имеет, детям помогает, а ты ему не платишь! Отдавай деньги, или мы прекращаем с тобой все дела». И деньги вернули — без всяких судов. Сейчас в такой же ситуации могут спокойно не заплатить, и вы будете годами взыскивать свои же деньги».

О других сходствах и отличиях читайте в серии взглядов управленцев к этому материалу

Так все-таки назад, в 90-е? Или нет?

Нет, до 90-х нынешнему кризису далеко, убежден Борис Затонский. Несмотря на ряд сходств и достаточно серьезный спад в экономике, крупный бизнес крепко стоит на ногах (в отличие от 90-х, когда развалено было все). Он сохранит рабочие места и поможет подтянуться экономике в целом.

«Тогда жизнь словно остановилась. Сейчас она продолжается!» — резюмирует бизнесмен. С такой позицией солидарен и Андрей Благов:

«Новых 90-х не будет. Многие предприятия продолжают работать. В конце концов, есть госзаказ, и он тоже поможет бизнесу. Посмотрите — дороги строятся, предприятия работают, сельское хозяйство развивается. Кроме того, за каждым спадом следует подъем. Рано или поздно он придет и после этого кризиса».

Есть и еще одно важное отличие, о котором нельзя не упомянуть. Сегодня у бизнеса есть опыт преодоления кризисов, в том числе 90-х. А тогда подобную ситуацию проходить приходилось впервые. Значит, прорвемся!

Все материалы спецпроекта — по ссылкам!