15 АПРЕЛЯ 2020 ГОДА 13:00

Шокотерапия

Насколько экономика Воронежской области готова к новым шокам?
Photo by vaun0815 on Unsplash
Бизнесмен и экс-гендиректор «Пролетария» Николай Шалыгин, анализируя в своем «Фейсбуке» последствия закрытия кинотеатров, приходит к выводу, что при грамотном распределении средств и подушке безопасности, созданной в успешном январе и «неожиданно» хорошем феврале, у большинства есть возможность переждать месяц. Да, без увольнений и оптимизаций не обойдется. Но все же к осени при условии поддержки правительства работа всех 9 воронежских кинотеатров может начать входить в привычное русло. Да, нас всех уже хорошо тряхнуло. Надеялись отделаться легким испугом и недельными каникулами. Но последовали новые «выходные». Будут ли новые шоки? И к чему готовиться в их случае?
Наталья Андросова
главный редактор медиагруппы De Facto
Виктор Левшаков

Последуют ли за первым шоком новые?

Сценарий первый, оптимистичный. Новых шоков не будет.

По наиболее оптимистичным прогнозам ряда вирусологов, ситуация с распространением коронавируса должна стабилизироваться уже к концу апреля. Возможно, в этом случае, если в нашем регионе не будет расти количество заболевших, «выходные» закончатся досрочно хотя бы для ряда сфер — Путин наделил полномочиями принимать решения о жесткости режима глав регионов.

Сценарий второй, базовый. Одним нерабочим месяцем все может не закончиться.

Такой точки зрения придерживается руководитель воронежского офиса международной аудиторской компании PwC Михаил Фролов. По его мнению, возможно продление режима самоизоляции на май. Либо, по крайней мере, до лета будут действовать ограничения в работе ряда сфер — туризм, сфера развлечений, HoReCa, работа фитнес-центров и т. д. (все, что связано с массовыми скоплениями людей). При этом Центробанк будет удерживать курс доллара до 80 рублей.

Сценарий третий, пессимистичный. Режим самоизоляции затянется и на лето и будет сопровождаться резким ростом доллара.

По мнению Михаила Фролова, скачок курса доллара до 90 рублей и выше возможен при условии продолжения падения стоимости нефти. Будет ли оно, зависит не только от договоренностей по ОПЕК: если заводы в Европе и Китае до лета не возобновят работу, спрос на нефть резко упадет.

Насколько экономика Воронежской области готова к новым шокам?
Проанализируем в формате SWOT-анализа.

Сильные стороны

1
Сбалансированность экономики.
«Чем более дифференцирована экономическая система региона, тем менее она подвержена воздействию. В этом, конечно, плюс Воронежской области, это несколько смягчит удар, — считает доктор экономических наук Юрий Трещевский.

По мнению экономиста, в Воронежской области нет ярко выраженных доноров местного бюджета, как, например, добывающая промышленность в соседней Белгородской области. Есть более развитые сферы-флагманы, которые играют в экономике региона важную роль, но таких отраслей несколько. Председатель региональной ТПП Юрий Гончаров называет примерно следующее процентное соотношение:
  • 20% — АПК,
  • 20% — промышленность,
  • 20% — торговля и услуги,
  • 40% — все прочие сферы.
2
В регионе хорошо развиты сферы, которые сохранят финансовую стабильность. А это значит, что их работники будут тратить деньги в других сферах.
Если раньше считалось лучшим вариантом взять в службу безопасности бывших сотрудников спецслужб, правоохранительных органов, то теперь более востребованы люди, поработавшие в бизнесе. В идеале у безопасника должно быть в том числе экономическое образование. Компаниям проще нанять человека, который разбирается в бизнес-процессах, и научить его работе в службе безопасности, чем взять, условно, отставного полковника и объяснить ему, что такое бизнес. Например, безопасник должен при необходимости подсказать способ обеспечения обязательств, наиболее безопасный для компании.
3
Высокая доля госзаказа в экономике области.
По оценкам Юрия Трещевского, около 20% воронежских компаний работают с госзаказом. Он формирует практически 30% ВРП.

«Например, в строительстве, если брать эту сферу в широком смысле, с инфраструктурными объектами, со строительством дорог, доля госзаказа может занимать и 60%, — приводит цифры экономист. — В других сферах она меньше, но в той или иной степени госзаказ присутствует в каждой».

По мнению экономиста, госзаказ в зависимости от его доли в структуре заказов каждой конкретной компании позволит либо пережить шок, либо и вовсе почувствовать его минимально. К тому же правительство России разрешило на время пандемии проводить закупки без торгов, что, если, конечно, местные власти этой возможностью воспользуются, снизит долю перекупов из других регионов и поможет местным подрядчикам.
4
В регионе развиты отрасли-экспортеры.
Резкий рост курса доллара поможет им не только сохранить позиции, но и заработать. Глава инвестиционной компании ­«Черноземье» Эдуард Краснов смеется, что китайцы завоевали мировой рынок с помощью простой формулы: «Чем слабее национальная валюта, тем больше на экспорт можно отправить и заработать на этом». Так, в конце марта цена российской пшеницы побила рекорды. Только за неделю стоимость тонны взлетела на 1 тыс. рублей и превысила исторический максимум в 13 тыс. рублей за тонну. Таким образом, воронежские хозяйства, специализирующиеся на зерне, уже сейчас создают себе хороший финансовый задел на будущее. И из кризисной для остальных ситуации они выйдут не в минусе, а в плюсе. А это возможность увеличивать масштабы, новые рабочие места, рост зарплат, а далее по цепочке эти зарплаты будут тратиться в других сферах. Кроме того, работу получат сотрудники смежных сфер — например, логистики. По словам Краснова, только одно его предприятие обеспечивает работой не одну, а несколько транспортных компаний. А между тем количество экспортеров уже растет.
Если раньше семена подсолнечника никто не стал бы отправлять на экспорт, потому что в этом не было финансового смысла, то сейчас, когда доллар подскочил, люди стали тоннами скупать эти семена, чтобы отвезти, например, в Турцию и перепродать,
— отметил Эдуард Краснов.
Но АПК — это далеко не единственная широко представленная в регионе сфера-экспортер. Так, примерно 60% заказов воронежских IT-компаний приходит из-за рубежа, рассказывает директор компании SurfStudio Владимир Макеев. При этом в Воронеже работают более 200 IT-компаний, которые дают 3,5% ВРП — около 20 млрд рублей (для сравнения: HoReCa — около 5 млрд рублей).

Слабые стороны

1
Сфера торговли и услуг, широко представленная
в облцентре, пострадает наиболее сильно.

Как мы уже отмечали, ее доля в региональной экономике — около 20%. «В экономике региона многое направлено на потребителя — b2c-сегмент. Потребитель же как минимум в ближайший месяц будет сидеть дома. И сферы офлайн-торговли и услуг попадут под удар. Их ждет настоящая проверка на прочность. И массовые сокращения, а также закрытие ряда компаний здесь неизбежны», — считает Михаил Фролов.

Скольких именно — зависит от сценария развития ситуации. Но серьезные финансовые потери уже начались.
В гостиничной сфере еще до введения режима всеобщей самоизоляции по меньшей мере на 30% упал прайс. Значительно снизилась маржинальность бизнеса. Приходилось оптимизировать штат и рабочее время, но еще удавалось держаться в плюсе. Потом нас и вовсе закрыли. Посчитал: если два месяца мы «постоим» в таком же режиме — это уже убыток 10 миллионов только по обязательным платежам,
— комментирует генеральный директор Astera Hotels (отель ­«Дегас») Иван Калабин.
2
Слабый рынок труда тормозит работу даже тех компаний,
у которых есть заказы в кризис.

«Недавно мы говорили с айтишником из крупной компании, которая из-за пандемии отправила всех сотрудников на удаленку. У него отключили домашний интернет за неуплату, и он убежден, что пополнить баланс обязан его работодатель. И это при том, что у него весьма неплохая зарплата, — рассказывает гендиректор SPS GROUP ­Вячеслав Боричевский. — Ведь, с его слов, это компании нужно, чтобы он сидел и выполнял дома работу. Я уже слышал о том, что некоторые сотрудники умудряются требовать с работодателей амортизацию личных ноутбуков и расходов на электричество. На мой взгляд, сотрудники еще не поняли, что произошло».

О том, как отнеслись к первому шоку сотрудники многих компаний (прежде всего те, кому пока не урезали зарплаты), можно судить по соцсетям: даже те, кто работает удаленно, в рабочее время выкладывают фото домашней выпечки, рукоделия. Такое ощущение, что многие даже обрадовались, что наконец-то дорвались до любимых занятий. 30-40% рабочего времени, по словам Боричевского, те, кто работает на удаленке, сейчас тратят на чтение новостей. Но даже те, кто понял, что теперь придется напрягаться и работать в разы больше и эффективнее, просто… не могут это сделать. Они не привыкли работать в таком темпе, а это как в спорте: без тренировки длинную дистанцию сразу не возьмешь. Подробно DF исследовал это явление затянувшегося кадрового кризиса еще в марте 2018 года (см. материал «Но снизу постучали»).
Планируете ли вы урезать зарплаты сотрудникам из-за кризиса?
Планируете ли вы урезать зарплаты сотрудникам из-за кризиса?
Опрос проходил в телеграм-канале De Facto с 1 по 3 апреля, проголосовал 381 человек.

Возможности

1
Имеющиеся накопления у воронежцев помогут им переждать кризис, а также поддержат ряд сфер, куда они вложат деньги.
В среднем по рынку спрос на квартиры в марте подскочил на 10-20% (в зависимости от застройщика, класса жилья), отмечает основатель группы компаний «Развитие» Сергей ­Гончаров. Те, у кого были деньги, стремились их вложить. Этот небольшой всплеск спроса поможет строительной отрасли уменьшить сокращение объемов строительства хотя бы на 2-3 месяца после окончания «выходных». По данным ВТБ (подробнее см. материал «Принять противовирусное»), за 2019 год воронежцы увеличили количество денег на своих счетах на 17%.
2
В регионе развиты отдельные сферы, которые могут выстрелить после снятия ограничений, несмотря на кризис.
Например, к таким можно отнести внутренний туризм. Когда границы закрыты (но и в случае их открытия курс доллара остановит многих любителей путешествий), а черноморское побережье просто не сможет вместить всех желающих (да и не всем подходит морской климат), всплеск интереса может произойти к турам выходного дня по области, а также к отдыху на воронежских турбазах. И не только со стороны воронежцев, но и со стороны жителей из более северных регионов. Для последних наиболее интересны санаторно-курортные возможности нашего региона, считают в компании «МариНика-тур».

«Небольшой рост внутреннего туризма уже наблюдался в прошлом году благодаря работе над популяризацией маршрутов, увеличению числа событийных мероприятий. Если такая работа продолжится, то турпоток будет расти», — отмечают в компании.

Основатель компании ­«Воронеж гид» (Vrngid) Виталий ­Иванищев считает, что вырастет прежде всего число экскурсионных поездок в соседние города на 2-3 дня, востребованы будут однодневные экскурсии. Возможен и рост спроса на отдых на турбазах и аренду дач, но какой именно, по его мнению, прогнозировать рано — зависит от срока снятия карантина и покупательской способности населения на тот момент. Вырастет и заполняемость местных санаториев.

Кроме туризма, роста числа клиентов ожидают юридические компании. Уже сейчас резко увеличилось количество консультаций в ситуациях, когда арендатор и арендодатель не могут найти общего языка. Более крупные дела — о срывах сроков поставок из-за рубежа, рассказывает управляющий партнер юридической компании «Максима» ­Ольга ­Филатова. В ближайшее время она ожидает нового бума обращений: «Это мы уже проходили в 2014 году. Был вал судебных исков, бизнесмены пытались все списать на обстоятельства непреодолимой силы, пытались пересмотреть условия контрактов».

Угрозы

1
Если пандемия затянется во всем мире, дефицит товаров и резкий рост цен ощутят и те сферы, которые напрямую не пострадали от кризиса.
Например, то же сельское хозяйство, закупающее иностранную технику.

«Что происходит сейчас? Транспорта в наличии в дилерских центрах крайне мало, дилеры повышают цены на автомобили, которые уже выкуплены у импортеров и по старым ценам. Конечно, ажиотаж и некоторая паника присутствуют. В Воронеже и в Воронежской области, как и во многих других регионах, дилеры, желая обезопасить себя, повышают цены на уже оплаченные покупателями автомобили. И тем ничего не остается, как доплачивать и брать по новой цене. Лизингополучатели едут за транспортом в Москву и другие крупные города. Но еще пару месяцев — и дефицит будет и там, потому что заводы в Европе стоят», — рассказывает региональный директор компании «Интерлизинг» по Центральному федеральному округу Елена Банникова.

«Например, мы берем отечественные лифты, но для них нужны итальянские лебедки и китайская или японская электроника — соответственно, возникают вопросы, где уже совсем скоро мы будем закупать все это», — недоумевает Сергей Гончаров.
2
Высокая закредитованность бизнеса.
По последним опубликованным данным Центробанка (середина 2019 года), общий объем задолженности юрлиц и ИП в Воронежской области превышал 400 млрд рублей. При этом с середины 2018 года объем выданных кредитов вырос почти на 10%. Да, кому-то из компаний предоставят кредитные каникулы. Но угроза в большей степени связана с крупными заложенными объектами, которые к тому же вынуждены приостановить работу во время самоизоляции. Например, ТЦ.

«Под отсрочку явно попадут не все, — рассуждает Фролов. — Что будет, если заложенное имущество перейдет к банку? Банкам не нужно имущество и нужны деньги, поэтому в таких случаях обычно начинают процедуру банкротства. Но на него сейчас мораторий. До его снятия ситуация окажется в подвешенном состоянии, какие-то объекты могут просто прекратить работу».

Как ситуация будет развиваться дальше?

Прогноз 1, по оптимистичному сценарию. По мнению Михаила ­Фролова, массового закрытия компаний даже из наиболее пострадавших сфер в этом случае не произойдет. Скорее это будут единичные случаи.

«На такой небольшой промежуток времени у большинства воронежцев есть накопления. Да, конечно, от чего-то им придется отказаться и, например, не обновлять машину в этом году. Но на повседневные услуги и товары спрос быстро восстановится, — считает эксперт. — Более того, уникальность этого кризиса в том, что если ситуация не затянется надолго, то, как только люди выйдут на работу и начнут получать деньги, они будут тратить еще больше: появится желание наслаждаться жизнью и всеми благами цивилизации, которых они были лишены во время изоляции. Воронежцы будут еще чаще (даже в ущерб семейному бюджету) ходить по ресторанам, тратить деньги на развлечения, одежду, вкусные продукты, недорогую технику. Женщины пойдут в салоны красоты. Это поможет малому бизнесу и экономике в целом быстрее восстановиться».

Однако Юрий Трещевский и в этом случае прогнозирует сокращение ВРП на 3%. Примерно столько же процентов микро-компаний могут не пережить кризис.

Прогноз 2, по базовому сценарию. В этом случае Юрий Трещевский прогнозирует сокращение ВРП уже на 6-7%.

«Это не очень большой процент как раз за счет сильных сторон экономики Воронежской области, — считает экономист. — Благодаря им же не будет такого резкого закрытия компаний, как могло бы быть — устойчивые сферы поддержат смежные (механизм см. в разделе «Сильные стороны»)».

Закрыться могут до 10% компаний, абсолютное большинство же, кроме сфер-исключений (экспортеры, АПК и т. д.), могут почувствовать существенное снижение выручки. Среднюю температуру по больнице назвать экономисты не берутся — все будет зависеть от конкретной сферы и каждой компании. Но общего восстановления экономики ждать стоит не раньше, чем через полтора года, считает Михаил Фролов.

Прогноз 3, по пессимистичному сценарию. Закрытия могут стать массовыми — 20 и более %.

«По ВРП я даже не берусь сделать прогнозы, — признается Трещевский. — Ситуация в этом случае будет беспрецедентной. Думаю, тогда есть смысл говорить об изменениях в экономике на уровне страны, а не отдельно взятого региона».

Казалось бы, на дальнейшее развитие ситуации каждый из нас мало может повлиять, и остается ждать, по какому сценарию будут развиваться события. Или все-таки может? Например, воронежские предприниматели создали проект «Будем!», где можно поддержать наиболее пострадавший бизнес — например, купить сертификат-абонемент на кофе из любимый кофейни и получить существенную скидку уже сейчас или на будущее, после окончания самоизоляции, если заведение, например, сейчас не работает. При этом первыми покупать сертификаты начали друг у друга как раз предприниматели, в том числе бывшие конкуренты. А для сохранения своего бизнеса уже сейчас каждый предпринимает максимум усилий. Так что во что бы то ни стало и при любом прогнозе — будем!