6 ЯНВАРЯ 2020 ГОДА 14:00

Колесами по инициативе

Запретить покупать автомобили без парковочного места: за и против
Нет парковочного места — нет автомобиля. Совладелец ряда автосервисов, инжиниринговой компании «Весовой мастер» и клининговой компании «Помощница» Дмитрий Шейкин считает, что запрет на покупку авто (иницитива, которая периодически всплывает на разных уровнях), если в собственности или аренде нет парковочного места, поможет сократить пробки. Да и, как шутит бизнесмен, финансовое самочувствие воронежцев улучшится. Категоричным противником такого подхода выступил региональный директор Auto.ru в Воронеже Дмитрий Чембарцев.

Первый раунд

Чембарцев (начинает спокойно): Уровень автомобилизации в Воронеже один из самых высоких по России: 4-е место по стране, или 315 автомобилей на 1 тыс. жителей. То есть машина есть у каждого третьего воронежца. И несмотря на это, я не считаю возможным запрещать покупать личный транспорт тем, у кого в собственности нет гаража или парковочного места. Во-первых, необходимо учитывать платежеспособность населения. Автомобили дорожают — средняя стоимость превышает 1,5 млн рублей. Парковочное место, например, в строящемся доме обойдется еще в 200-300 тыс. Не каждый может себе позволить выделить из бюджета около 2 млн рублей только на транспорт.

Ведущий (руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав Рывкин): Есть мнение, что машинами пользуется меньшинство, а страдает из-за их эксплуатации большинство. Но при этом владельцы таких автомобилей приносят, как правило, больше средств в бюджет. У них бизнес, они создают рабочие места и платят налоги, которые в итоге идут на нужды большинства.

Шейкин (жестко): Только бизнесменов у нас 2-5%, а на машинах ездят 15%. Если мы говорим об экономической составляющей, то на ней наличие автомобиля тоже отражается негативно. Это и постоянный ремонт дорог, который оплачивают все жители города, и увеличение затрат на светофоры и оснащение. Очистка тротуаров и проезжих частей от машинного масла тоже ложится на налогоплательщиков. А еще у нас активно рекламируют кредиты на машины. Люди их берут. Хотя не все понимают, что обслуживание автомобиля обойдется владельцу дополнительно к кредиту в 50-60 тыс. в год. Если машина не новая, то в среднем ее содержание выйдет в 120-150 тыс. в год с учетом амортизации. Поэтому каждый второй человек работает в службе такси, чтобы, во-первых, окупить вложенные затраты, а во-вторых, чтобы машина не стояла без дела. По статистике, мы пользуемся машиной 2 часа в сутки суммарно. На мой взгляд, это крайне нерациональное использование личных финансов.
Cовладелец автосервиса «Развал схождение №1», владелец инжиниринговой компании «Весовой мастер» и клининговой компании «Помощница» Дмитрий Шейкин
Cовладелец автосервиса «Развал схождение №1», владелец инжиниринговой компании «Весовой мастер» и клининговой компании «Помощница» Дмитрий Шейкин
Не все понимают, что обслуживание автомобиля обойдется владельцу дополнительно к кредиту в 50-60 тыс. в год. Если машина не новая, то в среднем ее содержание выйдет в 120-150 тыс. в год с учетом амортизации. Поэтому каждый второй человек работает в службе такси, чтобы, во-первых, окупить вложенные затраты, а во-вторых, чтобы машина не стояла без дела.
Чембарцев (парирует): Правильно, количество машин в такси растет, потому что на него есть спрос у тех, кто не владеет личным транспортом. Например, в Воронеж в этом году пришел каршеринг. А еще есть карпулинг — совместные поездки на машине. То есть развиваются альтернативные способы владения машиной, поэтому запрет, на мой взгляд, нецелесообразный.

Шейкин (не сдавая позиций): А мне кажется, целесообразный, потому что есть и другая проблема — экологическая. Страны, которые не зависят от производства автомобилей или продажи сырья, например нефти, уже давно изучили данную проблематику. Доказано, что на развитие онкологических заболеваний оказывают влияние и выхлопные газы. В Германии вообще отказываются от дизельных автомобилей.

Чембарцев (улыбается): Есть альтернатива — электромобили. У нас даже открыли салон, где их продают. Однако люди не спешат их покупать не только из-за цены, но и из-за того, что в Воронеже всего две точки, где можно зарядить. Значит, прежде чем запрещать покупать автомобили, нужно развить в городе инфраструктуру. Недавно я был в гостях у знакомого, который живет в одном из новых жилкомплексов в Центральном районе. На парковке было много свободных мест, хотя дачный сезон давно закончился. Я смог встать на своем авто без проблем. Получается, при желании можно создать комфортную для всех территорию без каких-либо искусственных ограничений.
Региональный директор Auto.ru в Воронеже Дмитрий Чембарцев
Региональный директор Auto.ru в Воронеже Дмитрий Чембарцев
Шейкин: Но такой жилкомплекс у нас один, и мы не можем снести все остальные здания, чтобы построить вместо них парковки для машин.

Чембарцев: Можно создать подземные парковки.

Шейкин (эмоционально): Мы не сможем под готовым зданием построить подземную парковку! Это будет финансово нецелесообразно, несмотря на опыт ЦУМа и «Галереи Чижова», которые являются исключениями из правил.

Ведущий: Можно строить многоэтажные парковки.

Шейкин: Тогда нам придется построить под городом еще один город, чтобы всем было комфортно. Как задел на будущее — это хороший вариант: застройщик прикладывает план парковки, чтобы было соотношение 1:1 или 1:2. Например, в центре сейчас построили комплекс на 2 тыс. квартир, при этом парковочных мест 700. Где оставлять машины всем остальным? Вокруг жилого комплекса? Но центр и так перегружен автомобилями.

Второй раунд

Шейкин: Для вас автомобиль — роскошь или все-таки средство передвижения? Машина показывает ваш статус?

Чембарцев (рассудительно): Я не демонстрирую статус через автомобиль. Например, у меня невысокий рост, поэтому из большого джипа мне неудобно выходить, хотя он, возможно, считается маркером определенного статуса. Автомобиль для меня — средство передвижения, поэтому запрет или ограничение на покупку личного транспорта не решит проблему с выделенными линиями, пробками или загазованностью.

Шейкин (усмехается): Я задал эти вопросы, потому что основная проблема в России — то, что люди не хотят пересаживаться на общественный транспорт из-за имиджевого момента. Им комфортно ехать одним, слушать музыку и регулировать климат. Но это надстройки над социальным положением. Я могу об этом судить, потому что у меня тоже есть автомобиль, и я чувствую себя некомфортно в автобусе. Несмотря на то что у нас довольно чистые маршрутки без зияющих дыр.

Чембарцев (пытливо): Вы считаете ограничение единственным возможным решением всех проблем? Или у вас есть альтернативные предложения?
Дмитрий Шейкин
Шейкин: Нужна организация платных парковок. Их стабильная работа приведет к тому, что часть офисов переедет в другие районы города — например, в Коминтерновский. Это плюс не только для города, но и для бизнеса: сотрудники смогут быстрее добираться на работу. Это дополнительный критерий при выборе работодателя. Также необходимо создавать бизнес-центры в спальных районах. Например, у нас в Коминтерновском строится только жилье, но, если там построить бизнес-центр, он будет пользоваться большой популярностью. При планомерном развитии примерно за пару лет это создаст отток людей от центра.

Чембарцев: Получается, что это некая саморегуляция, потому что после внедрения этих мер число автолюбителей естественным образом уменьшится.

Шейкин: На самом деле эта система уже отработана во многих городах, в том числе европейских.
Менталитет меняется, и молодежь, которой вот-вот исполнится 18 лет, возможно, не пойдет сдавать на права, потому что ей автомобиль почти не нужен — у нее есть другие способы передвижения.
Чембарцев: Получается, это будет естественное ограничение. То есть некая эволюция.

Ведущий (задумчиво): Я бы сказал, что это самоограничение. Потому что я сам выбираю общественный транспорт и тем самым ограничиваю себя в передвижении на автомобиле.

Шейкин (продолжает настойчиво): Также важно контролировать нарушителей: в Германии, если ты превысил скорость на 30 км/ч и более, тебя лишают прав на два месяца. У нас же огромное количество ДТП и наездов на пешеходов. Поэтому желательно вычленить из потока тех, кто неадекватно водит. Трижды в месяц нарушил ПДД — пожизненное лишение прав. Почему у нас пробки 9 баллов? Из-за аварий, которые создают те, кто не соблюдает правил.

Ведущий (иронизирует): Меня однажды везла 80-летняя американка, которая сначала проследила, чтобы я пристегнулся, а потом успешно проехала на красный свет.

Шейкин: И еще нужно изменить самое сложное — менталитет, потому что для россиян машина отождествляется со статусом. Для кого-то это Mercedes S-класса, а для кого-то — «десятка», которая говорит окружающим, что человек самый сильный в своей социальной группе.
Дмитрий Чембарцев
Чембарцев: Знаете, какое транспортное средство самое популярное по динамике продаж в этом году?

Ведущий: Самокат!

Чембарцев (эмоционально): Да! Менталитет меняется, и молодежь, которой вот-вот исполнится 18 лет, возможно, не пойдет сдавать на права, потому что ей автомобиль почти не нужен — у нее есть другие способы передвижения.

Шейкин (смеется): В России все-таки не те погодные условия. Когда я слышу: «Давайте пересадим всех на велосипеды», я хочу посмотреть, как все поедут на них в -30.

Чембарцев: Но количество велосипедистов постоянно растет. Зимой они катаются на широких шинах. А политики даже собираются внести изменения в ПДД и приравнять электросамокат к транспортному средству.

Шейкин (убедительно): Если все эти меры применить, то мы значительно сократим поток машин по направлению в центр, избавимся от ненужных пробок, и я даже не говорю о том, что скорая в час пик сможет проехать к больному.
Третий раунд
Ведущий: Ментальность, о которой говорил Дмитрий Шейкин, мы в одночасье не изменим — ни у бизнесмена, ни у владельца «десятки». Мы исходим из того, что «шашечники» ездят и будут ездить, даже если их начнут штрафовать. Парковаться во дворах тоже будут — это стало очевидно после того, как ввели платные парковки.

Шейкин (парирует): Но многие дворы закрыли.

Ведущий: Но далеко не все. Получается, что мы сейчас, ратуя за гражданина и отстаивая его право на приобретение автомобиля без ограничений, бьем по себе же, формируя вокруг себя определенную некомфортную среду. По факту ничего не изменится, если не принять кардинальные меры. Так почему вы против?
Дмитрий Шейкин
Чембарцев: В одном из законов Мерфи есть цитата: «Очень легко принять быстрое, понятное и неправильное решение». Решение ограничить продажу автомобилей как раз такое. Не факт, что оно даст быстрый эффект, который мы хотим получить. Нужно все еще раз изучить и начать с того, что не будет так сильно ограничивать обычного человека в свободном праве выбора купить или продать свой автомобиль.

Ведущий (обращаясь к Шейкину): Вы, Дмитрий, говорите: «Давайте сделаем выделенную полосу». Я приблизительно понимаю, как это будет у нас работать — никак. По выделенной полосе будут двигаться те, кто готов заплатить штраф. Остальные продолжат стоять в пробке, и, может, даже дольше. Мы же не в Европе. Боюсь, что у нас с введением выделенных линий станет только хуже. И при введении ограничения на покупку автомобилей лучше не будет. Не кажется ли вам, что, когда вы говорите о создании выделенной линии и увеличении ответственности водителей, таким образом вы льете воду на мельницу тех самых ограничителей? Может, какая-либо саморегуляция была бы эффективнее?
Дмитрий Чембарцев
Шейкин (спокойно): Помните период, когда у нас только начали работать платные парковки? Вы заметили, что в городе стало свободнее, а водители перестали парковаться вторым и третьим рядами? Люди были недовольны, но они стали меньше ездить на машинах и меньше нарушать правила парковки. У них появилась возможность нормально встать в центре, не бросать машину как попало и где попало. Если бы вопрос со штрафами за нарушение платной парковки был решен, через год бы автоматически сократился трафик, а город стал еще комфортнее для проживания. Поэтому и обсуждаемое ограничение — это лишь вопрос времени и привычки горожан.
руководитель адвокатской конторы Рывкин и партнеры Станислав Рывкин
Кофейня «Замешательство»
Благодарим за предоставление площадки