23 СЕНТЯБРЯ 2019 года 12:00

Все ради селфи

В Воронеже бум детских школ блогеров.
Чем недовольны родители?
В Архангельске в конце августа 12-летнего ребенка доставили в реанимацию в тяжелом состоянии — он залез на грузовой поезд, чтобы сделать эффектное селфи. Получил удар током, упал с состава и чудом выжил. В том же Архангельске несколькими месяцами ранее при таких же обстоятельствах двое подростков погибли. В Запорожье утонули двое детей, пытаясь удивить своих подписчиков фото над оросительным каналом. Подобных трагических историй с каждым годом становится все больше. Отец четверых детей иерей Евгений Лищенюк считает, что стремительный рост детских школ блогеров, где работают непрофессиональные педагоги, может только усугубить ситуацию. Не говоря уже о разбитых мечтах ребенка, который надеется стать настоящим блогером, но, скорее всего, им так и не станет. Ему оппонирует руководитель детской школы блогеров Kotokabra Екатерина Спесивцева.
Первый раунд
Лищенюк (начинает миролюбиво): Я понимаю, что блогерство — современное явление, с которым бессмысленно бороться — оно все равно будет. С одной стороны, это ресурс для заработка и продвижения товаров, с другой — у людей есть потребность в информации, которую они удовлетворяют через контент в соцсетях. Но я вижу и минусы в этом явлении, особенно когда в него вовлечены дети. Во-первых, в интернете чересчур много ненужного контента. Блогеры снимают все, что видят: как лежат, едят, идут в уборную…

Ведущий (руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав Рывкин) (иронизирует): Это логично: если они показывают, как едят, нужно потом и поход в уборную показать, чтобы аудитория не подумала, что у блогеров все процессы наоборот.

Спесивцева (в отличие от оппонента по-женски эмоциональна): Поэтому на преподавателях в школах блогеров лежит большая ответственность: они должны объяснять детям, что можно выкладывать, а что нет. Целью должно быть раскрытие творческого потенциала, а не блогерство. То есть на занятиях ребенку должны помочь с социализацией, постановкой речи, нащупать его сильные стороны. Например, ребенок хорошо рисует, поет, танцует, и если у него есть цель вести свой блог, то нужно объяснить ему, как соцсети помогут развить талант, обрести уверенность и свою аудиторию.

Лищенюк (улыбаясь, настаивает): И все же хотелось бы больше полезного контента, а не развлекательного. Например, многие священники ведут свои блоги, в которых рассказывают о взглядах церкви на современные явления, и молодежи это интересно. Но если говорить о минусах, есть еще один аспект — дети легко приобщаются ко всему новому и заманчивому. Они видят, как популярные блогеры переодеваются, разыгрывают низкосортные сценки, переезжают в Европу, благодаря чему их смотрит 30-миллионная аудитория. И дети думают, что тоже играючи смогут заработать легкие деньги.

Иерей Евгений Лищенюк
Иерей Евгений Лищенюк
Спесивцева (разводит руками): Конечно, люди любят легкие деньги, поэтому так много школ на рынке, в которых всегда будут ученики! Более того, сейчас очень популярна идея, что можно, лежа на диване, чего-либо захотеть, и это тебе само с неба упадет. Я, например, пытаюсь донести до своих учеников, что блогер — такой же работник, как журналист или фотограф, а чаще он объединяет эти профессии. То есть придется что-то делать, чтобы монетизировать свой блог. Поэтому мы устраиваем встречи с популярными блогерами, которые рассказывают, как добиться успеха. И никто из них не говорит о «волшебной таблетке».

Лищенюк (настойчиво): Но реализовать свое стремление детям трудно, потому что интернет уже переполнен всевозможным контентом. В итоге видео начинающего блогера набирает 3 лайка, и автор в лучшем случае разочаровывается, а в худшем — совершает глупые и даже опасные действия. Например, около моего дома подростки развалили детский домик, чтобы снять это на мобильный телефон и выставить в интернет — им нужны лайки. Я уже не говорю о том, как часто в интернет попадают жестокие видео с избиением подростков на камеру.

Спесивцева: Опять же это задача педагога — объяснить, какой контент неприемлем!
Руководитель детской школы блогеров Kotokabra Екатерина Спесивцева
Руководитель детской школы блогеров Kotokabra Екатерина Спесивцева
Лищенюк (парирует): К слову, о педагогах. Мне кажется, это как с тренингами личностного роста: когда человек ничего не умеет, он идет рассказывать остальным, как стать успешным. Я считаю, что во многих школах блогеров говорят об очевидных вещах, а это скучно и никому не нужно. И еще мне кажется, что руководители таких школ могут забывать, что перед ними дети, — они расскажут, что заработать популярность возможно только на острых постах, и в итоге ребенок попадет в опасную ситуацию. Поэтому если уж и преподавать блогинг, то нужно привлекать к этому людей с педагогическим или психологическим образованием.

Спесивцева (иронично): Это хороший аргумент, спасибо! Только за 3 года работы моей школы никто из родителей не спросил, какое у меня образование. И работодателей, когда я была наемным сотрудником, оно тоже не интересовало, хотя я приносила с собой кипу документов. У меня есть базовое педагогическое образование — я учитель английского, немецкого и латыни — и дополнительное в сфере маркетинга. Также я постоянно прохожу курсы повышения квалификации, потому что в сфере продвижения все очень быстро меняется. Но родителям важнее посмотреть мой профиль в «Инстаграме», хотя он, честно сказать, рассчитан на другую аудиторию.

Ведущий (с любопытством): А что же у вас в профиле?

Спесивцева (слегка смущенно): Я специализируюсь на путешествиях и спортивной теме, акцент сделан на мужскую аудиторию, поэтому и фотографии в блоге соответствующие. Например, у меня могут заказать рекламу купальника, и я в нем выкладываю свою фотографию. Но мне кажется, это не совсем то, что стоит показывать родителям потенциальных учеников.

Ведущий (смеется): Почему же? Хорошая реклама получается: дети, будьте блогерами, смотрите, как можно! И красиво, и для здоровья полезно.

Второй раунд

Лищенюк: Вы сначала сказали, что блогерство для детей должно быть не самоцелью, а возможностью развиваться, но при этом говорите, что цель пришедших к вам детей — блогерство. Так какая же цель и у детей, и у школ?

Спесивцева (уверенно): У детей цель — стать блогерами, а у школы — скорректировать представления ребят и объяснить, что на самом деле нужно выявить свои сильные стороны и отточить навык производства качественного контента, а остальное придет с опытом. Образно говоря, я объясняю, что сначала нужно создать основу для торта, а потом уже класть на него вишенку. Кстати, если с детьми можно работать, то взрослые сразу хотят вишенку.

Лищенюк: Их можно понять: у взрослых развито критическое мышление, а у детей еще нет. Если взрослый твердит ребенку, что у него получится быть блогером, тот в это поверит. Почему Христос говорит: «Будьте, как дети?» Потом что ребенок быстрее забывает обиду и не так критичен к миру. В отличие от взрослых, которые приходят в школу блогеров и спрашивают: «Я вам даю 1 тысячу рублей, через какое время я заработаю 2 тысячи?» Вы ему отвечаете: «Придется много работать, но раз у кого-то получилось, то и у тебя есть шанс». А взрослый не хочет много работать ради эфемерного светлого будущего — он экономит свои деньги, ресурсы и время.

Спесивцева: Православие учит уважать родителей и прислушиваться к ним. Но чрезмерная критичность мамы или папы может отбить у ребенка желание развиваться в том направлении, которое ему интересно. Возникает диссонанс, и хотелось бы узнать, что с ним делать?
Иерей Евгений Лищенюк
Лищенюк (вздыхает): Это действительно портит много судеб. Когда родители пытаются воплотить в жизни ребенка свои нереализованные мечты, это его ломает и делает аморфным. Вероятно, благодаря такому подходу в нашем Центре реабилитации всегда есть нуждающиеся в помощи люди. Родителям важно не отформатировать ребенка, а помочь ему реализовать свой потенциал. Есть современный святой старец Паисий Святогорец. Когда верующие ему задавали вопросы о жизни, о том, как выйти замуж или выбрать работу, он всегда отвечал, что нельзя навязывать свою точку зрения — нужно лишь рекомендовать. Но окончательное решение всегда остается за человеком, даже если он еще очень юный. И если ребенок горит блогерством, родителю не стоит этому противодействовать. В его силах подобрать хорошего наставника, который поможет ребенку, а не навредит.

Спесивцева (эмоционально): Соглашусь, что выбирать нужно тщательно. Иногда мне дети показывают блогеров, на которых хотят быть похожи, и у меня волосы дыбом встают от таких «авторитетов». Мне кажется, родителям нужно контролировать, что смотрят их дети.

Лищенюк: Я бы настаивал не на контроле, потому что отследить все невозможно, а на воспитании. Нравственный стержень, который родители закладывают с детства, сыграет свою роль, и ребенок будет сам понимать, что хорошо, а что плохо.
Третий раунд
Ведущий (задумчиво): Вы, Евгений, сказали, что родитель должен помогать ребенку. Я подписываюсь под этим. Вы, Екатерина, сказали, что за 3 года работы ни один родитель не поинтересовался образованием человека, к которому он приводит ребенка. И это страшно. Получается, что родители приводят ребенка в платную школу, а там кот в мешке. Я категоричный противник излишнего контроля чего-либо со стороны государства, но сейчас задумался: а может, если родители поступают столь безответственно, отдать контроль за этими школами государству? Отделам образования, например.

Лищенюк (с ходу): Если это образовательная деятельность, то, конечно, она должна контролироваться со стороны департамента образования. А у педагога должен быть допуск к работе с детьми. Ведь когда человеку нужна операция на сердце, он идет к опытному хирургу, а не к первому встречному. А это даже важнее, это жизнь ребенка! Проблема в том, что родители ищут для детей, что поудобнее, попроще и подешевле. Лишь единицы смотрят на концепцию. Поэтому важен контроль со стороны образовательных структур, чтобы я, родитель, знал, что веду ребенка в адекватное место.
Руководитель детской школы блогеров Kotokabra Екатерина Спесивцева
Ведущий: Екатерина, недавно я познакомился с двумя роликами из интернета. В первом маленькая девочка-блогер сидит и плачет, потому что она назначила встречу подписчикам, а они не пришли. Теперь у нее детская травма. Во втором ребенок-блогер приходит на встречу, а среди гостей оказывается педофил. Я понимаю, что столкнуться с такими проблемами может любой ребенок. Но вы учите детей блогерству, а значит, шансы получить подобный «опыт» у них резко возрастают. Вы говорите, что блогерство — тоже профессия, как журналист, фотограф, маркетолог. И я хочу понять, а где учат на преподавателей-блогеров? Учителей, которых никто не контролирует.

Спесивцева (не сдавая позиций): В нашей школе работаю не только я. К обучению я привлекаю и журналистов, и психологов, и преподавателей, которые могут поставить речь ребенку. Отвечая на первую часть вопроса, мне кажется, с какой бы проблемой ребенок ни столкнулся — от двойки по математике до не пришедших на встречу подписчиков — это должно проходить через родителей. И любые учителя в данном случае не защищены от претензий: и те, которые работают в школе, и те, кто учит блогингу. Приведу пример: я работала после университета в школе, где продержалась два месяца. Почему так мало? Была ситуация, когда пятиклассник получил 2 по математике, написал предсмертную записку отцу и решил покончить жизнь самоубийством. Казалось бы, 5-й класс, откуда такие мысли? Он выпрыгнул с 8-го этажа и — о чудо! — упал в сугроб и выжил. У него было несколько переломов, операции, он отбил ноги, но травмы оказались совместимы с жизнью. Кто виноват в произошедшем? Учитель! Все — от полиции до родителей — приходили к ней, из-за чего у женщины случился приступ, и она попала в больницу. Но психологи выяснили, что у ребенка были нестандартные отношения с отцом, поэтому единственный выход, который мальчик увидел в сложившейся ситуации, — уйти из жизни.
руководитель адвокатской конторы Рывкин и партнеры Станислав Рывкин
Лищенюк: Не школа, а хоррор какой-то! Я вас слушаю, и у меня есть предложение: детям обязательно нужно говорить о безопасности работы блогеров.

Спесивцева (заинтересованно): Спасибо за идею! Кстати, я об этом не думала, а это важно.

Ведущий: Родители спрашивают, сколько у вас подписчиков в соцсетях?

Спесивцева (смеется): Постоянно! Но у меня нетипичный блог. Я говорю с аудиторией о спорте, и моя аудитория — спортивные магазины, которые заказывают у меня тексты, как у лидера мнений. Я беру качеством аудитории, а не количеством. На меня подписаны 17 тысяч человек только в «Инстаграме» — по современным меркам это мало. Но у меня есть и другие блоги на разных площадках, где аудитория гораздо шире и более целевая.

Ведущий: Я вам даже ответ на этот вопрос подарю: Этери Тутберидзе как фигуристку мало кто знает, а как тренера — все. Именно она воспитала плеяду чемпионов по фигурному катанию.
Кофейня «Замешательство»
Благодарим за предоставление площадки