29 МАРТА 2019 года 10:40

Ушли на глубину

Как работают промышленные водолазы в Воронеже?
Елена Тюрина
Директор «Воронежподводречстроя» Виктор Израйлит вспоминает о том, как в Воронеже они первыми красили трубу под водой: «Поднять ее на поверхность было невозможно — это действующий газопровод. Через знакомых нашли в Санкт-Петербурге в научно-исследовательском институте человека, который еще в советские времена изобрел двухкомпонентную краску. Развели ее отвердителем и так и красили под водой. Однако, по его мнению, профессия водолаза — это совсем не романтика, а рутинная и даже грязная работа, которая требует не смелости, а тщательной подготовки. Как проходят будни воронежских водолазов?

«Утопленники не снятся — это тоже лишь затонувший предмет»

Пока мы разговариваем с Виктором Израйлитом, он собирается на занятия по дайвингу для инвалидов. Они проходят раз в неделю во Дворце подводного спорта. Регулярно на занятия ходят 12 человек.

«У каждого из наших спортсменов свои особенности, — рассказывает Израйлит. — У одного нет обеих ног и руки. Мы подобрали ему технику, чтобы он смог грести одной конечностью. У девчонки тремор — ей тяжело удержать даже загубник. Мой сын Андрей придумал, как его привязать, чтобы он не выпадал изо рта. Еще одна воспитанница перенесла грипп на ногах — теперь у нее рассеянный склероз. По суше еле ходит, за компьютером лежа работает, а под водой — многократная чемпионка».

Израйлит рассказывает, что под водой у парадайверов появляется ощущение свободы движения, чего они лишены на суше. На вопрос об ощущении свободы в его профессии он только усмехается. «Воронежподводречстрой» специализируется на строительно-монтажных работах под водой. Часто обслуживают водозаборы: чистят, ремонтируют, бетонируют. Долгие годы компания сотрудничает с воронежскими ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 — чистят от ракушек насосы в водозаборных башнях. Химию использовать нельзя, поэтому приходится все делать вручную.

«Впрочем, повод для радости есть — положительная динамика: ракушки стали медленнее размножаться», — улыбается водолаз.

Периодически появляются более нестандартные заказы. Например, рядом с Задонском нужно было поднять на поверхность понтонный мост. Для этого пришлось его сначала разрезать под водой. Три сезона воронежские водолазы работали на Ямале — прокладывали газопровод «Бованенково — Ухта» для «Северного потока». Были и в Калининграде — ремонтировали Деревянный и Медовый мосты к чемпионату мира по футболу. Впрочем, интересные заказы более сложные и рискованные. Так, сыну Виктора Андрею, тоже водолазу, пришлось поработать в тяжелых условиях в Новороссийске: в воде оказался мазут. Долго отмывался, но, к счастью, здоровье не пострадало.

Периодически водолазы вытаскивают из Воронежского водохранилища машины. Все по классике: катались по льду — попали в полынью. Иногда попадаются снегоходы. Реже, но тоже случается: водители, вдохновленные Бахусом, не вписываются в повороты перед мостами и улетают в воду.

«За свою жизнь я дважды вытаскивал утопленников, хотя наша компания этим не занимается, — отмечает Израйлит. — Это исключения, когда просили хорошие знакомые. Покойники не снились: психика находит оправдание, что это просто затонувший предмет».

Впрочем, без поиска сокрытых глубинами сокровищ тоже не обошлось, иронизирует водолаз:

«Как-то в водохранилище около Адмиралтейской площади нашли сейф с коробками от ювелирных украшений. Проверили — пустые. Видимо, кто-то раньше водолазов добрался. А когда началась реконструкция «Алых парусов», мы подняли из воды затопленную баржу. Хозяева не объявились, и мы забрали ее себе. Но у нас применения ей тоже не нашлось — так и стоит без дела».
Непроизвольные колебательные движения частей тела.
«Воронежподводречстрой» в Воронеже
Вес снаряжения водолаза — примерно 50 кг, и это еще облегченный вариант

«Как-то под водой лопнул шлем. Но всплывать не стал…»

Виктор Израйлит больше 15 лет занимался подводным плаванием, стал мастером спорта, чемпионом России. Потом в спорте появилась свежая кровь, а дома — двое детей. Чтобы содержать семью, Израйлит устроился тренером, а в годы перестройки организовал водолазный кооператив.

«К этому времени у меня уже было 7 тысяч часов подводных работ, — рассказывает глава «Воронежподводречстроя». — В 2003 году создали коммерческое предприятие. Сейчас у нас работают 15 человек, а семья стала водолазной династией: сыновья Владимир и Андрей тоже сотрудники компании». Как говорят клиенты, такой семейный подряд вызывает доверие.

«В подводных делах опасно работать с непроверенными людьми, — рассуждает замглавного энергетика АО «ГСМ Ливгидромаш» Александр Воронин. — А «Воронежподводречстрой» — семейная компания, с которой мы сотрудничаем более 10 лет. На нашем предприятии они производят обследование водозаборных устройств. Это необходимая процедура после паводка, который, как правило, приводит к повреждениям».

По нормативам рабочий день водолаза длится 6 часов. Но в жизни, когда есть срочный заказ, нельзя всплыть и сказать: «Я отработал с 7:00 до 13:00, теперь увидимся завтра». Иногда под водой приходится проводить гораздо больше времени. Средняя официальная зарплата рядового водолаза в Воронеже — 31 тыс. рублей. Виктор Израйлит не раскрывает, сколько зарабатывают водолазы в его компании. Согласно сайту-агрегатору зарплат skolko-poluchaet.ru, водолазы-специалисты 2-го класса получают уже 50 тыс. рублей. Зарплата резко увеличивается у тех, кто имеет дополнительные навыки: так, водолазы-сварщики зарабатывают по 120 тыс. рублей.

Рабочее пространство чистотой не отличается: 90% работы приходится выполнять на ощупь. Погрузился на дно, направился к объекту — поднялся ил. Тут уже проявляется мастерство водолаза — нужно очень аккуратно двигаться по дну, учитывать направление течения, чтобы не стало еще хуже. Но грязь для водолаза дело привычное. А вот простая безалаберность или неадекватная оценка своих возможностей могут привести к настоящей трагедии.

«Со мной был случай лет 20 назад, — вспоминает Израйлит. — Близ дамбы Чернавского моста находились фонтаны, под водой мне нужно было открутить 6 болтов. Когда остался последний, у меня лопнул шлем. Я прикинул: нужно поехать за новым костюмом на базу, а уже пятница, темнеет — значит, придется возвращаться в понедельник. Но растягивать не хотелось, поэтому решил докрутить, а потом всплывать. В итоге заработал на всю жизнь воспаление тройничного нерва — теперь не могу находиться в холодной воде. Но хорошо еще, что так отделался».
Директор «Воронежподводречстроя» Виктор Израйлит​
«Близ дамбы Чернавского моста находились фонтаны, под водой мне нужно было открутить 6 болтов. Когда остался последний, у меня лопнул шлем. Рискуя жизнью, всплывать не стал — решил доделать работу. Теперь не могу находиться в холодной воде», — вспоминает директор «Воронежподводречстроя» Виктор Израйлит.
«Вода — дело темное, не каждый полезет проверять, выполнена работа или нет»
Стоимость водолазных работ не имеет верхнего предела, минимальная цена — 50 тыс. рублей. За эту сумму можно сделать обследование водозабора с выдачей рекомендаций. Цена растет в зависимости от сложности работы.

Доходов компании Виктор Израйлит не раскрывает, но отмечает, что бизнес рентабелен: конкуренция в Воронеже небольшая, работают всего три компании. Но часть заказов распределяется по тендерам, что, как считает Израйлит, создает пространство для нечестной конкуренции.

«Если за вкручивание лампочки предлагают сумму, которая ниже стоимости лампочки, очевидно, что установят старую или не вкрутят ее вообще, — рассуждает он. — А вода — дело темное: никто не полезет проверять, выполнена работа или нет».

Еще одна проблема — у нанимателя не всегда есть понимание, сколько времени потребуется на работу. Например, в Задонске, где нужно было поднять понтонный мост, местный чиновник заявил Израйлиту в пятницу, что время есть до понедельника. Мол, он сделает это с помощью воронежских водолазов или без них. Они отказались работать и уехали. В начале недели им перезвонили и попросили вернуться, пообещав дать столько времени, сколько необходимо.

«Или удивляются, почему на объекте работают всего 5 человек, мол, привлекайте еще и делайте быстрее, — говорит водолаз. — Но наша деятельность не предполагает, что мы наймем 100 гастарбайтеров с лопатами и скажем им изменить русло Дона».
«Кто-то ныряет смотреть кораллы, а кто-то — чистить канализацию»
Кроме руководства коммерческим предприятием, Израйлит с сыновьями преподают в школе водолазов. Обучение длится 2,5 месяца, стоит 50 тыс. рублей. По словам Виктора, в Европе за это берут 10 тыс. долларов за 2 месяца. Учиться в воронежскую школу едут со всей страны: из Керчи, Мурманской области, Вологды.

Контингент разношерстный: одни имеют сухопутную специальность, но для работы нужно уметь погружаться под воду, другие проходят обучение, а потом трудоустраиваются. Но чаще направляют предприятия: поисково-спасательные службы, океанариумы, гидроэлектростанции.

Тренировка промышленных водолазов проходит в водохранилище и в морозы. По словам директора, под водой даже летом не бывает жарко.

Тяжесть экипировки зависит от задач, которые стоят перед водолазом. На тренировке, где удалось поприсутствовать DF, ученику предстояло выполнить слесарные работы под водой. Вес снаряжения — примерно 50 кг, это еще облегченный вариант.

«Но чем глубже погружаешься, тем больше нужно баллонов и регуляторов, которые понижают давление, — замечает Израйлит. — Если нужна связь под водой, понадобится шлем».

Также Виктор Израйлит 21 год руководит областным клубом 200 bar, в котором обучает дайверов-любителей. «Это довольно сильный клуб, — комментирует почетный президент Конфедерации подводной деятельности Валентин Сташевский. — Я вместе с ними занимался обучением инвалидов дайвингу и проведением соревнований по парадайвингу. Считаю, что эта их работа организована на достаточно высоком уровне. А вот что касается их подводных работ, они не получили такой широкой известности. Вероятно, они все же остаются компанией регионального уровня».

«Да, кто-то ныряет смотреть кораллы, а кто-то — чистить канализацию», — смеется Израйлит. Впрочем, его точно нельзя назвать пессимистом. И напоследок он вспоминает полубыль-полубайку из жизни водолазов:

«Мой покойный коллега еще в советские годы нырял в спирт. В Воронеже кто-то кинул фуфайку в цистерну, и она забила слив. Пришлось просить водолаза погружаться в спирт. Специалист надел новый гидрокомбинезон, привинтил дополнительные клапаны выхлопа и полез в цистерну. Неизвестно, этот ли случай оказал на него такое сильное влияние или какой-то еще, но всю оставшуюся жизнь водолаз был большим любителем выпить».

По словам Израйлита, даже в самой качественной экипировке водолаз чувствует запахи под водой. Пары спирта не исключение — выйти трезвым после такого погружения невозможно. Как и сухим из воды.