Но снизу
21 марта 2018 года 10:00

Кадровый кризис закончился. Как работать дальше?

постучали
Игорь Мешков
эксперт рынка труда
«Многие сотрудники поняли: сегодня, чтобы устроиться на работу или сохранить имеющуюся, нужно трудиться больше и лучше, работодатели уже не готовы платить зарплаты за протирание штанов. Но энтузиазма хватает на месяц-два. Потом они выдыхаются. Сначала начинаются бесконечные отмазы, почему нужно отпроситься с работы, а потом качество опять сходит на стабильно низкое. Годами привыкшие работать вполсилы сотрудники ни физически, ни психологически не готовы к высокому качеству и полной самоотдаче», — уверен предприниматель в сфере IT Дмитрий Гаспарик.

Качество кадров будет стабильным. Стабильно низким

Пока экономисты искали дно российской экономики, работодатели были уверены: дно на рынке труда уже наступило. Но во многих компаниях сокращения, реальные доходы сотрудников падают. Значит, еще чуть-чуть — и сотрудники начнут держаться за место, стремиться заработать больше. Засучат рукава и примутся наконец-то хотя бы просто работать! Не тут-то было. Этого не произошло. Я вас разочарую: и не произойдет. Это дно навсегда. Новая кадровая реальность. Даже те, кто, казалось бы, проявил энтузиазм и попытался начать рыть копытом землю, очень быстро выдохлись и остановились.

Кейс 1. Сотрудники не готовы напрячься, даже когда это жизненно необходимо. «Жена одного моего сотрудника ушла в декрет, и он пришел просить о подработке: ипотека, маленький ребенок, резкое сокращение дохода — семье остро нужны были деньги, — рассказывает Дмитрий Гаспарик. — Я пошел ему навстречу и повысил в должности. При условии приложения усилий сотрудник теперь имел все возможности зарабатывать больше. Но не тут-то было. Как раз прилагать усилия он был не готов».

Кейс 2. Даже когда сотрудники хотят выложиться по полной, они уже не в состоянии это сделать. «Сегодня менеджерам по продажам приходится выкладываться значительно больше, чем раньше. Чтобы назначить одну встречу — совершать в 2 раза больше холодных звонков, — рассуждает коммерческий директор компании «Пламенный мотор» Сергей Седых. — И многие даже пытаются это сделать: их доход напрямую зависит от продаж, других вариантов заработать нет. Они думают: да, я напрягусь, сделаю не пять пауз в день на кофе, болтовню с коллегами и социальные сети, а две. И выполню план. Но не тут-то было. Если сотрудник привык работать на входящем потоке и особо не перенапрягаться, то он не справляется с возросшей нагрузкой. Он пытается, звонит, но стресс от свалившегося объема работ зашкаливает. Сотрудник выдыхается, устает и в итоге, наоборот, не приносит результата».

Да, даже если сотрудники хотят выложиться, если их прижимает нужда и они думают, что вот сейчас я напрягусь и покажу класс, они не могут работать эффективно.
Не ждите от того, кто привык поднимать гантели по 1 кг, что он сделает резкий рывок и неожиданно поднимет 50-килограммовую штангу. Даже если попытается, он ее уронит.
«Это как студент-троечник, — сравнивает директор компании по производству ПЭТ-тары „Селена“ Олег Сидельников. — Вроде он ходит на занятия и даже иногда что-то делает, но ожидать от него каких-то рекордов не стоит».

Почему ситуация уже не изменится?

Причина первая. Изменения на генном уровне: со времен СССР сотрудники привыкли работать вполсилы. Я бы даже сказал, на 30% от своих возможностей. Вспомните фильм «Служебный роман». Вся женская часть учреждения начинает день с наведения марафета. Секретарь вяжет на рабочем месте, Шура и вовсе забыла, что такое бухгалтерия. И при этом все права трудящихся соблюдаются — длинный перерыв, нормированный день. Но СССР остался позади, и пришлось работать больше — выкладываться на 60-75%. Это отнюдь не на износ. Но сотрудникам уже стало тяжело, приспособиться смогли не все. Сегодня же, в условиях новой экономики, требования работодателей повысились. У компаний больше нет возможности платить лентяям. Уже в следующем квартале можно ждать новых сокращений — на 7-10%. А это значит, что теперь сотрудникам придется загружаться на 90%. За себя и за уволенного парня. И поверьте, чтобы не потерять работу, многие даже попытаются поднапрячься. Но чудес ждать не стоит: человеческий организм не в состоянии справиться с навалившейся нагрузкой. Это заметно уже сегодня: бывшие бездельники, пытающиеся работать больше и лучше, берут подработки, приходят на выходных. С непривычки изматываются и совершают еще больше ошибок, показывают нулевой результат.
Роман Кубанев
гендиректор аптечной сети «Фармия»
На мой взгляд, дело не в слабых сотрудниках, а в слабых работодателях. Да, рынок труда меняется. Но за этими изменениями должен следить работодатель и также менять правила, уже внутри компании. Вместо этого продолжает совершаться ряд ошибок. Во-первых, «рыба не умеет летать». Работник просто неправильно подобран: отличный художник назначен на должность фрезеровщика. Ошибка вторая — сизифов труд. Человек трудится, прикладывает все усилия ради достижения цели, которая либо не сформулирована правильно, либо вообще не имеет смысла. В-третьих, «семь шапок из овцы не сделаешь никак!» Цель есть, работник квалифицированный, но нет необходимых условий или ресурсов. И, наконец, «Триста тридцать! Каждому!» Отсутствие должной мотивации. Всегда и везде недостаток финансовой и моральной мотивации отрицательно сказывается на КПД любого сотрудника.
Причина вторая. Затянувшаяся неуверенность в завтрашнем дне и отсутствие целей меняют психику сотрудников. Герой культового вестерна «Плохой, хороший, злой» произносит гениальную фразу: «Если работаешь, чтобы жить, зачем убиваться на работе?» Огромная кредитная нагрузка, отсутствие перспектив, все та же нестабильность в экономике — это отнюдь не те факторы, которые придают сил и энергии. Сотрудники опускают руки. И это уже не временное отсутствие мотивации, это их постоянное состояние. Изменения происходят на уровне сознания.

«Ко мне на консультацию приходят сотрудники, у которых пустые глаза, единственная долгосрочная цель — выплатить ипотеку. И они прямым текстом задают мне вопрос: „А зачем я буду выкладываться сегодня, если не знаю, что меня ждет завтра? В лучшем случае — такая же работа на износ (как им кажется), а может, меня и вообще сократят, как других“, — рассказывает генеральный директор центра поддержки здоровья, семьи и бизнеса „Класс Шестакова“ Андрей Шестаков. — Но и кредиты, и такое состояние экономики — это надолго».

Причина третья. Формировавшаяся годами картина «красивой жизни» слишком отличается от реальной жизни. Бразильские сериалы в 90-е сменились российскими. Но суть осталась прежней: каждый вечер, включая телевизор (или запуская гаджет), наемный сотрудник видит в нем совсем другую картину, очень далекую от той, что встречает его утром в пробках, в общественном транспорте, на работе. А сегодня, когда его реальные доходы упали, по одним данным, на 10%, по другим — на 20%, а я бы сказал, что и на все 40%, он понимает, что даже если будет лезть из кожи вон, то вряд ли что-то принципиально изменит в своей жизни — до того уровня, как ему хотелось бы. И не надо строить иллюзий, что с юным поколением, которое только завтра придет к вам работать, все будет по-другому. Они родились и выросли уже в эпоху «сытых годов» и были уверены, что их возможности безграничны, а до красивой жизни рукой подать. Но не тут-то было.

Как эффективно работать с теми кадрами, что есть

К сожалению, не все работодатели оказались готовы к той ситуации, что развернулась на рынке труда. Да, большинство признает, что качество кадров оставляет желать лучшего. Но связывают это с кадровым кризисом. А кадровый кризис, как и любой другой, должен рано или поздно закончиться, а за ним, по всем законам, последовать подъем. Но пока мы ждем этого подъема — мы лишь топчемся на месте. Пора признать: кадровый кризис уже закончился. И закончился не так, как мы все ждали. Нарушая законы, синусоида не пошла вверх, а застыла в одной точке. И задержится в ней надолго. И нам с вами в ней работать. Как? Те, кто может, уже пытаются максимально сократить зависимость от человеческого фактора за счет автоматизации.

«Если будем открывать мойки в ближайшее время, то только мойки самообслуживания, — решительно настроен владелец топливной компании «Калина Ойл» Валерий Борисов. — Тех, кто мог бы нормально работать на обычных, просто нет».

По словам бизнесмена, инвестиции в открытие моек самообслуживания примерно сопоставимы со стандартными. А во время эксплуатации удастся даже сэкономить на зарплатах. Так что, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Так, ГК «Таркос» за год сэкономила около 2,5 млн рублей, полностью отказавшись от НR-службы и автоматизировав обучение персонала.

В тех сферах, где автоматизация невозможна, придется научиться добиваться результата с теми кадрами, что есть. И те, кто сможет, на голову обойдут конкурентов. Как — тема даже не отдельной статьи, а отдельного курса МВА. Но в любом случае вы, как управленец, извлечете из этой ситуации бесценный опыт — опыт работы в условиях весьма ограниченных ресурсов. В этом случае, пожалуй, самого главного ресурса — сильных и мотивированных кадров.