30 ИЮНЯ 2020 года 9:30

Трудности пересчета

5 самых проблемных вопросов бизнеса в сфере тарифов
Воронежская областная дума
партнерский материал. СОВМЕСТНО С ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ
1 июля произойдет ежегодная индексация тарифов на коммунальные услуги. Между тем, у воронежского бизнеса уже сейчас возникает много вопросов в этой сфере. На самые ключевые из них отвечаем вместе с региональным департаментом госрегулирования тарифов.


1
Как поясняют в департаменте государственного регулирования тарифов, стоимость техприсоединения зависит от ряда факторов:

— близость необходимых коммуникаций к месту техприсоединения.
Чем дальше приходится тянуть коммуникации, тем дороже это будет стоить;

— наличие необходимых мощностей.
«Чаще всего такой вопрос возникает у застройщиков, — поясняет руководитель департамента государственного регулирования тарифов Воронежской области Евгений Бажанов. — Казалось бы, многоэтажный дом возводится в месте с развитой инфраструктурой, все коммуникации должны быть поблизости. Но подключение все равно стоит дорого. Почему? Как раз из-за того, что район уже развит, плотно застроен, мощности расположенных рядом энергоносителей исчерпаны, требуется расширение мощностей».

Почему подключение к энергоносителям стоит «баснословных» денег?

«Со скоростью подключения к энергоносителям лично у нас проблем не было. Не было и бумажной волокиты. Считаю, что это уже пережитки прошлого. Хотя, может быть, роль сыграло то, что запускались мы в индустриальном парке, — рассказывает генеральный директор завода «Янберг» Ян Белоглазов. — Однако стоимость техприсоединения меня, мягко говоря, удивила — 3 млн рублей».

2
По мнению Евгения Бажанова, проблема в открытости ресурсоснабжающих организаций действительно есть. Однако вернемся к п. 1. Даже если нужны одни и те же мощности, их подключение может стоить по-разному в зависимости от условий подключения (протяженности прокладываемых коммуникаций и т. д.).

Как получается, что подключение одних и тех же мощностей обходится всегда по-разному?

«Подключение одного жилкомплекса нам обошлось в 28 млн рублей, другого, на такое же количество квартир — в 50, – рассказывает владелец ГК «Развитие» Сергей Гончаров. – При этом во втором случае тянуть кабели пришлось даже на меньшее расстояние!»
Евгений Бажанов
руководитель Департамента государственного регулирования тарифов Воронежской области
«Бывает, что появляется район застройки, который не планировался на старте работы, например, водоканала несколько лет назад. Соответственно, возникает необходимость прокладки до этого объекта водопровода, канализации, станций — подъемных и канализационных. Естественно, в инвестиционной программе это все корректируется. Также это повышает стоимость техприсоединения».

3
При этом, продолжает предприниматель, цены ежегодно растут.

Ежегодное повышение размера коммунальных платежей утверждается Правительством в соответствии с прогнозом социально-экономического развития страны на ближайшие годы. Факторами, влияющими на увеличение тарифов ресурсоснабжающих организаций, являются рост цен на газ, электроэнергию, а также инфляция, поясняют в департаменте по управлению тарифами.

Согласно распоряжению Правительства №2556-р, рост платы на ЖКУ может составить в среднем по регионам от 2,4% до 6,5%. В Воронежской области этот показатель в этом году будет равняться 4%. В целом воронежские власти придерживались федерального тренда — повышать стоимость коммунальных услуг на прогнозный уровень инфляции.

Из чего складывается тариф? Рассмотрим на примере тарифа на тепловую энергию.

Почему тарифы такие высокие, и платить приходится далеко не только за сами энергоресурсы?

«В результате перекрестного субсидирования предприниматель платит за электроэнергию по тарифам почти в 2,5 раза больше, чем обычный гражданин. Население платит 3,85 рублей за 1 кВт, а предприниматель — 8,70 рублей за 1 кВт. Учитывая коэффициент потерь (у предпринимателя он больше вдвое), стоимость вырисовывается очень весомой. И даже сейчас, когда многие не работают в связи с пандемией, электроэнергия используется — никто не отключает охрану, холодильники и т.д. Почему предприниматели должны обеспечивать то, что электроснабжающие организации не добирают с населения? Мы не понимаем! И ладно бы речь шла только о крупном бизнесе, но почему считается, что доходы у малого бизнеса так велики, что он может себе позволить платить в таких же объемах?» — спрашивает председатель правления Воронежской областной общественной организации «Объединение предпринимателей» Татьяна Гончарова.


4
Исключить модернизацию сетей из тарифа полностью невозможно, подчеркивают в департаменте – пострадает, в первую очередь, сам бизнес: сети изнашиваются, и даже бесперебойная поставка ресурсов к уже подключенным объектам становится невозможной, не говоря уже о подключении новых объектов. Чем больше будут ветшать сети, тем в итоге дороже будет обходиться новое подключение и чаще будет возникать внештатные ситуации. При этом в 2020 году департамент государственного регулирования тарифованализирует не только сам факт выполненных работ, но и обоснованность расценок, по которым они производятся.

Почему на мою компанию пытаются переложить расходы сетевых компаний, например, модернизацию?

«В последние годы благодаря работе программы «Стимул» из федерального бюджета были привлечены значительные средства на строительство социальных объектов. Теперь в эту же программу включают и помощь по созданию инженерной инфраструктуры. Но она предназначена только тем, кто занимается строительством объектов комплексной застройки. У остальных же продолжат возникать проблемы с технологическим присоединением, — говорит председатель Союза строителей Воронежской области Владимир Астанин. — На самом деле сегодня на лицо определенный диктат сетевых организаций. Мы стараемся бороться с помощью цивилизованного диалога. Одна из главных задач заключается в том, чтобы сетевые компании не пытались за счет бизнеса решить свои дополнительные вопросы, а формировали именно ту цену, которая реально соответствует их затратам. Мы считаем, что застройщик должен быть полноценным участником процесса, а сейчас ему выкатывают суммы, от которых у него волосы дыбом встают — порой они завышены в несколько раз».
«Компании-концессионеры предоставляют два вида отчетов: о своих расходах за прошлый год (на ремонт, заработную плату, энергозатраты и так далее) и о расходах, которые они планируют в текущем году, – комментирует Евгений Бажанов. — При этом отчет за предыдущий год включает все договоры, акты выполненных работ, зарплатные ведомости и другие документы. Если расходы были заложены на одну сумму, а документы предоставлены на меньшую, то разница уже не закладывается в тариф на следующий год. Например, из общей выручки всех 40 электроснабжающих компаний региона, которую нам подали для включения в тариф на 2020 год, мы исключили 3,5 млрд рублей. Из выручки, которую планово подали теплоснабжающие организации, изъяли 1,8 млрд рублей, потому что видим — часть расходов не обоснована».
Александр Гусев
губернатор Воронежской области
«То, что касается контроля – это достаточно важная часть работы департамента. Прошу осуществлять поквартальный контроль исполнения тарифных решений. Мы должны следовать за бухгалтерским квартальным отчетом регулируемых организаций, прежде всего, крупных компаний, которые существенное влияние оказывают на жителей и бизнес Воронежской области»

5
Сергей Гончаров считает одной из проблем невозможность получить точные данные о стоимости техприсоединения и других затратах, связанных с энергоресурсами. До получения права на землю энергоснабжающие организации не раскрывают подобную информацию, в итоге прибыль, которую рассчитывает получить от реализации проекта, например, застройщик, может оказаться в разы ниже планируемой.

По словам Евгения Бажанова, пока этот вопрос решается департаментом в ручном режиме. О том, какие варианты его решения существуют в будущем – в одном из материалов следующего номера печатного журнала DF.

Как при покупке участка узнать заранее, во сколько обойдется техприсоединение?