25 ОКТЯБРЯ 2019 года 12:00

Искусство
не продается?

Бум частных театров: бизнес или хобби?
Валентин Васильев
«Когда создавали «Неформат», мы договорились: деньги зарабатываем в других местах, а здесь творим, — рассказывает основатель и режиссер театра Антон Тимофеев. — Я придерживаюсь мнения, что русский театр — это в первую очередь для души, а потом уже для денег».
Смогут ли частные театры перерасти в бизнес или так и останутся для их создателей хобби?

Количество частных театров в Воронеже растет

В Москве только за этот год появилось около 100 частных театров — словно старались поставить рекорд к Году театра в России. В Воронеже сфера развивается, конечно, не столь быстрыми темпами. Однако, если еще несколько лет назад пятью столпами воронежского театра были опера, драма, Камерный, ТЮЗ и театр кукол, плюс нечастые постановки в Доме актера, то сегодня список театров и театральных студий гораздо более разнообразный: «Никитинский театр», «Неформат», театр «Кот», «Новый театр», «Антреприза». И это только театры с постоянным репертуаром, не считая тех, кто показывает постановки эпизодически.

Несмотря на свое недавнее появление, многие из них уже успели засветиться на довольно громких мероприятиях. Так, если на «Ночи в Дивногорье» традиционно выступал театр оперы и балета, то в этом году свою постановку «Деревня» показал «Новый театр». «Никитинский театр» участвует во многих городских мероприятиях, а к прошедшему недавно Дню города организовал собственный праздник.

Почему частные театры получили такое развитие?

Как часто вы посещаете воронежские театры?
Опрос проводился социологической службой «Ваше мнение!» среди населения Воронежа в возрасте 18 лет и старше 25-30 сентября. Объем выборки: 200 респондентов, что гарантирует статистическую погрешность, не превышающую 5,7%, при уровне доверительной вероятности 90%.
Причина первая. Актеров много, а труппы государственных театров набраны.

Ежегодно театральный факультет ВГИИ выпускает около 20 актеров. Всем им устроиться в уже действующие государственные театры Воронежа нереально.

«А если и попадают, то, как правило, сначала на эпизодические роли, — комментирует Антон Тимофеев. — Нерастраченный потенциал и творческие желания нужно куда-то девать, вот и сколачиваются проекты».

Как правило, инициаторами создания частных театров выступают сами актеры.

«На самом деле в Воронеже не так много частных театров, как могло бы быть, — считает руководитель и режиссер «Нового театра» Виктория Шаламова. — Создают свои театры только самые стойкие, приверженные профессии, так как никакой поддержки от государства или региональных ведомств нет. Многие же выпускники предпочитают сразу идти в аниматоры — более простой и очевидный способ заработка — или уезжать из города».

Причина вторая. Выросло новое поколение зрителей, которое хочет видеть альтернативу классическому искусству.

Несмотря на то что формально цензуры нет, в государственных театрах все же режиссеры ограничены негласной цензурой при выборе репертуара. И это далеко не всегда мнение соответствующего ведомства. Гораздо более серьезным ограничением выступает консервативность зрителей, которые из года в год посещают театр и привыкли к определенному стилю. Так, художественный руководитель Воронежского академического театра драмы им. Кольцова Владимир Петров не раз в интервью DF говорил о том, что мечтает поставить, например, Маркеса, но считает, что его творческий эксперимент останется непонятым зрителями.

Однако в театр приходит новое поколение, которое хочет видеть искусство более динамичным, хочет необычных форм. Свою роль играет и большое количество гастролей в Воронеже, ежегодный Платоновский фестиваль с его нестандартными постановками театров из разных стран.

«Наш театр появился потому, что собралась компания людей с определенным взглядом на театральное искусство, — рассказывает Виктория Шаламова. — В большей степени предыдущий опыт не соответствовал нашим представлениям о том театре, каким нам хотелось заниматься. Мы желали создавать что-то новое, искать, пробовать. То, что еще не делал никто. Именно так и возник этот синтез, в котором мы работаем, объединяя документальные тексты, авторскую музыку, хореографию, элементы цирка. И зрителя привлекает эта смелость, свежесть идей и азарт артистов».

Причина третья. Посещение частного театра ­— это своего рода модная культурная тусовка.

Например, «Никитинский театр», создатели и актеры которого, безусловно, очень талантливые люди, был, да, пожалуй, и остается, своего рода тусовкой для представителей малого и среднего бизнеса, модным местом для известных в воронежском «Фейсбуке» людей.

Смогут ли частные театры перерасти в бизнес?

Какие театры вы чаще всего посещаете в Воронеже?
Опрос проводился с 26 сентября по 2 октября 2019 года на портале De Facto, в телеграм-канале издания, пабликах в соцсетях и e-mail-рассылке. Проголосовал 411 человек.
В этой статье мы намеренно не будем анализировать качество постановок и репертуар частных воронежских театров: как говорит Виктория Шаламова, у каждого человека свой культурный запрос. И раз новые театры существуют, значит, у каждого из них есть свой зритель. Но смогут ли они не только существовать из любви к искусству, но и зарабатывать? Говорят, хороший художник всегда должен быть немного голодным. А как обстоят дела с доходами у воронежских частных театров?

Главный режиссер театра «Кот» Алексей Проскуряков приводит такие цифры расходов частного театра:
  • аренда зала — 100 тыс. рублей,
  • зарплата актеров — 100 тыс. рублей,
  • транспортировка и реставрация декораций — 20 тыс. рублей,
  • обновление мелкого реквизита ­— 10 тыс. рублей,
  • отчисления на авторские права — 30 тыс. рублей,
  • налоги — до 15 тыс. рублей, в зависимости от чистой прибыли,
  • реклама (преимущественно таргет в соцсетях) и продажа билетов — 2 тыс. рублей.
Итого порядка 270-280 тыс. рублей в месяц. Ежемесячная выручка же за счет продажи билетов может достигать 400 тыс. рублей.

Но расходная часть резко меняется, если запланирована премьера.

«Например, на «Ветер в тополях» мы потратили всего 5 тыс. рублей — скамейка и 2 стула у нас были, собаку из досок быстро собрали, — смеется Алексей Проскуряков. — А вот спектакль «Момо» обошелся больше чем в 100 тысяч рублей».

Похожая ситуация и в театре «Неформат».

«Тысяч 100-130 в месяц после вычета всех расходов — это прям хорошо. Но мы сразу же пускаем их в оборот — на подготовку следующих спектаклей», — говорит Антон Тимофеев.

Нередко частные театр — это семейная компания, где учредителями выступают супруги.

Кроме того что среди театров уже сейчас присутствует настоящая рыночная конкуренция и поднимать цену на билеты они не могут (у «Кота» она в среднем 450-500 рублей, у «Нового театра» билеты начинаются от 350 рублей), сложности добавляет то, что их создатели, как правило, сами актеры или бывшие актеры, чаще всего не имеющие знаний и опыта в ведении бизнеса. Специалистов, которых можно привлечь в столь специфичную сферу, не так уж много.

«Возьмем маркетинг. У нас в России уровень театрального маркетинга находится где-то на уровне плинтуса. Это большая проблема, — сетует Алексей Проскуряков. — Я сам искал специалистов, чтобы хотя бы получить профессиональную консультацию, но понял, что их просто нет».

Привлечение же федеральных консультантов просто не укладывается в бюджеты небольших театров.

Владимир Петров считает, что без государственной поддержки частным театрам будет сложно не только зарабатывать, но и просто существовать. Поэтому те, кто пытается это сделать, уже заслуживают аплодисментов.