24 ИЮНЯ 2019 года 13:30

Чему не учат в школе

Требования родителей к частному образованию меняются. Удается ли им соответствовать частной школе с 25-летней историей?
Елена Тюрина
«В обычных школах учителя получают копейки, у них просто нет мотивации выкладываться. По своему классу помню, как выделяют любимчиков, а по отношению к другим детям ведут себя агрессивно. Я не готов рисковать своим сыном, поэтому отдал его в частную школу», — рассказывает отец ученика вальдорфской школы «Радуга» бизнес-тренер Максим Дудкин. Спрос на частное образование растет, как и требования родителей к таким учебным заведениям. Как в новых условиях работает одна из старейших частных школ Воронежа?
CПРАВКА

Вальдорфская педагогика — альтернативная педагогическая система, основанная на методике австрийского педагога и философа Рудольфа Штайнера. В центре внимания — не только получение знаний, а гармоничное развитие личности ребенка, в том числе творческого начала, независимо от уровня интеллекта. Учебный материал дается с учетом физического и психологического развития ребенка на данном этапе. Например, в 7-м классе, в период начала полового созревания, проходят Средневековье с его ярко выраженной мужественностью (рыцари) и женственностью (дамы). При этом дети ставят спектакли, участвуют в турнирах, танцуют средневековые танцы. То есть уроки интегрированы друг с другом (в одно время один период истории изучают и на литературе, и на истории, и на музыке либо, если на физике проходят какой-либо закон, к нему же привязывают уроки труда и т. д.). На первое место во время обучения ставят комфортное психологическое состояние ребенка.

Путь в 25 лет: как работает вальдорфская школа в Воронеже?

Согласно статистике областного департамента образования, в 10 частных школах Воронежа обучается чуть меньше 2 тыс. детей. В вальдорфской школе «Радуга» 80 учеников (при максимальной вместимости 120), 5 из них в этом году выпустятся из школы.

В «Радуге» детей обучают уже более 25 лет: школа как альтернатива классическому образованию появилась в 90-х, когда эксперименты в обществе приветствовались. Проект запускал региональный департамент образования и молодежной политики на базе общеобразовательной школы — ныне лицей «МОК № 2». Но через 7 лет внутри двух школ произошел идеологический раскол. Лицей хотел масштабироваться, учить детей по стандартной программе. «Радуга» — следовать вальдорфской концепции. Чтобы продолжить работать по этой методике, оставался один выход — стать частным учебным заведением. Казалось бы, у школы не было шансов: руководство все эти годы работало на бюджетных деньгах, опыта управления частным проектом не было, спонсоров — тоже. Однако родители обучавшихся тогда детей заявили о готовности оплачивать расходы школы. И коллектив учителей и руководителей рискнул: школа стала самостоятельной. Долгие годы она переезжала с места на место, арендуя помещения, пока 5 лет назад не выкупила в собственность здание в Бабяково в кредит до 2024 года.

«Радуга» за свою историю в четверть века так и не стала прибыльным коммерческим проектом.

«В целом мы и не ставили такой цели, — говорит директор «Радуги» Анастасия Елисеева. — Для нас педагогика — призвание, а не бизнес. Но, конечно, мы ищем способы сбалансировать образовательную и экономическую составляющие нашей школы.

Можно сказать, что проекту это в целом удается: расходы практически полностью окупаются за счет платы родителей за обучение детей (более подробно экономику школы см. на полях материала). Стоимость обучения в «Радуге» среднерыночная — 15,6 тыс. рублей в месяц. Для сравнения: в частной школе «Мариоль» обучение стоит 20 тыс. рублей в месяц, а в «Ассисте» — 18,5 тыс. рублей. Но в «Радуге» учебный год длится 10 месяцев».

Чем школа по-прежнему привлекает детей и их родителей?

Экономика проекта
На данном этапе, по информации директора школы, проект работает в ноль.
В принципах построения процесса обучения в «Радуге» есть несколько ключевых отличий не только от муниципальных, но и от частных школ.

Отличие 1. Обучение строится не по общепринятой программе, а по принципу погружения «в эпоху». В первой половине дня, пока школьник хорошо воспринимает информацию, его погружают на 2 часа в тот предмет, эпоха которого идет сейчас. Например, в химию. Длительность одной эпохи — от 3 до 5 недель, затем начинается другая эпоха — физика. После первого «эпохального» урока утром преподаются другие, стандартной продолжительности, — например, английский. Во второй половине дня, когда концентрация внимания снижена, начинается рукоделие, музыка, танцы. Так процесс обучения школьнику не успевает надоесть, считают в вальдорфской школе. При этом все уроки максимально интегрированы друг с другом. Так, если сейчас эпоха истории и класс проходит татаро-монгольское нашествие, то на литературе дети будут читать об этом былины, на живописи — рисовать утварь, на музыке — петь соответствующую балладу. В приоритете интерактивные занятия: вместо пересказа параграфа — разыграть сценку по нему.

«Опыт интегрированных эпох помогает ребятам суммировать знания, — объясняет директор «Радуги». — Я училась в обычной школе, но после выпуска поехала на год в Германию в вальдорфскую школу. Тогда меня потрясло, что физика, химия и математика — это не отдельные оторванные от реальной жизни дисциплины, они про меня и про мир, который меня окружает».

Упор делается на практику. Если это урок химии, ребенок сначала пробует сахар или другое съедобное вещество на вкус, только потом начинается изучение его состава или формулы.

Однако гендиректор частной воронежской школы «Ассист» Марина Фролова видит в таком подходе не плюс, а минус:

«Такая система обучения изначально была рассчитана на немецких детей рабочего класса. Первая подобная школа появилась в 1919 году в Германии при табачной фабрике «Вальдорф-Астория», что, собственно, и определило название педагогики. В школе учились дети сотрудников предприятия, отсюда и акцент на прикладные навыки, а не на фундаментальные. Мне не близка и проектная работа, которая так активно применяется в «Радуге», потому что ее делают родители, а не ученики».

Отличие 2. До конца 9-го класса в школе нет оценок. Школа имеет право работать без оценок в невыпускных классах, согласно имеющейся лицензии. Аккредитации же на прием ЕГЭ у школы нет (см. следующее отличие). Благодаря этому учебному заведению удается избегать головной боли с обязательными стандартами и заполнением кипы бумаг.

Отсутствие оценок Анастасия Елисеева объясняет тем, что ребенка нужно сравнивать не с другими школьниками, а с самим собой. Гендиректор бизнес-школы для детей и молодежи Young Дмитрий Некрасов также считает, что такая система не травмирует ребенка, позволяя ему развиваться и развивать собственные способности.

Отличие 3. «Радуга» — одна из немногих частных школ, дающая возможность получить полное среднее образование и государственный аттестат. Практически во всех частных школах Воронежа обучение длится до 10-го класса — выпускные классы дети доучиваются в обычных, муниципальных школах, чтобы сдать ЕГЭ и получить аттестат. В «Радуге» же ученики учатся даже не 10-11, а 12 лет, а ЕГЭ сдают при муниципальной школе № 67.

«То, что можно доучиться до конца, не переводясь в другую школу, конечно, важное преимущество,— считает Дмитрий Некрасов. — Но не очень понятно, зачем обучение растянуто на 12 лет. Да, такая практика есть в США, где последний год дается на то, чтобы определиться с вузом: образование очень дорогое, на него часто копят с рождения ребенка, бросить вуз, если ошибся с выбором, а потом поступить в другой почти нереально. У нас же все же принято быстрее начинать получать профессию и работать или подрабатывать».
При прохождении полного курса обучения — 12 лет.
Удается ли «Радуге» подстроиться под меняющиеся требования к образованию?
Требование 1. В частные школы сегодня идут за усиленными знаниями, а не за понтами.

В отличие от 90-х родители отдают своих чад в частные школы в надежде, что те получат более крепкие знания, чем их ровесники в муниципальных школах. И в будущем смогут поступить в престижные, в том числе зарубежные высшие учебные заведения.

«Уровень образования в обычной школе не тот. Ищем частную», «Цель — чтобы ребенок получал знания, а не просто учился», «Старший сын учился в частной школе сразу с нацеленностью, что поступать будем в московский вуз», — заявляют родители, выбирающие частную школу, на Большом воронежском форуме. В вальдорфской школе же на первое место ставят не оценки, а гармоничное развитие ребенка.

«Если даже ребенок получил невысокие баллы на ЕГЭ, мы учим его воспринимать это как опыт, а не как трагедию всей жизни, — комментирует Елисеева. — Но если школьник учился на «отлично», он так сдаст и выпускные экзамены. А если гонял балду — чего на зеркало пенять?»

Мама бывшего ученика «Радуги» Людмила Некрасова рассказывает, что в 6-м классе перевела сына из вальдорфской школы в обычную: не устраивало то количество знаний, которое там давали. Правда, как признается мама, обычная школа показалась сыну ярким неприятным контрастом по уровню общения педагогов с детьми.

Требование 2. В частной школе ребенок должен быть огражден от сверстников из «неблагополучных» семей.

DF подробно останавливался на теме конфликтов в школах между детьми из разных социальных слоев в материале «Осторожно, дети!» в номере за октябрь прошлого года. В «Радуге» сама атмосфера, как считают педагоги, способствует неконфликтному общению. Но предупреждают: родители, которые считают, что за деньги к их чадам должно быть особое отношение, сами быстро забирают своих детей. Как рассказывает директор школы, в «Радуге» учатся дети из разных социальных слоев, в том числе те, чьи родители не могут заплатить всю сумму за обучение. В этом случае действует бартерная схема: родители могут потрудиться на благо школы, помыть теннисный корт, выпустить школьную газету, организовать праздники. Как подчеркивает Анастасия Елисеева, родители их учеников вовлечены в процесс обучения, должны участвовать в школьных ярмарках, праздниках, походах. В школе подчеркивают, что родитель — обязательное звено в цепочке образования и развития ребенка, и остаться в стороне не получится. Родители учеников «Радуги» либо принимают это правило, либо ищут ту школу, в жизни которой их участие может быть минимальным.

Требование 3. Высокий уровень подготовки и мотивации педагогов.

Максим Дудкин не отдал своего ребенка в муниципальную школу, потому что, по его мнению, там учителя не всегда обладают высоким уровнем квалификации, так как привыкли работать по старинке. Времени на каждого ребенка у учителей также не хватает.

«Педагог «Радуги» же может приехать к нам домой и поговорить о нашем сыне», — рассказывает Максим.

Средняя зарплата учителя в «Радуге» — 17-20 тыс. рублей, или 200 рублей в час. По официальным данным регионального департамента образования, в муниципальной школе учитель в среднем зарабатывал в 2018 году даже больше — 27 тыс. рублей. Однако, как говорят сами учителя, такую зарплату можно получить только при определенном стаже и большом количестве часов.

Но Анастасия Елисеева считает, что в «Радуге» высокая заинтересованность учителей определяется не уровнем зарплаты, а возможностью самореализации: в школе нет единых учебников по предметам, учитель должен сам выстраивать занятие с учетом вальдорфской концепции. Каким оно будет, зависит от креативности педагога.
Есть ли будущее у школы как бизнес-проекта?
«Сейчас мы рассматриваем разные варианты, — рассказывает Анастасия Елисеева. — Например, при школе создан совет, куда входят родители с предпринимательскими навыками».

Идеальным вариантом она видит будущее школы, когда учителя смогут сконцентрироваться на педагогической деятельности, а экономикой школы будут заниматься инвесторы. Но при этом их дети должны обучаться в «Радуге». Только при таком варианте, как считают в школе, они будут заинтересованы действительно в развитии учебного заведения, а не в том, чтобы полностью превратить его в бизнес и сконцентрироваться на зарабатывании денег.