30 МАЯ 2022 ГОДА 16:30

Вызов принят

Как банковский сектор региона работает в новых условиях?
По разным подсчетам, на данный момент в отношении России введено более 10 тыс. различных санкций. Одни из наиболее ощутимых — против финансового сектора. Вместе с управляющим ВТБ в Воронежской области, вице-президентом Владимиром Пениным разбираемся, как работают банки в новых реалиях.

Эмоции первых дней

— Был ли готов финансовый сектор к ситуации, с которой он столкнулся в начале года?

— Нельзя сказать, что произошедшее было совершенной неожиданностью. Санкции 2014 — 2015 гг. заставили нас просчитывать разные варианты развития событий. После введения санкций против ВТБ руководство моментально перевело банк в ручное управление. Ежечасной работой стал системный мониторинг нагрузки на офисы, контакт-центр и цифровые каналы, фиксация клиентских запросов и оперативное реагирование на них.
экономическое положение Воронежа
Управляющий банка ВТБ в Воронежской области, вице-президент Владимир Пенин.
Фото: Олег Харсеев.
— Что чувствовали лично вы как руководитель регионального банка?

— У меня богатый опыт антикризисной работы. В качестве управляющего воронежским филиалом ВТБ я прошел четыре экономических кризиса на финансовых рынках — в 1998 году, 2008, в 2014-2015 годах и во время пандемии в 2020 — 2021. Как показало время, достаточно успешно. Что я чувствовал в этот раз? Как всегда: готовность сконцентрироваться и действовать. Нужно было держать руку «на пульсе» и безотлагательно принимать решения, чтобы пройти период, насколько это возможно, без потерь для наших клиентов. Мы с этим справились, хотя было нервно и тревожно. Ведь ВТБ первым среди крупных банков столкнулся с такими жесткими ограничениями. И еще ни у кого не было опыта их преодоления.

— Какими были ваши первые шаги?

— График работы всех руководителей превратился почти в круглосуточный. 24/7 мы были на связи с коллегами, а главное — с клиентами. В тот момент важно было общаться, информировать, консультировать, рассказывать, что происходит и что делать в сложившейся ситуации, искать возможности проводить платежи. Ежедневно в 8 утра мы с руководителями бизнес-направлений встречались на оперативках: анализировали данные мониторингов, по-новому выстраивали логистику пополнения касс и банкоматов, перераспределяли нагрузку между подразделениями. Сотрудники более свободных на тот момент отделов выходили в операционные залы — помогали с электронной очередью и операциями в устройствах самообслуживания, отвечали на вопросы клиентов.

Вслед за ростом ключевой ставки мы сразу увеличили доходность по вкладам, создали программы реструктуризации, подключились к программе кредитных каникул и приложили максимум усилий для того, чтобы все наши сервисы продолжили бесперебойную работу. Эти меры помогли: сегодня мы обслуживаем клиентов в штатном режиме.
Юрий Трещевский
доктор экономических наук, профессор ВГУ

Банки отработали форс-мажор достойно
«На моей памяти подобных ситуаций прежде не было. Все кризисы: что в конце 80-х, что в 1998 году, так или иначе были связаны с экономическими процессами. Понятно, что геополитика всегда вносила свою лепту, но никогда ее роль не была столь определяющей. Поэтому для всех банков, особенно тех, которые санкции затронули наиболее остро, это был настоящий форс-мажор.
Считаю, что наш банковский сектор отработал достойно. Особенно нелегко пришлось в последние дни февраля и в начале марта. Вот эти 10-15 дней были крайне напряженными: ситуация менялась буквально каждый час, каждую минуту — важно было в режиме реального времени отслеживать ситуацию и незамедлительно принимать контрмеры, чтобы не допустить краха. К счастью, мы справились, но, предположу, что это не последний вызов для нашей экономики».

Что изменилось в работе с физлицами?

— Многие ежедневно мониторили курс валют. Некоторые на фоне общей нервозности решили срочно снять наличные. Как вы справлялись с этой ситуацией?

— Действительно, как и в 2014-2015 годах, многие решили обналичить сбережения, чтобы успеть сделать какие-то крупные покупки. Но уже с 28 февраля, когда ЦБ поднял ключевую ставку до 20%, а банки резко повысили доходность по депозитам, отток наличных прекратился. Например, у нас по рублевым вкладам доходность была до 22%, по валюте — до 8%, и это дало эффект: по итогам первого квартала портфель классических сбережений физлиц в воронежском ВТБ не только не уменьшился, но и увеличился на 2%, до 66,5 млрд рублей. Здесь я подразумеваю и вклады, и накопительные, и текущие счета.

После последнего снижения ключевой ставки доходность по депозитам составит 9-10%. В текущей ситуации это хороший вариант для сбережения своего капитала. И думаю, что к концу года объем средств воронежцев на накопительных счетах и вкладах покажет заметный рост.
Евгений Меркулов
руководитель «Агентства личных финансов Меркуловъ и Ко»

За время пандемии большинство людей стремились создать подушку безопасности. Эта привычка стала плюсом для банков
«Высокие процентные ставки действительно стали хорошим подспорьем как для граждан, так и для самих банков: они позволили не только сократить отток денег со счетов, но даже увеличить объемы депозитов. Сыграло свою роль и то, что во время пандемии многие люди стали копить — создавать финансовую подушку безопасности. Сформировалась привычка сберегать. После февральских событий этого года данная категория людей побежала не снимать деньги, а переложила их из кубышек и со счетов на вклады с высокими процентами. Другая часть людей, особенно поколение 35+, решило прибегнуть к старому проверенному способу сохранения сбережений - вложиться в недвижимость. Но это тоже не стало минусом для банков. Ведь при покупке квартир многие берут ипотеку или потребительский кредит на недостающую для покупки жилья сумму. Сегодня можно сказать, что эта категория людей, несмотря на подскочившие на жилье и кредиты цены, остались в плюсе (только за 2021 год стоимость квадратного метра жилья в Воронеже выросла почти на 25%)».
— Со сбережениями понятно. А как обстоит дело с кредитами, в том числе с ипотечными? Готовы ли воронежцы брать их в текущих условиях?

— После скачка ключевой ставки условия по нецелевым займам и автокредитам стали по сути заградительными, спрос упал. Он начал понемногу восстанавливаться только после понижения ключевой, а вслед за ней и банковских ставок по кредитам. В первой половине мая клиенты ВТБ в целом по стране оформили около 210 тысяч заявок на кредиты наличными и свыше 21 тысячи — на автокредиты. Это в 1,5 раза превышает результаты за аналогичный период апреля.

Что касается ипотечного кредитования, то в этом сегменте в начале года спрос вырос: если в январе мы выдавали в среднем 66,7 млн рублей в день, то в марте — 72,3 млн рублей. Во-первых, клиенты поняли, к чему идет дело, поэтому спешили получить ипотеку по ранее одобренным заявкам. Во-вторых, те, для кого остро стоял жилищный вопрос, сместили свой спрос в сторону госпрограмм на новостройки. Эти два фактора обеспечили в первом квартале прирост выдач ипотеки почти на 70% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. Всего за первые три месяца текущего года в Воронежской области мы одобрили 1,4 тыс. сделок на 4 млрд рублей. Пик выдач пришелся на март — около 600 договоров на 1,7 млрд рублей.

С апреля спрос на ипотеку даже по программам господдержки ожидаемо снизился. Особенно некомфортная ситуация сложилась для рынка вторичного жилья. Для многих заемщиков ставки по-прежнему остаются высокими. На постепенное восстановление рынка можно будет рассчитывать в случае дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики Банком России.
экономическое положение Воронежа

Как строится работа с местным бизнесом?

— В последние годы малый и средний бизнес проходят одну за другой проверки на прочность. Не успели компании оправиться от последствий пандемии, как ввели санкции. Какие меры поддержки для СМБ сегодня актуальны?

— Прежде всего — информационная. Как я уже сказал, мы были на связи с нашими клиентами 24/7, своевременно информируя бизнес о текущей обстановке, наших действиях, о том, чего ждать и как проводить расчеты в меняющихся условиях. Очень важно было обеспечить бесперебойную работу всех банковских сервисов, что нам в итоге удалось. Среди мер поддержки стоит упомянуть и отмену комиссии за переводы валюты по России, и сохранение ставок для одобренных инвестпроектов по программе льготного кредитования «1764», и программы отсрочек, пролонгаций и реструктуризаций действующих кредитов. По всем видам поддержки за март и апрель предприниматели Воронежской области получили поддержку на 4,7 млрд рублей.

— Вы упомянули программу по поддержке инвестпроектов. Готов ли местный бизнес сегодня вкладываться в развитие?

— Бизнес всегда думает о развитии. Задача банков — предлагать предпринимателям выгодные условия. Сейчас таковые есть в льготных программах. Например, с марта действует новая программа ЦБ РФ и Корпорации МСП с кредитами по ставке 13 — 15% годовых на сумму до 2 млрд рублей. И здесь мы наблюдаем интерес со стороны воронежских предпринимателей.

— Есть ли компании, которые в текущей ситуации больше настроены сберегать свои средства? Если да, то выгодна ли банку сберегательная модель поведения клиентов?

— Конечно, есть предприниматели, которые в текущей ситуации заняли выжидательную позицию и положили свои средства в банк под хороший процент. В первом квартале благодаря повышению ставок до 18,8% был большой спрос на рублевые бизнес-депозиты. На 1 мая пассивный портфель СМБ воронежского ВТБ достиг 35,8 млрд рублей (+15% к началу года).

Насколько банку это выгодно? Во всем хороша золотая середина. Здоровый баланс между желанием клиентов сохранять средства и кредитной активностью. Мы всегда стремимся, чтобы ресурсный портфель был примерно равен кредитному. Впрочем, сегодня это не самое главное.

— А что же главное?

— Помочь клиентам устоять, адаптироваться к меняющимся условиям, сохранить долгосрочные партнерские отношения, клиентскую базу. Именно это сейчас в приоритете. Кризисы проходят, а отношения и репутация остаются. Бизнес — это не только про деньги. Бизнес — это прежде всего про отношения.