30 НОЯБРЯ 2020 ГОДА 15:00

Преподать урок

Новые школы: красивые коробки со старыми подходами к образованию?
Елена Тюрина
«У моего старшего сына учитель истории считает свой предмет самым главным в жизни. При этом заинтересовать, увлечь им детей у него явно не получается. Поэтому он просто портит выпускникам аттестаты двойками и тройками. Сын учится в физмате, ему для поступления история не нужна. В результате от учителя страдают все дети в классе. От такого преподавания сын возненавидел историю, у него просто отбили желание учиться. Школа по-прежнему направлена на получение классического, устаревшего образования и совершенно не учитывает, что детям нужно будет в их реальной жизни, в профессиональной сфере», — рассуждает председатель региональной Общественной палаты Наталия Хван.

Какие претензии предъявляют родители современной школе?

Употребляете ли вы пиво местных производителей?
За последние 2 года в Воронежской области построено рекордное количество школ. Так, в 2019 году в регионе открыли 9 школ, из них 6 — в Воронеже. В 2020-м — еще 4 школы. Но когда количество перерастет в качество? Или новые школы так и останутся лишь красивыми коробками, а содержание образования по-прежнему будет вызывать вопросы? Чтобы разобраться в этом, посмотрим, какие претензии предъявляют родители к сегодняшнему школьному образованию.

Претензия 1. Школьное образование во многом ориентировано на зубрежку и не учит детей размышлять.


В итоге выпускники выходят не подготовленными ни к самостоятельной жизни, ни к обучению в вузе, где им придется самим анализировать большой объем информации, ни к будущей работе.

«В школах требуют формального отношения к учебе — выучить от сих до сих и за это получить оценку. Понял ли ребенок тему, часто учителям, перегруженным бюрократией, неинтересно, им важно поставить оценку и отчитаться, — отмечает психолог Ольга Вязникова. — К тому же рейтинги школ складываются из показателей по ОГЭ и ЕГЭ. И обучение в старших классах сводится к натаскиванию на экзамен».

По мнению Наталии Хван, такой подход отбивает у детей желание получать знания: «Тупая зубрежка ничего, кроме тошноты, ни у детей, ни у родителей не вызывает».

Директор средней школы села Чигорак Борисоглебского района Ирина Окунева признает: время, когда нужно было заучивать параграфы, прошло. Сегодня ребенок может зайти в «Гугл» и найти нужную информацию. Однако не все учителя это понимают.

«На педсоветах я обращаюсь к учителям: «Вы понимаете, почему вы устаете, почему «сгораете»? Потому что на уроке работаете только вы. А должны уставать дети. Вы должны заставить их думать, размышлять», — рассказывает директор.

Претензия 2. Школьная программа оторвана от практики.

А если сказать еще более жестко — от реальной жизни. Большинство детей не понимают, как им пригодится та теория, которую они изучают, отсиживая по 5-6 уроков каждый день.

«Я бы понял, если бы количество уроков увеличилось, но среди них была, например, риторика или какой-то другой предмет, где детей бы учили держаться на публике, отстаивать свою точку зрения, дискутировать, — все лучше, чем просто заучивать какие-то общие предметы только для кругозора», — рассуждает бизнесмен (клининговая компания «Помощница», ряд автосервисов) Дмитрий Шейкин.

Сегодня же, по мнению родителей, учеба идет ради учебы — дети получают оценку и тут же забывают изученное за ненадобностью. При этом, как отмечает психолог Ольга Вязникова, современные дети более избирательны в получении знаний, они не готовы выкладываться только ради оценок, как их выросшие при более строгой дисциплине родители:
Школа — участник нацпроекта «Образование» (региональный проект «Современная школа») 2019 года. Цель проекта — внедрение новых методов обучения и воспитания, новых образовательных технологий, повышение мотивации учеников к обучению.
«Если современный ребенок не понимает, как применить знания на практике, он их не воспринимает — у него автоматически срабатывает защитный механизм: «Мне это не надо».
Претензия 3. В школе отсутствует полноценная профориентация.

Дмитрий Шейкин считает, что в школе ребенка должны тестировать и помогать определиться с будущей профессией. Но как правило, тестирование проходит (если проходит) только для галочки. И даже если ребенок самостоятельно выбрал профиль, то это не учитывается в составлении программы, как показывает приведенный выше пример сына Наталии Хван.

Претензия 4. Школа не учитывает индивидуальные особенности детей.

Мама и педагог с 16-летним стажем, учредитель образовательного центра «Зеленая улица» и детского сада «Сказочный сад» Екатерина Рождественская отмечает, что школа не готова искать индивидуальный подход к ученикам:

«Если ребенок непоседливый, то учителя просто называют его «сложным». Как правило, он сразу попадает в категорию неуспевающих и учителя даже не пытаются как-то это изменить. Но удивительно, что со сложностями сталкиваются и дети, которых в школу родители привели подготовленными, с хорошим багажом знаний. У меня, например, ребенок — билингв. Он с рождения пользуется русским и английским языками на равных. Он свободно изъясняется, пишет на английском сказки. Но школа не может предоставить сыну индивидуальный план обучения. Он вынужден сидеть на уроке и учить со всеми английский алфавит».

Претензия 5. Возрастные учителя не готовы развиваться и говорить с ребенком на его языке.

И эту проблему очень сильно заострила дистанционка. Воронежский «Фейсбук» переполнен историями о том, как учитель не умеет пользоваться «Зумом», не дает интерактивных заданий, просто онлайн зачитывая свои конспекты, или присылает сфотографированные распечатки в родительский чат, чтобы родители сами позаботились о том, как провести урок у своих детей.
«У меня в семье трое школьников, и я испытала на себе все прелести дистанционного образования, — рассказывает Наталия Хван. — Чаще всего оно сводилось к тому, что дети сами бездумно конспектировали учебник».
Впрочем, неготовность уже возрастных учителей к изменениям проявляется не только на дистанционке, но и на обычных уроках, когда учителя преподают все по старинке.

«Меняются дети — должны меняться методы и подходы, — рассуждает Ирина Окунева. — Я понимаю и недовольство родителей. Но меняться особенно не с кем, потому что в школах очень много учителей пенсионного возраста. Я ничуть не умаляю их квалификацию, но ничего нового они внедрять не хотят».

Психолог Ольга Вязникова отмечает, что у детей поколения Z абсолютно клиповое мышление, долго удерживать внимание они не могут. Зрительное восприятие у них развито больше, чем слуховое. И в этом нет ничего плохого, но учителям нужно учитывать эти особенности, выстраивая урок. Большинство же из них этого не делают и большую часть урока пытаются восстановить дисциплину, не понимая, почему дети все время отвлекаются. Все перечисленные претензии приводят к еще одной проблеме — школа для ребенка становится повышенным источником стресса.
CПРАВКА

«Точка роста» — это федеральная сеть центров образования цифрового, естественнонаучного, технического и гуманитарного профилей. В Воронежской области таких центров 105. Создание всех «Точек роста» обошлось в 46,9 млн рублей, из которых 45,9 млн выделил федеральный бюджет, а 938,3 тыс. рублей — областной. Также из средств областного бюджета школам выделено по 600 тыс. на покупку мебели для центров.

Можно ли ситуацию изменить?

Решить перечисленные проблемы системы образования можно преимущественно на федеральном уровне, и эти решения будут достаточно болезненными и далеко не быстрыми. Но можно ли что-то сделать на уровне отдельного региона? Да, количество школ растет, но делаются ли хоть какие-то шаги для решения проблем в качества образования? За ответами на эти вопросы мы обратились в департамент образования, науки и молодежной политики Воронежской области.
1
Шаг 1. Оснащение школ современной техникой и оборудованием, которые, в свою очередь, делают занятия интереснее для детей, а также более практически ориентированными.
В недавно построенной школе в Ямном на 1100 мест есть кабинет робототехники, VR­-кабинет, интерактивный мехатронный комплекс.

«По сути, это маленький детский завод, где дети могут программировать, делать квадрокоптеры, собирать роботов», — отмечает директор школы Сергей Огурцов.

Уроки технологии у мальчиков проходят за станками с ЧПУ. Иностранные языки дети изучают в нескольких кабинетах. Во время урока парты­-трансформеры можно соединить в круг. В другой аудитории — лингофонный кабинет, где ученики слушают иностранную речь, учатся произношению на английском. Есть в школе и внутреннее телевидение, передачи которого транслируются на сенсорных экранах.

Сельские школы смогли получить оборудование, которое способно заинтересовать современных детей, благодаря федеральному проекту «Точка роста». В Воронежской области сейчас уже 105 «Точек роста». Эти центры оснастили 3D­-принтерами, шлемами виртуальной реальности, видеокамерами, нетбуками, квадрокоптерами. И на их базе учителя могут проводить уроки. Конечно, можно закупить какое угодно оборудование, но, если учитель не будет готов с ним работать, все пройдет впустую. В департаменте образования и молодежной политики региона на это парируют, что уже 188 педагогов Воронежской области прошли онлайн­-курс «Гибкие компетенции проектной деятельности». А педагоги 42 сельских школ изучили основы работы 3D-принтеров по программе повышения квалификации «Современные проектные методы развития высокотехнологичных предметных навыков обучающихся предметной области «Технология».
Позволяет создавать роботов, модули и машины с интеллектуальным управлением.
2
Шаг 2. В регион привлекают молодые кадры.
В небольшие населенные пункты Воронежской области по программе «Земский учитель» в этом году приехало работать 7 педагогов, часть из них — из других регионов. Как правило, это молодые и благодаря получаемому гранту замотивированные учителя. В отличие от коллег предпенсионного возраста они готовы выкладываться на работе и внедрять изменения.

Грант учителя небольших городов и сел могут получить и от правительства региона. Сумма поддержки такая же — 1 млн рублей. А вот условия более простые — отработать в селе нужно не меньше 2 лет. Примечательно, что участвовать в конкурсе могут педагоги со стажем до 7 лет. То есть он опять же направлен на удержание в профессии и поддержку молодых учителей. В 2019 году победителями конкурса стали 50 учителей, которые теперь работают в 9 районах региона. В 2020 году в селах области начали работать 30 педагогов, которые также получили гранты. Да, не все из этих учителей остаются работать в небольших населенных пунктах (а может быть, и в Воронежской области) надолго. Кто-то уезжает, выполнив необходимые условия получения гранта. Но, по словам Ирины Окуневой, даже временный приход таких молодых учителей в школы помогает обменяться опытом, встряхнуть коллектив.

Так, 2 молодых учителя, участники программы «Учитель для России», с 2020 года работают в школе села Ямное. Это учитель биологии Дмитрий Трушов и учитель физики и астрономии Ростислав Комнатный. 25-летний Ростислав окончил физфак ВГУ, его педагогический стаж — пять лет. Работал в школе села Новоживотинное, Яменской школе, в гимназии им. Кольцова. Сейчас преподавание в новой школе села Ямное совмещает с преподаванием в региональном центре по работе с одаренными детьми «Орион» и ездит на обучение в «Сколково».
Программу инициировал президент Владимир Путин, она стартовала в январе 2020 года по всей России. Участвующие в ней педагоги, переезжая работать в малые города и села страны с численностью до 50 тыс. человек, получают единовременную выплату – 1 млн рублей. Учителя обязаны отработать в населенном пункте не меньше пяти лет.
«Из новой техники самая удивительная — демонстрационные цифровые датчики, — несмотря на свой опыт работы в абсолютно разных школах, Ростислав не скрывает удовольствия и даже немного гордости, что сейчас он преподает в действительно современной школе. — С помощью них можно померить любую физическую величину — освещение, громкость».
Его коллега, 26-летний Дмитрий Трушов, родом из Саратова. Парень окончил бакалавриат в Саратовском государственном университете. Продолжил учебу на медико-­биологическом факультете ВГУ, где окончил магистратуру. До того как прийти на работу в школу, учитель работал старшим научным сотрудником в Воронежском биосферном заповеднике. Такой учитель может не просто преподавать теоретический материал, но и показать связь школьного предмета с жизнью за стенами школы — он практик.

«Микроскопы со встроенной камерой позволяют фотографировать и записывать на видео, — делится Дмитрий теми методами, которые применяет на уроках. — Изображение под микроскопом можно вывести на большой экран. На уроке ученики проводят исследования — например, отслеживают выработку растением CO2 и кислорода. Дети рады — им не хватало практической стороны биологии».
3
Шаг 3. Все больше школ становятся местом не только обучения, но и проведения досуга.
Например, в школах региона появляются комнаты психологической разгрузки, где дети могут отдохнуть после уроков, а не слоняться в торговых центрах или во дворах. Впрочем, такое времяпрепровождение становится просто неинтересным школьникам с современными возможностями школ и допобразования. Например, в Россоши в этом году отремонтировано здание бывшей школы, отданное под детский технопарк «Кванториум». В нем работают 5 основных направлений: «Промробоквантум» (создание роботов), «Аэроквантум» (авиационные модели), «Геоквантум» (построение карт и 3D-­моделей местности), «Энерджиквантум» (основы получения электричества экологичными способами), «VR/AR-­квантум» (3D­-моделирование, дополненная реальность). И несколько дополнительных: практическая математика, технический английский, основы цифровых технологий и шахматы.

Да, наверное, такими небольшими (но значимыми) шагами путь для разрешения вопросов к школьному образованию еще длинный. Но ведь лучше начать движение, чем стоять на месте?

А мы предлагаем начать движение в сторону одной из воронежских школ, чтобы уже изнутри посмотреть на то, что там происходит.
Присутствует ли сексизм в воронежском бизнесе?