29 ОКТЯБРЯ 2020 ГОДА 17:00

Вон из офиса!

Отказ от офисов: смогут ли коворкинги на этом заработать, а их клиенты — получить предложение нового качества?
Photo by Jess Bailey on Unsplash
Елена Тюрина
— Пандемия могла бы стать триггером для роста коворкингов, —размышляет глава компании Decart IT Евгений Тырнов. —Мы работали из дома 2 месяца, а за офис платили и немало. Идея уйти в коворкинг приходила в голову и до коронавируса, а после самоизоляции такое желание укрепилось. Это выгоднее финансово, чем офис, и это удобно для компании — даже если большая часть сотрудников будет работать из дома, нужно место для встреч. Но пока мы по‑прежнему работаем в офисе: нормального предложения коворкингов в Воронеже просто нет.
Какие коворкинги есть в Воронеже? И почему потенциальные резиденты не могут найти для себя подходящий вариант?
13 % читателей DF уже отказались от офиса из‑за пандемии, а еще 17 % сократили арендуемую площадь. И если самоизоляция повторится, вероятно, это не предел. Казалось бы, эту волну могли бы поймать и серьезно приподняться на ней коворкинги. И часть представителей бизнеса действительно посматривают в эту сторону. Но есть ли из чего выбирать?

Если верить «Яндекс. Картам», в Воронеже 7 классических коворкингов (для офисной работы) и 2 бьюти-коворкинга, где мастера индустрии красоты могут арендовать рабочее место, — например, в SoloSalon, от 23 рублей в час. Из стандартных, несмотря на все наше упорство, дозвониться удалось только в 2. При этом в одном — торговом доме «Делк» — ответили, что уже год места под коворкинг заняты штатными сотрудниками и такой услуги у них больше нет. Вторым местом, где телефон работал, оказалось тайм-кафе «Желтый носорог», которое больше про кофейню, чем про коворкинг в классическом понимании.

На сайте же «Все о коворкинге Воронежа» и вовсе указано всего 2 таких центра. Один из них — «Челюскинцев» — как раз классический, полностью оборудованный для офисной работы: 50 рабочих мест, переговорная, зона отдыха, конференц-зал. Но его телефон не отвечает, а последняя запись в официальной группе во «ВКонтакте» от 2018 года. Второй — «Дом молодежи», который работает и сегодня, но это не бизнес-проект, а некоммерческая организация — он действует под эгидой Областного молодежного центра. Коворкинг бесплатный при соблюдении ряда условий: работать в нем могут не больше 1‑2 человек от компании (такое ограничение введено, чтобы поддержать больше молодых бизнесов), а учредители и сотрудники должны быть не старше 35 лет. Количество постоянных резидентов в месяц колеблется от 8 до 12. «Дом молодежи» предоставляет им стандартный набор услуг: рабочее место, Wi-Fi, переговорную комнату. Также для резидентов проводятся мастер-классы на темы по их запросу.

— Коворкингов в городе очень мало, в начале зимы было объявление об открытии нового в центре, но вскоре телефон там уже не отвечал, — рассказывают в «Доме молодежи». — Фрилансеры же работают в основном в кофейнях и тайм-кафе.

В «Желтом носороге», когда мы встретились с его владельцем Алексеем Николаевым (также занимается бизнесом по сдаче квартир в аренду), за ноутбуками и чашечкой кофе как раз работали два таких постоянных посетителя.

— У нас, конечно, не совсем рабочая обстановка, — признается Николаев. — Но для фрилансеров удобнее прийти сюда и поработать пару часов, чем платить 5‑7 тыс. в месяц, как запрашивают за аренду места стандартные коворкинги. Для нас коворкинг — допуслуга, а не основной бизнес. Она хорошо ложится на наш формат, потому что люди платят за время, проведенное здесь. У нас есть 3 тарифа: кофейный — 180 рублей в час (можно неограниченно пить кофе), чайный — 150 рублей в час и тариф «Коворкинг», самый дешевый, — 90 рублей в час. Последний включает в себя минимальный набор — чашка чая, печенье и место в кафе.
Опрос проводился в телеграм-канале De Facto (https://t.me/factovrn) c 18 по 24 августа. Проголосовало 160 человек.
Почему рынок коворкингов в Воронеже так и остался в зачаточном состоянии?
Причина первая. Низкое качество предложения.
Например, как вспоминает Евгений Тырнов, присматривавший коворкинг для своей команды, один из самых известных — «Челюскинцев» — находился в подвале. Там была базовая инфраструктура, но недостаточное количество переговорных: например, не было места, где могла бы собраться вся команда для мозгового штурма, или конференц-зала должного уровня для презентации проектов VIP-клиентам. Он шутит, что воронежский формат подходит для бородатых творческих фрилансеров, но не для компании, которой периодически нужно демонстрировать определенный уровень статуса перед своими клиентами.

— Должна быть понятная концепция: для кого этот коворкинг? Для всех подряд? Или, например, для технологичных компаний, которые занимаются инновационной деятельностью? Например, тех же айти-компаний, которые могли бы рассмотреть для работы формат коворкинга, хватает. На мой взгляд, надо делать коворкинги местом, где компании смогут друг с другом познакомиться и, условно, в той же курилке придумать крутой совместный проект.

Директор по маркетингу федеральной сети коворкингов GrowUp Александр Ермолов так оценил воронежское предложение:

— Я посмотрел в интернете те организации, которые позиционируют себя как коворкинги в Воронеже. И не увидел ни одной, которую можно в полном смысле назвать коворкингом в том виде, как это принято в Москве. Видимо, владельцы этих помещений неправильно понимают саму концепцию пространства: это не стул, стол и общий кабинет на всех, а пространство, которое закрывает рабочие потребности на 101 % — тебе оказывают комплексную услугу. Инфраструктура должна быть более развитой — это и переговорные, и возможность выпить кофе, и эстетичный вид помещения, а не маленькая комнатка на 10 человек, и своя концепция, причем далеко не обязательно ориентированная на микробизнес.

Он отмечает, что часто создатели региональных коворкингов, чтобы сократить сроки окупаемости проекта, пытаются приспособить под них абсолютно неподходящие помещения, которые уже есть в собственности и пустуют, или купить помещение буквально на 30 метров, где должны разместиться 20 сотрудников.
Причина вторая. Недостаточный маркетинг.
Иметь свой офис — это статусно. Что именно так мыслит большинство арендаторов, подтверждает гендиректор бизнес-центра «Эдельвейс» Вячеслав Писаренко. Коворкинги же так и не смогли переломить этот менталитет. Они не стали модными, подчеркивает Евгений Тырнов:

— Малый бизнес рассуждает, что иметь свой офис — это круто. Дорос до этого — вроде как добился определенного статуса. Но круто ли работать в коворкинге? Коворкинги должны транслировать, что работать в них модно, современно, что это особая культура. Проводить дополнительные мероприятия, мастер-классы, чтобы компании могли познакомиться как с самим коворкингом, так и с его резидентами. Но в Воронеже этого так и не произошло. Отсюда вытекает причина 3.
Причина третья. Средний и крупный воронежский бизнес не увидел для себя выгоды в коворкингах, а фрилансеры не готовы платить за постоянную аренду места.
— Я рассматривал такой вариант бизнеса — отдельно открыть полноценный коворкинг, но я не увидел в Воронеже для этого перспектив, — делится Алексей Николаев. — В Москве это развито: в помещении организуют коворкинг, его снимает компания, потому что им удобно ходить в офис, который уже оборудован: есть мебель, техника. У нас компании не готовы перейти в коворкинги: стандартные офисы привычнее. И тем коворкингам, которые открывались, не удалось переломить этот менталитет. А на фрилансерах не заработать — это не постоянные клиенты.

Место в коворкинге, по данным сайта «Все о коворкинге Воронежа», в среднем обходилось в 5‑5,5 тыс. месяц. И это речь идет о ценах в уже закрывшихся коворкингах, вероятно, сегодня цена была бы выше. Для фрилансера с нестабильным доходом и воронежским уровнем заработка, видимо, проще работать из дома, периодически для встреч или смены обстановки выбираясь в кафе.
Причина четвертая. Воронежские компании закрыты и не готовы делить помещение с другими.
Вячеслав Писаренко говорит, что даже в офисах плохо прижился столь популярный в Москве оупен-спейс: большинство арендаторов спрашивают именно про помещения кабинетного типа. Коворкинг же предполагает, что в одном помещении могут работать несколько маленьких компаний. Так, в бизнес-центре «Икар» рассказали, что несколько лет назад также пытались организовать коворкинг, но идея потерпела фиаско. Под коворкинг было отведено помещение на 8 рабочих мест. Компании из 5 сотрудников напрочь отказывались делить пространство с кем‑то еще. Платить же за все помещение целиком они также не хотели.
Причина пятая. Пандемия показала, что можно перевести сотрудников на работу из дома и полностью сэкономить на помещении.
О том, эффективной ли оказалась работа из дома на самоизоляции, спорят до сих пор. Но в том же «Икаре» рассказывают, что даже арендаторы-колл-центры перевели после первой волны пандемии сотрудников на работу полностью из дома и не планируют возвращаться. А если можно вообще не платить, зачем тратить деньги на коворкинг? В кафе же для встреч (если деятельность компании их вообще предполагает) в Воронеже нет недостатка.

СПРАВКА
Экономика коворкинга
(на 50 рабочих мест)
Стартовые вложения:
1 млн рублей — компьютеры
750 тыс. рублей — мебель
50 тыс. рублей — оргтехника
40 млн рублей — помещение на 500 м2 (если помещения нет в собственности)
3 млн рублей — ремонт
200 тыс. рублей — продвижение

Итого: 45 млн рублей/ 5 млн рублей — (если в собственности уже есть помещение)
Ежемесячные доходы
300 тыс. рублей — аренда рабочих мест
50 тыс. рублей — аренда переговорных, конференц-залов под мероприятия
Ежемесячные расходы
4 тыс. рублей — интернет
30 тыс. рублей — 2 администратора
100 тыс. рублей — коммунальные расходы, электроэнергия
30 тыс. рублей — уборка и прочие расходы на поддержание коворкинга
20 тыс. рублей — налоги
Прибыль в месяц:
166 тыс. рублей

Будет ли ситуация меняться на фоне отказов компаний от офисов?
По словам Алексея Николаева, когда кафе разрешили открыться, в его заведении стало больше желающих поработать за ноутбуком, чем до пандемии. Он связывает это как раз с тем, что некоторые компании так и не вышли с удаленки либо вовсе отказались от офисов, а работать постоянно дома комфортно не каждому. Однако в идею того, что в Воронеже начнут массово появляться качественные коворкинги в чистом виде, он не верит: пока это просто невыгодно.

— Зарабатывать можно только при условии постоянной, помесячной аренды рабочих мест в коворкинге, — говорит Николаев — А к этому ни бизнес, ни фрилансеры не готовы – все обозначенные выше причины никуда не исчезли. Да, кому‑то нужно помещение для встреч, но его воспринимают как временное, если и готовы заплатить за такой вариант, то разово. А владельцам это невыгодно. Поэтому единственный жизнеспособный вариант, который я вижу, — это кафе + коворкинг.

Такой же точки зрения придерживается и Вячеслав Писаренко: чтобы кто‑то из владельцев известных бизнес-центров планировал открывать в Воронеже коворкинг, он не слышал.

Впрочем, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе: Евгений Тырнов всерьез задумался об открытии технологичного коворкинга, где будут не только рабочие места, но и общие паяльники, запчасти, микросхемы. Впрочем, пока это лишь «прожекты».

Вероятно, гораздо более серьезную конкуренцию бизнес-центрам могли бы составить московские коворкинги в случае их захода в Воронеж. Например, та же сеть GrowUp продает франшизу на открытие коворкингов. Но пока, по их словам, обращений из Воронежа не было. Сами же москвичи могут зайти в Воронеж, но, как считают в компании, не раньше, чем через пару лет: сейчас не самое лучшее время для инвестиций в незнакомый регион, да и в столице пока простора для заработка хватает.