30 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА 19:00

«Максимально используем сильные стороны региона в условиях кризиса»

Как Воронежской области удается проходить коронакризис легче, чем другим регионам? И что это значит для местного бизнеса?
В каком самочувствии воронежский бизнес подошел к возможной второй волне коронавируса? Какими могут быть новые ограничительные меры? Как изменятся меры господдержки? И как Воронежская область будет конкурировать в привлечении инвесторов с другими регионами на фоне пандемии? На эти темы DF пообщался с главой департамента экономического развития Воронежской области Данилом КУСТОВЫМ.

О мерах поддержки и том, как воронежский бизнес прошел первую волну пандемии

DF: Старт вашей работы в департаменте пришелся как раз на пик первой волны пандемии27 апреля. Расскажите, как в тот период строилась работа с бизнесом, как вырабатывались решения по новым ограничениям и по мерам поддержки.

Д.К.: Включаться в работу в новой должности пришлось без раскачки. Ситуация как с заболеваемостью, так и в экономике менялась ежедневно. Для того, чтобы своевременно на эти изменения реагировать, был создан оперштаб – Комиссия по экономической безопасности. На ее заседаниях практически в ручном режиме велась работа с предприятиями, рассматривались вопросы как по вводу новых ограничений, так и по поддержке бизнеса. Например, наиболее сильно пострадали воронежские санатории: их работа была полностью парализована. А это компании с большим штатом. Образовалась задолженность по зарплате, риск потерять сотрудников. Мы вмешались и провели переговоры с банками. В результате санатории получили льготные кредиты на зарплаты под 2%, сохранены трудовые коллективы. Также договорились о рассрочке для санаториев с ресурсоснабжающими организациями. Это как один из примеров поддержки бизнеса (подробнее о принятых в первую волну мерах – в инфографике к этому материалу).

Главной задачей в то время было поддержать население, особенно семьи с детьми, не дать им существенно потерять в доходах. Но для этого важно было поддержать и бизнес – работодателей, помочь им сохранить рабочие места и уровень дохода сотрудников. Государственные меры поддержки мы дополнили рядом региональных мер. Всего в тот период для предприятий действовало 66 мер поддержки и 29 мер поддержки — для частных лиц. Сегодня таких мер в регионе уже более 113. Новые меры поддержки принимались буквально в ежедневном режиме. И очень скоро мы столкнулись с тем, что многие предприниматели просто не знают о том, на какую поддержку они могут претендовать. Тогда было принято решение создать онлайн-ресурс, который объединит все меры господдержки. Так появился сайт «господдержка 36.рф».
DF: Что стало главным вызовом на тот момент лично для вас?

Д.К.: Работа в тот период действительно состояла из большого числа вызовов. Одним из главных стало сконцентрировать усилия всех органов власти, объединить их. Департамент экономического развития стал своего рода ядром, который работал не только со всеми отраслевыми департаментами (промышленность, сельское хозяйство, строительство и т.д.), но и с департаментом здравоохранения, с департаментом соцзащиты. Именно консолидация усилий позволила сгладить последствия первой волны. В рамках второго вызова стояла задача максимально информировать бизнес и жителей региона о существующих мерах поддержки. Потому что порой сложности возникали не из-за того, что мер поддержки было недостаточно, а из-за того, что многие из тех, кто мог на них претендовать, о них просто не знали. На мой взгляд, справиться с обоими этими вызовами нам удалось. На сайте «господдержка36.рф» также была запущена прямая линия – благодаря ей, и бизнес, и жители региона, могут получить ответы на вопросы, кому из них какая помощь положена, какой пакет документов необходимо собрать.

DF: В начале пандемии было достаточно много скепсиса по поводу мер господдержки. Например, владельцы бизнеса говорили о том, что льготные кредиты (кроме зарплатных) рано или поздно придется возвращать, а увеличить для этого выручку в текущей экономической ситуации компании просто не смогут, долги будут расти и т. д. Как вы считаете, судя по показателям обращений за господдержкой в нашем регионе, удалось ли эту точку зрения переломить?

Д.К.: Большинство мер господдержки – все-таки федеральные. И основная задача на уровне регионов была донести о них полную информацию местному бизнесу. Мы буквально в еженедельном режиме проводили мониторинг того, как бизнес реагирует на меры поддержки, насколько они востребованы, как эти меры поддержки доводятся до компаний. И объемы мер поддержки, dоспользовался местный бизнес, говорят сами за себя. Так, кредитов на зарплаты под 0% было выдано на 609 млн рублей. Льготных кредитов на различные цели, в том числе, на пополнение оборотных средств – на 11,6 млрд рублей. И так далее. Все эти цифры говорят о том, что меры поддержки востребованы бизнесом.

О самочувствие бизнеса сегодня и конкуренции за инвесторов

DF: Вы в силу специфики своей работы общаетесь с бизнесом разного масштаба. Какие настроения сейчас вы наблюдаете и как на них реагируете?

Д.К.: Приведу лишь несколько ярко иллюстрирующих ситуацию цифр. Если в апреле мы наблюдали спад во многих сферах, например, динамика жилищного строительства замедлилась в 2 раза, розничный товарооборот сократился на треть, то сейчас, напротив, видим в региональной экономике небольшой подъем. Например, тот же объем строительных работ увеличился по итогам января-июля на 3%. Тогда как по России – падение на 0,4%. АПК
показало рост на 15,7%, для сравнения, в среднем по стране – на 3,3%. (Подробная статистика по отраслям – в инфографике к материалу). Удалось удержать и темп роста заработной платы – 106%. А это значит, что главная задача решена – доходы населения сохранены.
Как чувствует себя воронежский бизнес в различных отраслях на фоне пандемии?
(по итогам января-июля 2020 г.)
Промышленное производство +11,4%
АПК +15,7%
Строительство +3%
Оборот розничной торговли -7,5%
Что касается реакции на вопросы бизнеса, то мы ввели форму обратной связи в виде заседания Экспертных советов. Туда мы приглашаем представителей реального сектора из различных отраслей и в процессе обсуждения корректируем принимаемые меры. В целом могу сказать, что бизнес смотрит в будущее с оптимизмом. Несмотря на действующие ограничения.
DF: Вы назвали достаточно позитивные цифры, особенно в сравнении с общей картиной по стране. Как считаете, что позволило Воронежской области пройти первый пик пандемии с такими результатами? Был создан определенный запас прочности еще до пандемии?

Д.К.: Да, этот запас прочности – достигнутые еще в 2019 году договоренности с инвесторами. И ни одна компания, имевшая инвестиционные планы, их не отменила. Так, только за последние 2 месяца дан старт строительству целого ряда новых предприятий. Среди них компания «Евралис» с производством элитных семян в Павловском районе, «КУН-Восток» с производством сельскохозяйственной техники. «Ангстрем» запустил свое производство в Масловском индустриальном парке. В ближайшее время туда планирует зайти компания «Лимак». Несмотря на пандемию, новым резидентом приросла и наша особая экономическая зона – это компания «Квант», производящая бытовую технику. И список можно продолжать.

DF: Но как вы отметили, договоренности с этими инвесторами были достигнуты еще в 2019 году. Вероятно, одно из последствий пандемии, которое будет сказывать дольше других – падение деловой активности, сокращение инвестиций в Воронежскую область. Привлекать новых инвесторов станет сложнее. Кроме того, конкуренция за них между регионами только растет. Да, мы долго шли к созданию ОЭЗ. И для нас это прорыв. У нас есть развитые индустриальные парки. Но ведь все это есть и в других регионах. Чем будет отличаться Воронежская область?

Д.К.: Конечно, действующие ограничения не могут не сказаться на деловой активности. Например, до сих пор практически закрыта внешнеэкономическая деятельность. Все это затрудняет привлечение инвесторов. Но наш департамент совместно с Агентством по инвестициям и стратегическим проектам уже прорабатывает проекты, которые могут заинтересовать инвесторов. Ситуация, в которой нам, вероятно, придется жить еще несколько лет, серьезно повысит привлекательность внутреннего туризма. У Воронежской области в этом плане есть прекрасные возможности – через регион проходит трасса М4 «Дон». Сейчас мы проводим инвентаризацию земель вдоль трассы, для того, чтобы размещать там новые проекты. Там могут появиться и ярмарки местных производителей, и гостиницы, и торгово-развлекательные центры, и промышленные производства. То есть, в условиях кризиса мы максимально используем наши сильные стороны.
Да, по отдельности и ОЭЗ, и индустриальные парки есть в целом ряде регионов. Но уникальность нашей области в комплексности инфраструктуры: у нас действует и особая экономическая зона «Центр», и территория опережающего развития «Павловск», сеть индустриальных парков – 3 государственных и 2 частных, площадка для МСП в индустриальном парке «Масловский». Всего 3 региона России могут похвастаться такой
комплексной инфраструктурой. И мы планируем ее расширять. Сейчас прорабатывается создание индустриальных парков в Каширском и Подгоренском районах. В Подгоренском районе индустриальный парк будет специализироваться на производстве строительных материалов. Все предпосылки для этого есть – рядом трасса М4«Дон» и крупное производство «Евроцемент».

Также мы планируем создание и развитие ряда институтов. Проводится реорганизация «Агентства инноваций и развития экономических и социальных проектов». На его базе планируется создание Центра производительности труда и Центра налоговых доходов. Последний будет заниматься мобилизацией налоговых доходов, формированием налоговой политики.

О возможных новых ограничениях и прогнозах по второй волне

DF: Пандемия – это не просто экономический кризис, а ситуация, с которой впервые столкнулись и бизнес, и власть. Если бы ситуация повторилась (а сегодня активно идут разговоры о второй волне), что бы вы изменили в плане введения ограничений в работе бизнеса? Где та тонкая грань лично для вас между вводом жестких ограничений, чтобы не допустить роста заболеваемости, и возможностью бизнеса сохранить компании, сотрудников?

Д.К.: Я бы сказал, что вся суть проводимой нами работы заключалась как раз в поиске этого баланса. Меры по снятию ограничений, которые бы позволили бизнесу вернуться к полноценной работе, прорабатывались нами на Оперштабе. На мой взгляд, нам удалось этот баланс найти, и последствия от первой волны оказались не такими негативными, как могли бы быть. Но вы правы – и бизнес, и власть столкнулись с подобной ситуацией впервые. Сегодня же уже есть определенный опыт, и ограничения в любом случае не будут такими, как в первую волну. Роспотребнадзором выработаны рекомендации, которые позволяют существенно снизить темпы распространения коронавируса. Думаю, что предпринимателей, которые соблюдают эти рекомендации, ограничения коснутся в гораздо меньшей степени.

DF: Вторая волна: ваши прогнозы для экономики региона, если она начнется. Изменятся ли приоритеты в мерах господдержки?

Д.К.: Независимо от развития ситуации с коронавирусом, у нас разработан план поддержки экономики, в который входят порядка 200 мероприятий с объемом финансирования порядка 7 млрд рублей. Кроме того, мы не отказываемся от уже действующих мер господдержки. У нас действует система нацпроектов, областная адресная инвестиционная и программа капремонта, а это значит, что мы направим в экономику региона дополнительные бюджетные деньги, что также ее поддержит. Конечно, будут отрасли, в которых спад неизбежен. Но строительство, АПК – это те сферы, которые продолжат показывать рост. Развитие в любом случае будет.

DF: Можно ли говорить тогда о мультипликативном эффекте: развитие этих отраслей косвенно поддержит малый и средний бизнес. Получив зарплаты на этих предприятиях, их сотрудники придут тратить те же деньги в кафе, фитнес-центры и т. д.?

Д.К.: Да, эти отрасли – локомотивы для всей экономики. Поэтому и малый и средний бизнес наверстает темпы роста. Все основания для оптимизма есть.