25 СЕНТЯБРЯ 2019 года 12:00.

Малый исход

В строительстве массовый отток малого и микробизнеса.
Что это значит для всех участников рынка?
Наталья Андросова
главный редактор медиагруппы De Facto
«Мне пришлось закрыть компанию, существовавшую 20 лет, — рассказывает строитель Сергей Попко. — Мы уходили в минус. И это при том, что нас хорошо знали и заказы были. Налоги, взносы в СРО, бесконечные проверки — все это просто задушило бизнес. Или, например, тендеры. В микробизнесе просто некому было заполнять все растущие кипы документации. Ну хорошо, даже если сам владелец отложит все дела и сядет ее заполнять — тендер выиграли, отработали, а получать нечего: отсрочки по платежам до полугода. И это в лучшем случае. Неплатежи, когда деньги надо выбивать через суд, — это просто стало нормой для крупных заказчиков!»

Падение прибыли и закрытие компаний. Что происходит с малым бизнесом?

Председатель Союза строителей Воронежской области Владимир Астанин подсчитывает, что 80% компаний, занятых в сфере строительства в регионе, — микро— и малый бизнес (речь идет не о застройщиках, а о компаниях, в основном выполняющих подрядные работы). Весь этот сегмент, по его словам, чувствует существенное напряжение на рынке, сокращает объемы работ, увольняет сотрудников. А некоторые компании и вовсе прекращают работу.

«Мы начали работу над созданием ассоциации в прошлом году. И за это время уже 6 компаний, вошедших в нее, закрылись. Посмотрите, какое количество компаний подает заявки на вступление в СРО, членство в которых обязательно, а сколько исключается из-за закрытия. Разница в пользу тех, кто закрывается, будет в разы, — рассказывает председатель Ассоциации малого бизнеса в строительстве Воронежской области «Мастерград», гендиректор «АйронГОСТ» Денис Хомяк. — Прибыль малого строительного бизнеса упала примерно на 30%».

Например, согласно реестру на сайте АСРО «Строители Черноземья», 133 строительные компании из 257 прекратили свое членство.
Данис Латыпов
директор компании «Этажи» в Воронеже
Около трети игроков говорят, что не готовы браться за новые проекты
Пока я не вижу ощутимого оттока малого бизнеса с рынка. Но около трети игроков в частных разговорах делятся, что по факту сдачи имеющихся проектов не готовы браться за новые. Их представление о рентабельности не позволяет учесть стоимость заемных средств при сохранении разумной цены за квадратный метр. Поэтому в долгосрочной перспективе новые правила действительно могут привести к консолидации рынка в руках крупных компаний. В таком случае они будут еще более вольготно чувствовать себя на рынке, что по законам жанра негативно скажется на качестве застройки, разгонит цены на недвижимость. А скорее всего, оба этих фактора сработают одновременно. Для мелких игроков и покупателей это, безусловно, негативный прогноз, выигрывают только крупные застройщики.
Ситуация может дополнительно усугубиться тем, что, по прогнозам, через 1,5-2 года на рынке возможно формирование дефицита новостроек — из-за оттока не только подрядчиков, но и небольших застройщиков, что, в свою очередь, всегда играет против покупателя. Вероятно, в условиях дороговизны и дефицита новостроек разумной альтернативой при улучшении жилищных условий чаще будет становиться недвижимость на вторичном рынке.

С какими проблемами сталкивается малый бизнес в строительстве сегодня?

Проблема 1. Сроки задержек по платежам увеличились вдвое.

Если раньше средняя отсрочка по платежам не превышала 3 месяцев, то теперь стабильна ситуация, когда работу оплачивают через 6-8 месяцев, рассказывает Денис Хомяк.

«Для малого бизнеса это очень много, — говорит предприниматель. — Сначала нужно выдернуть деньги из оборота — закупить материалы, чтобы выполнить заказ. Затем весь штат работает на объекте. А после полгода ждем за него плату! А тут следующий заказ — нужно опять закупать материалы. И налоги, другие обязательные расходы никто не отменял. Если же компания перестает платить налоги и другие отчисления за сотрудников, то ей просто блокируют счет. Месяц блокировки — верная смерть. Поэтому предпринимателям приходится задерживать людям зарплату. И сейчас мы говорим о ситуации, когда заказчик добросовестный. А если 8 месяцев проходит, но денег по-прежнему нет? В суд. И ко всему прочему добавляются затраты на юриста — в штате у большинства мелких компаний его нет».

Проблема 2. Дефекты в сметной документации ведут к убыткам подрядчиков при работе по тендеру.

Денис Хомяк считает, что 44-ФЗ, по которому идут закупки, абсолютно не адаптирован под специфику строительной сферы, а тем более под малый бизнес.

«Малый бизнес — это основные подрядчики мелких муниципальных заказов, — рассказывает Владимир Астанин. — Ремонтные работы в школах, детсадах. Особенно если речь идет не о капремонте, а об отдельных заказах. Но кто составляет сметы на работы в этих учреждениях? В штате специалистов нет, на привлеченных экономят. В итоге в расчетах существенные дефекты. Маленькая компания выигрывает тендер, начинает выполнять работу, а потом оказывается, что 100 кубометров материала не хватает — не учтены в смете. И это типа ваши проблемы! Если же сметные цены оказываются выше рыночных — еще хуже. Нередки ситуации, когда уже после заключения контракта заказчик начинает приводить их к рыночным. И вся приемка работ идет с понижением. Получается, что подрядчик рассчитывал на одну сумму, а получил другую. Судиться же в таких случаях или не браться за такие работы у малого бизнеса возможности просто нет: заказы нужны».

Проблема 3. Демпинг на торгах стал в несколько раз жестче.

Владимир Астанин акцентирует внимание: еще несколько лет назад конечная цена работ на торгах была в среднем на 10% ниже, чем стартовая. И, по его мнению, с таким дисконтом чаще всего реально выполнить работы без снижения качества. Сегодня же участники торгов падают в цене на 40-50%. И это затягивает петлю на шее малого бизнеса.

«С таким дисконтом добросовестно выполнить большинство заказов просто невозможно: это либо работы отнюдь не с теми материалами, которые прописаны в условиях тендера, либо работа в убыток, — уверен председатель Союза строителей. — Но если 90% торгов для малого бизнеса проходит таким образом, что делать компаниям? Они соглашаются работать на таких условиях в надежде, набрав много заказов, суммарно получить хоть какие-то деньги и выплатить сотрудникам зарплаты. Но в итоге уходят в убытки».

Проблема 4. Сокращение заказов со стороны небольших застройщиков.

С введением эскроу-счетов и практически запретом на долевое строительство в его традиционном понимании начали сокращаться заказы на подрядные работы от небольших застройщиков. Те сами не готовы строить прежние объемы без привлечения средств дольщиков.

«Пока нет точного понимания, на сколько именно упадет количество заказов, потому что достраиваются объекты, которые начаты еще по старому закону, на них уже заключены договоры с подрядчиками, — рассуждает Владимир Астанин. — Но тенденция постепенно набирает обороты. Застройщикам-гигантам мелкие подрядчики просто не нужны: у многих из них есть отдельные подразделения, которые выполняют все виды работ — от отделки до вентиляции. Как раз небольшим застройщикам, возводившим по 1-2 дома в год, нужен был субподряд по непрофильным работам».

Генеральный директор строительной компании «Экспресс» Геннадий Мешков подтверждает, что объемы работ сокращаются в разы, на столько же падает необходимость в привлечении субподрядчиков.

Как уход «малышей» отразится на рынке?

Мнение 1. Снижение конкуренции приведет к падению качества и усложнит поиск подрядчиков средним и крупным компаниям.

Сергей Попко считает, что снижение качества работ уже началось: мелкие компании сократили штаты, работают с крайне дешевыми материалами, в сжатые сроки — лишь бы как-то выполнить заказ и свести концы с концами. Денис Хомяк подчеркивает, что по некоторым направлениям подрядчиков уже дефицит, о конкуренции не идет и речи. Следствием этого может стать необходимость для средних и крупных застройщиков создавать свои подразделения по непрофильным видам работ (например, вентиляционные). Не считая, конечно, гигантов, у которых такие уже есть. Это, в свою очередь, станет дополнительной финансовой нагрузкой на застройщиков — до нескольких миллионов в год, что при нынешнем состоянии рынка довольно ощутимая сумма, считает Владимир Астанин. А это будет значить, что им придется поднимать цену на квартиры или коммерческие объекты. Либо их объемы работ будут сокращаться. Тогда с недостаточной конкуренцией столкнется уже потребитель.

Мнение 2. Серьезных изменений на рынке не произойдет.

«Я не вижу ничего критичного ни для более крупных строительных компаний, ни в конечном итоге для потребителя, — рассуждает гендиректор инвестиционно-строительной компании «Финист» Сергей Лукьянов. — В целом, на мой взгляд, проблема ухода из строительства микробизнеса преувеличена участниками рынка. Да, компании закрываются. Кто-то действительно из-за финансовых трудностей. Но есть и другая причина: сейчас часть строительных работ разрешили выполнять ИП. Думаю, некоторые просто меняют юрлицо. Через какое-то время они откроются как ИП и продолжат работать».

Часть же, как считает строитель, будут работать всерую. Это наблюдение подтверждает один из участников строительного рынка (по понятной причине он предпочел остаться неизвестным). Он закрыл компанию, но со своей бригадой продолжает выполнять отдельные строительные заказы.

Руководитель ГК «Развитие» Сергей Гончаров отмечает, что пока расценки на работы субподрядчиков не изменились. И он не считает, что будут предпосылки к резкому росту из-за дефицита малых компаний или что застройщикам придется массово отказываться от субподряда и вместо него нанимать в штат рабочих, делать все своими силами. В конце концов, немало желающих из других регионов поработать на подряде в Воронеже.

Так что, похоже, спасение малого бизнеса в строительстве останется делом рук самого малого бизнеса.