30 Декабря 2021 года, 11:52
Воронежский облсуд отказался выпускать из-под домашнего ареста экс-ректора ВГТУ Сергея Колодяжного, обвиняемого в растрате 58 млн рублей.

Защита пыталась отменить меру пресечения. Под домашним арестом экс-глава университета пробудет до 6 марта 2022 года, сообщают в облсуде.

  • Управление СК по Воронежской области возбудило в отношении Колодяжного уголовное дело о получении взятки в конце февраля 2020 года. Он якобы получил от подчиненного не менее 2 млн рублей. Кроме того, возбуждено уголовное дело о мошенничестве в отношении Колодяжного и трех проректоров ВГТУ: Сергея Сафонова, Александра Колосова и Ларисы Перевозчиковой. Подозреваемые якобы изготовили приказы о ежемесячном премировании не менее 14 сотрудников вуза. За указанный период эти работники учебного заведения получили не менее 70 млн рублей, которые в последствии якобы были переданы руководству вуза. По уголовным делам проведены обыски, Колодяжный и 3-е проректоров были задержаны. Позже проректоров отпустили.

  • 12 марта Колодяжному предъявили обвинение в получении взятки в крупном размере. Позже он заявил о том, что складывает полномочия главы университета. Исполняющим обязанности ректора был назначен проректор по научной работе Игорь Дроздов. В начале октября пост занял Дмитрий Проскурин. В октябре Колодяжному предъявили обвинение и в мошенничестве.

  • В начале июня Колодяжного госпитализировали из СИЗО в медсанчасть УФСИН. Причиной стало повышение уровня сахара. У Колодяжного выявили сахарный диабет. Позже его перевели областную туберкулезную больницу №1. В середине июля экс-ректора вернули в изолятор.

  • В феврале 2021 года Колодяжного выпустили из СИЗО под домашний арест. К тому моменту обвинения в мошенничестве и получении взятки переквалифицировали в присвоение и растрату.

  • В декабре 2021 года защита Колодяжного ходатайствовала о возврате материалов дела в прокуратуру, но получила отказ. Адвокат экс-ректора заявлял, что вменяемое преступление касается периода, когда обвиняемый был депутатом облдумы, а окончательное обвинение ему предъявлял не руководитель следственного управления по региону, а простой следователь.