28 Июня 2017 года, 06:00
На многочисленные обращения сотрудников «Эколайнера» к высшим инстанциям региона зачастую звучит ответ: «Это спор двух хозяйствующих субъектов, власть не может вмешиваться». Так какой же это спор, если предприятие «тормозят» методами 90-х, и все это больше походит на рейдерский захват? Так, например, 8 июня воронежский завод «Эколайнер» встал. Производство бумаги и гофрокартона ежемесячной мощностью 5 тыс. тонн простояло без электроснабжения аж до 24 июня. Около 160 человек вынуждены были прекратить работу. Доведенные до предела люди обратились к последней инстанции — записали видеообращение к президенту Владимиру Путину. Они готовы бороться за сохранение предприятия, работа на котором их устраивала по всем параметрам. Но так было до недавнего времени. С осени прошлого года это уже не первая попытка не дать заводу нормально работать напрямую физическими методами. Давление же через различные инстанции уже не поддается подсчету. Иными словами, происходящее все больше подпадает под определение «рейдерский захват». Кто и как мешает предприятию?

Что произошло?

Электричество отключили утром 8 июня. После отключения на предприятие поступила информация о якобы ремонте на подстанции «Левобережных очистных сооружений» (ЛОС). Примечательно, что одноименное юрлицо (ООО «ЛОС») стало банкротом, а имущество недавно выкуплено с торгов неким Евгением Лычагиным всего-то за 2 млн 735 тыс. рублей. Однако, по информации гендиректора «Эколайнера» Игоря Зенищева, ЛОС по-прежнему подконтрольны депутату гордумы и бизнесмену Александру Тюрину, а также Вадиму Ишутину — выходцу из Воронежской коммунальной палаты.

Работы должны были завершиться к 16 часам, однако ни в это время, ни на следующий день подача электричества не возобновилась. Как рассказал Игорь Зенищев, сотрудники «Эколайнера» обратились в ЛОС, где им пояснили, что арендатор подстанции — зарегистрированное в Бутурлиновке ООО «Электро-экспресс». «Около 14:00 все работы там были прекращены, помещение закрыто и поставлено под пультовую сигнализацию вневедомственной охраны. А 9 июня отключен и аварийный ввод. Теперь мы вообще без электричества. При этом с ЛОС у нас есть договор на поставку электроэнергии с первого дня работы «Эколайнера», и по этому договору мы добросовестно исполняем все наши обязательства», — сообщил Игорь Зенищев.

Правда, у Александра Тюрина другая точка зрения на ситуацию: «Я вместе с федеральными экспертами в области экологии был возле завода. Так вот, котельная дымила. Это странно для предприятия с отключенным электричеством. Кроме того, завод не должен работать вообще на основании решения суда о приостановлении деятельности!»

Остается не совсем понятным, почему вдруг Тюрин оказался в непосредственной близости от завода именно в тот день, когда было отключено электричество? А также не совсем ясно, о каком решении суда он с такой уверенностью говорил? Как следует из судебных документов, должна была быть приостановлена деятельность лишь по сбросу сточных вод на земельный участок, принадлежащий ЛОС. Но, комментируя этот факт, депутат немного оговорился, возможно, выдав желаемое за действительное. А вот еще один занятный эпизод этой истории. Вдруг в ней все чаще стало звучать имя Владимира Логинова, руководителя воронежского АИРа. За руку Тюрина естественное никто не ловил, но кто может распространять такую информацию в местном истеблишменте и «сталкивать лбами» уважаемых руководителей?

Представителей «Эколайнера» не пускали к подстанции, которая обеспечивает его электричеством, до 24 июня: объект и КПП охранялись вооруженными чоповцами (более 15 человек). Туда чуть ли не с боем смогли прорваться только сотрудники полиции и работник МРСК. Это случилось во вторник, 13 июня — правоохранители составили акты о хищении оборудования. Что занятно: электрооборудование, обеспечивающее подачу энергии на «Эколайнер», фактически украдено. 4 кабеля, идущие от подстанции на предприятие, были вырваны «с мясом» из-под земли. А вот то электрооборудование, что питает ЛОС, — не было украдено. Удивительно, как это вообще могло случиться на объекте, важность которого для безопасности Воронежа трудно переоценить?

При этом проходила информация, что ЛОС все же сетует на хищения, но в полицию почему-то не обращалось. Зачем так поступало руководство очистных сооружений и не является ли это введением в заблуждение? Ведь если бы ЛОС и правда находилась без электричества, то не смогла бы обслуживать своих абонентов, и возникла бы аварийная ситуация. Такую аварию, учитывая значимость предприятия для города, устранили бы едва ли не мгновенно. Но всего этого, как мы уже знаем, не случилось.

Эколайнер конфликт.JPG

Кабели , идущий от подстанции к «Эколайнеру», вырвали «с мясом»

Впрочем, сам гендиректор ЛОС Игорь Житарюк удивил с ответом по этой теме. Он... затруднился точно сказать, какое именно оборудование пропало! «Если честно, я не силен в оборудовании. Полиция составляла акты. Наше предприятие питает большое количество субабонентов. Пока очистные сооружения работают», — сказал Житарюк.

А теперь давайте чуть подробнее посмотрим на компании «Электро-экспресс» и ЛОС и тех, кто может за ними стоять. Во-первых, не лишним будет вспомнить, что «Электро-экспресс» из Бутурлиновки пыталось выиграть конкурс на концессию «Воронежской горэлектросети». Уже тогда участники рынка говорили, что ООО близко к депутату Олегу Бурцеву и, следовательно, его партнеру Вадиму Ишутину. Во-вторых, де-юре компанией руководит некий Михаил Булучевский. Можно конечно поверить, что парень 1994 года рождения поднаторел в менеджменте в такой сложной отрасли, как энергетика. Но посмотрите его страничку в соцсети. Вызывает доверие? Кстати, «Электро-экспресс» в 2015 году, согласно данным ИАС Seldon.Basis, зафиксировал убыток в 404 тыс. рублей (финпоказатели за 2016 год не раскрываются).

Ладно, давайте попытаемся поверить, что ЛОС и «Электро-экспресс» совершенно не связаны между собой. Но тогда логично возникает другой вопрос, куда более тревожный. Если ЛОС допускает к себе на территорию вот такую компанию в лице «Электро-экспресс», несет ли она ответственность за ее деятельность? Тревожен этот вопрос в контексте противоборства терроризму и значимости ЛОС для Воронежа. Не дай бог, случись диверсия, и город затопит фекалиями?

Так вот, если сразу две компании методично атакуют третью, означает ли это, что они попросту хотят завладеть «Эколайнером»? Весьма похоже на прессинг времен 90-х, которым пользовались тогдашние рейдеры, не так ли?

Как «здоровому» предприятию не дают работать

Трудно называть происходящее вокруг «Эколайнера» просто конфликтом двух хозяйствующих субъектов, когда начинаешь разбираться в нехитрой двухходовке. Первым шагом был уход в банкротство Тюрина: он в том числе выступает поручителем по кредиту, на который запускался «Эколайнер». Таким образом, банк-кредитор может предъявить претензии уже к самому предприятию.

Примечательно, что когда Тюрин публично изъявил желание стать банкротом, то требования его кредиторов начали нарастать лавинообразно. Например, к моменту признания банкротства долг оценивался в 463 млн рублей. Далее поступали все новые и новые претензии: 382,5 млн, 181,13 млн... А если присмотреться к реестру кредиторов, то можно увидеть там преимущественно те компании, которые были на слуху в бытность Воронежской коммунальной палаты и соответственно близки к тому же Ишутину.

Второй ход — многочисленные попытки остановить работу предприятия и тем самым выставить его на торги за бесценок (напоминаем: банковский кредит не погашен). В ноябре прошлого года неизвестные перекрыли подачу пара на завод. Схема была схожа: ООО «Синтез-Инвест» передало питерскому ООО «Органика» контроль над паропроводом. Работа остановилась. После этого рабочие завода, лишившиеся части зарплаты из-за инцидента, вышли на пикет с лозунгами: «Остановите преступников, блокирующих пароснабжение», «Тюрин лишил нас работы». Последний свою причастность к случившемуся конечно же отрицал. А, кстати, ООО «Органика» контролировалось все тем же «соратником» Вадима Ишутина — Олегом Бурцевым.

Только за последнее время «Эколайнер» «пережил» 37 проверок различных инстанций, и такая их частота опять-таки подводит к следующему выводу. Ведь вырисовывается картина все с тем же определением «рейдерский захват»: 160 сотрудников «Эколайнера», которых собирали по всей России, остаются без работы, а само предприятие получает новых «хозяев». Все еще думаете, что это конфликт хозяйствующих субъектов?

Каждый из подобных инцидентов не просто лишает завод возможности работать в данный момент, а, значит, и генерировать выручку, но и влечет за собой целый ряд новых, дополнительных вложений.

«Сначала нам подняли тарифы на техническую воду без объяснения причин. Но ничего, мы сделали скважину. Потом выключили пар. Ладно, построили котельную. Пока не решили проблему с водоотведением, но это ничего, уже строим локальные очистные сооружения. Хотя никаких запрещенных веществ в наших стоках нет, по официальному заключению федеральной лаборатории. Ну а сейчас настала очередь электричества», — рассказал Игорь Зенищев.

И еще. ЛОС буквально «бомбардирует» «Эколайнер» судебными исками. Якобы «Эколайнер» ворует электроэнергию и воду. Почему же раньше такие претензии не возникали и появились только когда интерес Тюрина и компании к «Эколайнеру» вылился в открытый конфликт?

Что означает рейдерский захват предприятия для репутации и экономики региона?

Спор по «Эколайнеру» разгорелся в начале 2016 года. Игорь Зенищев пояснил, что партнер принимал «вредные» для предприятия решения, а инженеры готовы были уволиться, лишь бы не работать под его руководством. Конфликт предлагалось решить миром: Тюрину давали 140 млн рублей за его долю. Однако, депутат отказался. С тех пор на предприятии и начались проблемы. Чем они могут обернуться не только для одной компании, а для всего региона?

Вероятность 1. Техногенная катастрофа. Игорь Зенищев рассказал, что на заводе работает своя котельная. И такие неожиданные сбои с электричеством создают реальные технологические угрозы. Потому что 9 июня было отключено даже аварийное электроснабжение, которое питает средства пожаротушения. На заводе, где хранится огромное число тонн макулатуры и готовой продукции, одной искры будет достаточно…

Вероятность 2. Увеличение числа безработных на 160 человек. Ситуация с отключением пара в прошлом году и вынужденным простоем завода стоила его рабочим порядка 10 тыс. рублей из их заработной платы — каждому. Но, несмотря на все трудности, они продолжают трудиться на своем предприятии. И хотели бы продолжить делать это и дальше, если, конечно, им дадут. От желаний одного человека иногда зависят судьбы сотни людей. За каждым из которых стоит семья. Насколько легко им будет найти новое место работы в случае банкротства предприятия — вопрос весьма сомнительный.

Впрочем, потери для бюджета от последней остановки «Эколайнера» также весомые: порядка 7 млн рублей.

Вероятность 3. Ухудшение инвестиционной привлекательности региона. Конфликт с местного уровня уже дошел до федерального. Доведенные до крайности сотрудники завода обращались и к Грызлову, и, на этот раз к Путину. Кто из федеральных, а тем более зарубежных бизнесменов захочет развивать бизнес в регионе, где подобные конфликты растягиваются на годы? И нормальное предприятие в одночасье может перестать функционировать? Кстати, только в I квартале 2017 года «Эколайнер» заплатил порядка 39 млн рублей налогов.

23 июня, имея на руках решение Левобережного райсуда Воронежа, сотрудники «Эколайнера» с боем все-таки прорвались к подстанции (ТП-54). Они хотели лишь восстановить нужное оборудование и перезапустить предприятие. Но их ждал неприятный сюрприз...

Эколайнер конфликт.JPG

Вот так встречали сотрудников «Эколайнера» с решением суда на руках

На этом фото — брошенный экскаватор весом в несколько тонн возле заваренной (!) вкруг входной двери в подстанцию. А вокруг все так же стояли военизированный ЧОП и вневедомственная охрана. Как считаете, наплевательское это отношение к постановлению суда или нет?

Впрочем, ремонтная бригада смогла-таки восстановить электроснабжение «Эколайнера» — к позднему вечеру 24 июня. Очередная попытка столкнуть работающее предприятие в пропасть и испортить жизнь его 160 сотрудникам не увенчалась успехом. Но долго ли готовы не мешать «Эколайнеру» нормально работать? И на что готовы пойти Тюрин и Ко дальше? Вопросы пока открытые.


Комментарии