12 Октября 2021 года, 09:30
IMG_3030_0_cr.jpgБанкротства, взыскания, потребительский экстремизм — чего ждать бизнесу? 

Учредитель правового агентства «Прасолов, Гафаров и партнеры» Дмитрий Прасолов рассказывает о трендах судебной практики, объясняет связь развития судебной практики с экономическими процессами в стране и советует, к чему нужно готовиться бизнесу 

Рост числа дел о банкротстве физлиц

Если за весь 2020 год в Арбитражный суд Воронежской области поступило 2475 заявлений о признании должника банкротом, то уже к середине сентября этого года — 2700. В основном это заявления о признании банкротами физических лиц. Сейчас, согласно официальной позиции правительства России, банкротство для физических лиц — рекомендуемый финансовый инструмент. Более того, рассматриваются соответствующие поправки в законодательство, призванные ускорить и удешевить процедуру банкротства.

Следует отметить, что в Воронежской области в отличие от Москвы применяются последовательно две процедуры — реструктуризация долгов и реализация имущества. В целом банкротство физических лиц — действенный механизм прекращения денежных обязательств, если у должника есть средства на его финансирование и сам должник не совершал последние 3 года сделок, которые могут быть оспорены с возвращением в конкурсную массу ликвидного имущества.

Повышение стандартов в отношении банкротства юрлиц

На данный момент доказывание в процессе о банкротстве и в общегражданском арбитражном процессе — две разные юридические процедуры. Часто банкротство инициируется исключительно для перераспределения активов или для получения дополнительных оснований для оспаривания сделок, что объясняет еще одну тенденцию судебной практики — возможность ревизии судебного акта, на основании которого инициируется дело о банкротстве конкурсными кредиторами, права которых могут быть нарушены. Кредитор может заявить о сомнительности основания банкротства его должника (если банкротство инициировал сам должник или иной кредитор) и обжаловать судебный акт, изначально установивший долг. Мы смогли добиться отмены судом кассационной инстанции судебного приказа, по которому банкротство инициировалось исключительно на основании анализа консолидированной процессуальной активности должника и кредитора по иным процессам с целью уйти от обязательства в пользу нашего клиента.

Ответчики смогут активно привлекать свидетелей

Значительную часть общегражданских арбитражных дел стали составлять дела о взыскании неосновательного обогащения. Но теперь истцы ссылаются не на ошибочность платежа, а указывают на нереализованные намерения — планировали поставку или подряд, а товар не передали или не выполнили работы и т. п. У ответчика самые широкие средства для доказательства исполнения своих обязательств. Например, можно смело приводить в суд свидетелей, что не совсем характерно для арбитражного судопроизводства по иным категориям дел. В связи с этим я рекомендую предоставлять доказательства по производственным мощностям, транспортировки, книги покупок, книги продаж, то есть доказывать весь технологический и коммерческий цикл производства или покупки товара / работ.

Потребительский экстремизм продолжит процветать

Нельзя не отметить и резкий рост дел потребительского экстремизма, когда потребители заявляют о незначительных недостатках товаров, которые дают им право отказаться от договора со взысканием цены со всеми неустойками и санкциями с продавца. А суды по­прежнему почти всегда на стороне потребителя.

Защита бизнеса от потребительского экстремизма должна начинаться уже на стадии разработки договора с потребителем. Также рекомендую максимально ответственно подходить к выбору экспертной организации. Хотя у потребителя и много прав, но слабые места у него тоже можно и нужно находить. И, безусловно, всегда следует заявлять в суде первой инстанции о снижении неустойки, о чем, как ни странно, многие также самонадеянно забывают, предполагая, что выиграют дело. 

На правах рекламы.