16 Ноября 2020 года, 11:15
IMG_2050 copy.jpgПравовое агентство «Прасолов, Гафаров и партнеры» отметило 14-летие 

27 октября правовое агентство «Прасолов, Гафаров и партнеры» отметило свой 14-й день рождения. Далеко не каждая юридическая компания может похвастаться такой историей. О том, как создать и сохранять востребованность на рынке, подбирать нужные кадры, найти свой стиль и подход к работе, рассказал учредитель компании Дмитрий Прасолов

О кадрах 

На момент основания 27 октября 2006 года наша компания называлась Центр правового обслуживания «Эксперт». Сегодня наше правовое агентство «Прасолов, Гафаров и партнеры» управляется двумя партнерами — кандидатами юридических наук. Мы оба являемся профессионалами по ведению судебного процесса, при этом у каждого из нас есть определенная специализация. Например, у меня больше опыта по земельным спорам, Сергей Гафаров ведет основную часть дел в сфере госзакупок или спорам с Федеральной антимонопольной службой.

Кроме того, мы оба ведем общегражданские, трудовые и семейные дела. 

Штат нашей компании — 5 человек, которые работают на постоянной основе. Специфика нашей работы в том, что каждый проект курирует один из двух партнеров в зависимости от специализации. Это может быть личное ведение или подбор стороннего специалиста с учетом специфики дела и нашей осведомленности о рынке юридических услуг. Ответственность за подобранных специалистов несем исключительно мы, тактику и стратегию ведения дела определяем также мы. Например, мы привлекаем либо технических специалистов, с которыми работаем не первый год (кадастровые инженеры, лингвисты, эксперты и др.), либо юристов, специализирующихся на узкой категории дел (споры в сфере авторских и смежных прав, дела по лицензированию и т.д.). При таком подходе получается, что дело ведет профессионал именно в этой области с большим стажем работы и опытом. Мы делаем ставку на уже готовых профессионалов, поскольку рисковать результатом мы не имеем права. Молодые кадры выполняют роль помощников в организации, пока их обучение не достигнет определенного уровня. 

Об опыте 

На рынке юридических услуг мы работаем 14 лет — для юридического бизнеса это немало. За это время наши специалисты поучаствовали в разрешении примерно 560 судебных споров. За это время проиграно незначительное количество дел, остальные выиграны или по ним заключены мировые соглашения. Мы принципиально не беремся за дела, не имеющие судебных перспектив, о чем прямо говорим клиентам. Процесс ради процесса, даже если он оплачивается, нам не интересен. При невысокой вероятности выигрыша дела мы также уведомляем об этом клиента. Результат такой работы — полное отсутствие за все годы работы жалоб на нашу компанию. Как известно, без поражений нет побед, и главное, чтобы клиент был максимально информирован о ходе его дела и его перспективах. 

Я и мой управляющий партнер в 2012 году получили ученые степени, а в 2013 году я получил образование профессионального медиатора (посредник при урегулировании споров). Кроме того, в этом же году я выпустил монографию «Выход суда за пределы заявленных требований». Из достижений 2020 года — мое назначение арбитром арбитражного центра при Российском союзе промышленников и предпринимателей — это один из четырех разрешенных Правительством России третейских судов. 

О главном 

В своей работе мы всегда делали ставку на индивидуальный подход к каждому клиенту. Двух одинаковых дел не бывает. Наш клиент должен быть уверен, что его проблема разрешена, она не повисла в воздухе и не «обросла» дополнительными или новыми делами. На мой взгляд именно это залог, что в следующий раз клиент обратится именно к нам. Наш главный принцип — полная информированность клиента, никаких сюрпризов и неожиданностей. 

О тенденциях 

В последние годы в сделках с недвижимостью наметилась тенденция их оспаривания в рамках обособленных споров в процедуре банкротства. Причем процедура банкротства может быть введена в отношении любого из контрагентов, участвовавших в любом звене приобретения имущества, а арбитражный управляющий имеет право на оспаривание сделок, совершенных, в том числе, за 3 года (в определенных случаях и больше) до инициирования банкротства. В этой связи при приобретении имущества следует оценивать на наличие признаков банкротного или предбанкротного состояния всех участников сделок по этому имуществу в пределах последних лет.

Кроме того, при рассмотрении споров о возвратах займа наметилась очень четкая тенденция оценки платежеспособности заимодавца на момент выдачи займа. Одной расписки или договора теперь недостаточно, необходимо подтвердить возможность фактического наличия денежных средств на момент выдачи. Если с этим есть сложности — рекомендую любые переводы оформлять через банк, расписки больше не гарантируют положительное судебное решение.

Изменений в законодательном регулировании и судебной практике очень много. Сама судебная практика стала более ситуативной, по большинству дел усложнился предмет доказывания. 

О планах 

Безусловно, пандемия внесла коррективы. С 20 марта по 11 мая суды фактически не работали, рассматривали лишь незначительную категорию дел. Сейчас суды работают в авральном режиме, нам приходится подстраиваться под такой ритм. Кроме этого особенных изменений не произошло. Выросло количество бракоразводных процессов (с разделом имущества в основном), чаще стали обращаться по вопросам банкротства физических лиц. Значительно медленнее стали работать органы государственной власти, что объективно обусловлено нехваткой кадров на местах. В судах все чаще назначаются онлайн-заседания, что в основном не нравится ни сторонам процесса (живое общение с представлением доказательств в реальном времени предпочтительнее), ни самим судьям — технические проблемы связи, невозможность непосредственного исследования доказательств. Я считаю такое направление перспективным лишь при рассмотрении дел в вышестоящих инстанциях (апелляция, кассация, надзор), где представление доказательств и так ограничено законом. 

На правах рекламы


Комментарии