1 Сентября 2020 года, 10:40
И как удалось избежать фатальных последствий пандемии в Воронежской области

Воронежский бизнес только начал приходить в себя после первой волны коронавируса, а уже ходят слухи о второй. Однако, в общении с бизнесом все чаще можно услышать мнение, что даже во время первой волны готовились к худшему, а ситуация в экономике в итоге оказалась не такой критичной. Что помогло региону относительно плавно пройти кризис?

Причина 1. Подготовленная заранее финансовая «подушка безопасности» смягчила удар пандемии.

В I квартале 2020 года индекс промышленного производства региона составил 11,8%, хотя в 2019-м за тот же период он был лишь 5,2%. Обычному воронежцу эти цифры мало о чем говорят. Но вот если перевести эту статистику в те средства, которые благодаря развитию производства и, следовательно, росту налогов региональному парламенту удалось направить на борьбу с пандемией, то это 10 млрд рублей. По словам спикера Воронежской областной Думы Владимира Нетесова, самое главное в начале пандемии было сохранить стабильность в экономике и социальной сфере. Благодаря наличию этих средств, во многом это удалось.

«В конце 2019 года никто не предвидел пандемию, и к ней не готовился. Но то, что экономика области шла на подъем, помогло существенно смягчить кризисный удар», — считает профессор кафедры национальной и региональной экономики РЭУ им. Плеханова Юрий Латов.

В регионе была создана ОЭЗ, продолжилось развитие индустриальных парков, что в свою очередь привлекло новых инвесторов — это позволило подойти к пандемии с определенным запасом прочности.

«Создание индустриальных парков — это старая тенденция, которая есть во многих странах, — отмечает Юрий Латов. — Такие проекты не всегда бывают успешными. Чтобы парк работал, необходимо, чтобы помимо финансовой привлекательности были и другие условия в регионе — производственная база, наличие высокотехнологичных кадров. В Воронежской области такие условия во многом сформированы». Например, есть большое количество вузов, которые готовят кадры».

По мнению доктора экономических наук, профессора ВГУ Юрия Трещевского пока индустриальные парки не дают больших объемов производства, но это хороший пиар-ход для привлечения инвесторов, демонстрация местных властей их заинтересованности в заходе новых игроков.

Причина 2. Создание условий для появления новых рабочих мест в регионе и поддержка бизнеса в кризис.

В Воронежской области появилось 17,5 тыс. рабочих мест благодаря реализации инвестпроектов на территории региона. А если говорить языком денег, то за 5 лет в региональный бюджет поступило 1,5 трлн частных инвестиций.

Официальная версия властей заключается в том, что добиться этого удалось благодаря слаженной работе законодательной и исполнительной ветвей. Новые инвесторы, во-первых, могли рассчитывать на областные меры поддержки, например, разместив производство на инфраструктурно подготовленной территории индустриального парка «Масловский». Во-вторых, компании-инвесторы были избавлены от «входного порога» — то есть не было минимального объема инвестиций, который должны вложить бизнесмены. Это позволяло предприятиям и государству эффективно сотрудничать. Латов отмечает, что это однозначно сыграло на руку воронежской экономике и позволило ей плавно войти в пандемию.

А что было сделано в регионе, когда пандемия уже началась? Во-первых, около 1,5 млрд рублей направили на меры помощи малому и среднему бизнесу из областного бюджета. Во-вторых, более 100 млн рублей направили в качестве безвозмездной финансовой помощи на выплату заработных плат и решение текущих вопросов.

Юрий Трещевский считает, что одним из факторов стал выбранный порядок по введению и снятию коронавирусных ограничений:

«У нас не останавливали промышленность — закрывался в основном малый бизнес. И это правильно, что большие и средние предприятия работали — запустить крупные производства после остановки будет если не невозможно, то очень сложно».

Но были и те компании, которые все же ушли на вынужденную «самоизоляцию». И в апреле 2020 года при Воронежской областной Думе парламентарии сформировали Совет по устойчивому развитию экономики региона. Он помогал бизнесу, пострадавшему из-за пандемии, получать «неотложную помощь». Как заявлял весной Владимир Нетесов, парламентарии быстро отреагировали на развитие пандемии и ее экономические последствия, благодаря чему удалось организовать двухстороннюю связь власти с бизнесом и населением и оказать им необходимую поддержку.

Еще весной председатель комитета Воронежской областной Думы по имущественным и земельным отношениям Роман Жогов замечал, что тысячи предпринимателей смогли воспользоваться кредитными каникулами и беспроцентными кредитами на зарплату. Подробнее о том, как бизнес получал поддержку от государства, можно прочитать здесь.

Причина 3. Вложения в развитие региональной медицины

Здравоохранение было, пожалуй, самым болезненным вопросом для всех с наступлением пандемии. И столь стремительно решения по строительству больниц и перепрофилированию действующих, кажется, не принимались властями никогда. Например, новая инфекционная больница в Воронеже буквально выросла на глазах – она начала работать через 2 месяца после начала строительства.

«Я не слышал тревожных новостей о Воронежском регионе в связи с пандемией, хотя о ряде других регионов они были, — говорит Латов. — И на это, конечно, могло повлиять то, что на здравоохранение были выделены средства из регбюджета — то есть в области довольно быстро расставили приоритеты».

Соответствующие решения по распределению бюджета принимались на заседаниях Воронежской областной Думы.

Прогнозировать ситуацию со второй волной пока не берется никто. Да, первую волну нам удалось преодолеть достаточно плавно и ко второй область подходит достаточно подготовленной. Но с какими результатами регион выйдет из нее, если она все же случится? И сможет ли региональная экономика не только сохранить стабильность, но и показать рост?


Комментарии