27 Апреля 2020 года, 11:56
photo_2020-04-27_11-55-53.jpgЭкономика Центрального Черноземья, равно как и всей России, пройдет через трансформацию после завершения пандемии коронавируса. Об этом «Обозреватель.Врн» рассказал Председатель Центрально-Черноземного банка ПАО Сбербанк Владимир Салмин.

По словам руководителя, в момент, когда пандемия коронавируса коснулась России, никто не думал, что ситуация окажется настолько серьезной. Все надеялись, что проблема будет решена в короткий промежуток времени, после чего все вернется на круги своя. Однако сегодня уже понятно, что кризис в экономике, наступивший вслед за введением ограничительных мер и связанный, в том числе, с падением цен на нефть, не завершится так быстро — в той или иной степени его последствия будут ощущаться как минимум до следующего года.

«Но в этом испытании мы имеем большой шанс на развитие, на то, чтобы выйти из кризиса полностью обновленными, — говорит Владимир Салмин. — Как страна, народ, прошедшие через целую массу кризисов, мы готовы к подобным испытаниям, как никто иной. Только надо понимать, что экономика по их завершении станет совсем другой — к чему требуется готовиться уже сегодня».

Говоря о трансформации экономики, председатель ЦЧБ имеет ввиду не только ускоренный переход в онлайн-сервисы — который, безусловно, произойдет уже вне зависимости от того, насколько быстро завершатся ограничительные мероприятия.

«Тенденцию на переход в онлайн мы наблюдали уже давно, — поясняет Владимир Салмин. — Карантин просто ускорил ее: люди, еще вчера не решавшиеся отойти от офлайн-сервисов, сегодня вынуждены это делать в условиях всеобщей самоизоляции. И понятно, что по завершении ограничений многие из нас останутся в новой для себя реальности, поняв все ее плюсы».

Изменения, отмечает руководитель, ожидают, не только те отрасли экономики, которые сегодня страдают от ограничений. Трансформируется система потребительского поведения, изменится предоставление услуг — в том числе, государственных. Уже сегодня понятно, что предприятиям торговли и общественного питания придется делать выбор в пользу доставки — многие их клиенты не пожелают возвращаться в офлайн и будут заказывать товары и продукты, не выходя из дома. Образовательные услуги все чаще начнут предоставлять дистанционно, все больше сотрудников станут выполнять свои рабочие обязанности удаленно. Это повлечет за собой изменения на рынке аренды недвижимости, логистики, и т. д. А главное — послужит толчком для дальнейшего развития цифровых сервисов и их интеграции в жизнь как граждан, так и организаций.

Для Сбербанка наступивший кризис, отмечает Владимир Салмин, стал проверкой на готовность всей его системы трансформироваться в сжатые сроки. И готовность эту председатель ЦЧБ оценил очень высоко.

«Сегодня в подразделениях Сбербанка на территории Центрального Черноземья трудится многотысячный коллектив, — поясняет руководитель. — Более 2 тысяч человек мы перевели на удаленную работу в течение двух-трех дней. И тут надо понимать, что для осуществления подобного перехода необходимо было подготовить рабочие места вне офиса — с соответствующими допусками, механизмами защиты. И мы смогли сделать это оперативно, параллельно доказав самим себе готовность нашей системы к такому переходу».

Как считает Владимир Салмин, сегодняшний кризис не отразится серьезным образом на крупнейших банках — особенно тех, кто просчитывал все возможные сценарии развития ситуации в стране, в том числе, стрессовые.

«Несомненно, в той или иной степени он затронет и банки, но основными пострадавшими пока тут видятся предприятия реального сектора экономики, а также граждане, — поясняет председатель ЦЧБ. — Как недавно в ходе интервью говорил Президент, Председатель Правления Сбербанка Герман Греф, банки в этой цепочке будут только третьими пострадавшими. Это — не банковский кризис и не время, когда государство должно помогать банкам».

При этом ряд российских финансово-кредитных организаций оказался готов к сегодняшним сложностям значительно лучше, чем зарубежные банки. Причина этого — в развитии цифровых сервисов, позволивших перевести основное количество услуг в онлайн-пространство. А Сбербанк смог и активно включиться в реализацию социальных проектов за счет дальнейшего развития продуктов собственной экосистемы.

Например, последние три года банк активно разрабатывал школьную цифровую платформу, планируя с 1 сентября 2021 г. ее использование в тысяче школ, а с 1 сентября 2020 года — в 150 школах. Однако ситуация сложилась так, что за полтора месяца кризиса эту платформу оперативно развернули в 2 тыс. школ, и сегодня на ней уже реально обучаются 500 тыс. школьников.

«Кризис, с одной стороны, закрывает перед нами какие-то привычные двери, однако открывает другие, которые ранее были закрытыми, — поясняет Владимир Салмин.— И, безусловно, сегодняшняя ситуация при всех ее сложностях откроет для кого-то новые возможности для развития бизнеса. В первую очередь – для тех, кто готов подстраиваться под изменяющиеся реалии, развиваться и трансформироваться. Те меры поддержки, которые сегодня предоставляют и правительство РФ, и органы власти на местах, и банки – они, прежде всего, позволяют выиграть некоторое время. Время, когда нужно не ждать, что кризис завершится, а разрабатывать новые формы работы с учетом изменившегося мира. Кто поймет это – тот и останется в плюсе, выстроив совершенно новую для страны и региона экономику».


Комментарии