Существует ли план «Б» для выхода из кризиса?

Экономические санкции Запада против России — это и вызов, и одновременно шанс для перенастройки финансовой системы, и раскрытия потенциала внутренней ликвидности и инвестиций — считает Карен Овсепян. Размышления человека, живущего в «реальной экономике».

Я не являюсь профессиональным экономистом и тем более экспертом по кредитно-денежной политике, но может этот факт и позволяет мне суждения, которых реальные экономисты (особенно эксперты либеральных взглядов в экономике) даже не допускают.

Зато я — человек, который живет в этой «реальной экономике», а не в мире статистических цифр, теорий и автоматизированных систем макроэкономического прогнозирования.

И эта «реальная экономика» на мой взгляд, с каждым днем выглядит все печальнее, она задыхается от отсутствия денег, и особенно от отсутствия недорогих и длинных инвестиционных денег.

Санкции запада, вводимые против России, не наносят прямого ущерба, но по причине неготовности финансовой системы и отсутствия у финансовых властей способности мыслить нестандартно (не книжно), а как того требует «нестандартная ситуация» — наносят косвенный, но зато долгосрочный ущерб развитию экономики, и будущему страны.

То есть ущерб от санкций намного меньше, по сравнению с ущербом, который мы сами себе наносим, осуществляя судорожные действия — по типу все свернуть.

Так Председатель ВЭБа Владимир Дмитриев после введения санкций заявил: «Я убежден, что государство в нынешней ситуации играет, и будет играть ключевую роль с точки зрения поддержки банковского сектора и тех банков, которые попали под санкции. ВЭБ в дальнейшем будет придерживаться более консервативного подхода в кредитовании».

Простите, но это позиция руководства главного института развития России, получается, США добились того, чего хотели своими санкциями — погрузить экономику России в глубокую депрессию, ей и так не хватает инвестиций, а мы сами «льем воду на их мельницу».

Но главные ответственные за «борьбу с экономикой» все же, не институты развития, а Центральный банк и Минфин, так как у них в руках кредитно-денежная и фискальная политики, и другие инструменты.

Немного теории — как я ее понимаю

Эмиссия денег — выпуск в обращение новых денег, что фактически приводит к увеличению денежной массы в обращении. Банк России осуществляет эмиссию денег, и он же главный борец с инфляцией.

В начале ХХ века существовал так называемый «золотой стандарт» и объем эмиссии соответствовал объему золотых запасов (деньги были обеспеченны золотом). США одними из первых отвязали национальную валюту от золота, а затем это сделали остальные.

Официально в «России действует принцип необязательности обеспечения рубля золотом», при этом финансовая система (насколько я могу судить) построена по принципу: рубли выпускаются в объеме необходимом для скупки валютной выручки экспортеров. Отсюда слово «валютные резервы» — рубль обеспечен по большей части валютой других государств. Не суверенными обязательствами Российского государства, а обязательствами другого государства, по большей части тех же ЕС и США (евро и доллар).

Получается, нет экспорта, нет долларовой выручки, рубли не печатаем?! Я могу ошибаться, но, похоже, это именно так.

Выходит, в условиях отсутствия доступа к внешней ликвидности, например, еще и падает нефтегазовый экспорт, и мы теряем и внутреннюю ликвидность (нет выпуска денег), и не можем на внутренние источники создавать новые производства, ориентированные на так необходимое нам импортозамещение и на диверсификацию экспорта — получается замкнутый круг.

На что экономисты говорят, что институты и экономику необходимо привести в такое соответствие внешним ожиданиям, чтобы они исключительно нравились международному сообществу и капиталу, чтобы ликвидность для экономики бралась извне, а главное — рекой текли внешние инвестиции. Но последние события показывают, что «насильно мил не будешь», если ты в чем-то не устраиваешь «старшего брата», то тебя могут лишить и внешней ликвидности и внешних инвестиций.

И что, получается, плана «Б» не существует? Я так не считаю, возможно, его нет сейчас как решения, но это не значит, что он не существует.

Пока кажется, что экономика России развивается, не исходя из собственной стратегии и потребностей, а исходя из того — нужен миру российский сырьевой экспорт или нет. Но как быть в случае условно-ограниченной изоляции, как обеспечить в таких условиях импортозамещение, хотя импортозамещение в рамках и объемах той же «продовольственной безопасности» остро необходимо экономике без всяких изоляций, чтобы не быть подверженными внешним шокам, в том числе ослаблению рубля.

Президент правильно обозначил «необходимость импортозамещения», но почему все озадачиваются чем-то, когда на это указывает Президент? А во-вторых, как осуществить его с такими процентами по инвесткредитам?

Еще мы очень долго увлекались «стерилизацией» излишней экспортной выручки, не пуская ее в экономику. Запасы — хорошо, но «хроническое недофинансирование» собственной экономики — это недальновидно.

Я много думал и старался понять, почему так поступали, почему средства не направлялись на расширение узких мест экономики, и ни одного разумного довода, кроме того, что любые инвестиции в стране в то время разворовывались и выводились за границу, не оставляя в самой России никаких внятных результатов — не нашел! И это, наверное, веская причина.

Инфляция и борьба с ней, как — выглядит

Инфляция — это сложное явление, а инфляция в России тому очевидный пример. Но почему все пытаются упростить ее восприятие и упростить механизмы борьбы с ней, делая из нее главного врага экономики? А инфляция не так страшна по большому счету (если это не гиперинфляция), потому что это — часть экономики, просто ее параметры должны быть сообразны моменту. Но когда борьба с инфляцией становится самоцелью, то она превращается в борьбу с экономикой!

Глобально, говоря об инфляции, в основном все имеют в виду, так называемую «инфляцию спроса», это когда спрос на товары превышает их предложение, что ведет к росту цен, то есть в экономике много денег и мало товаров. И борются с ней — путем откачки денег из экономики, через механизмы кредитно-денежной политики.

Еще существует «инфляция издержек», это когда рост цен связан с «ростом издержек» производимых и поставляемых товаров. Обычно она провоцируется ростом фискальной нагрузки, или ростом тарифов монополий, или ослаблением национальной валюты, что также ведет к росту цен на импортное сырье и товары. А еще в копилку этой инфляции попадают дополнительная маржа, закладываемая участниками рынка на риски.

Но наша «инфляция издержек» проявляется гипертрофированно, так как по самым чувствительным для потребителей направлениям наша экономика имеет значительную, местами абсолютную зависимость от импорта (это продовольствие, товары народного потребления и т.п.). А самое печальное, что с этим типом инфляции борются теми же методами что и с «инфляцией спроса» (по крайней мере, так со стороны кажется), и это может экономику убить.

Еще удивительно, что наши финансовые власти при принятии решений «о перегретости экономики» и, соответственно, ужесточении кредитно-денежной политики ориентируются на ситуацию с безработицей, которая у нас низка, а это (в странах с нормальной демографией) означает, что «экономика перегрета». Но у нас-то дело не в «перегретости», а в демографическом провале.

Я однажды сопоставил цифры, озвученные правительством, и пришел в ужас:

— По данным Правительства РФ на 2012 год, наркоманы составляют примерно 8,5 млн человек (потребляющих наркотики и психотропные вещества).

— При этом по данным годового отчета правительства за тот же 2012 год, безработица в России на начало 2013 года составляла около 4 млн человек, и это самый низкий показатель безработицы в России за последние 10 лет.

Далее следуя логике, и принимая во внимание, что среднестатистический наркоман не доживает до 30 лет, то выходит, что у нас примерно 4-4,5 млн трудоустроенных наркоманов?! И следующий вытекающий вывод — получается, у нас в принципе нет безработицы.

Смелые мысли — или план «Б»

России в текущих условиях просто необходимо начать позволять «стимулирующую монетарную политику». С целью обеспечения ликвидности институтов развития, банков и фондов, (в том числе вновь создаваемых под специальные цели) финансирующих инвестиционные проекты. Но только при «соблюдении определенной гигиены», а именно — недопущения попадания средств от этих эмиссий в руки спекулянтов (читать ниже — «Обязательные условия для успеха»), иначе будет только хуже.

Я не призываю скатиться в печатании денег до уровня США, но обеспечить экономику ликвидностью, для реализации инвестиционных проектов деньгами дорогих и коротких депозитов, или того хуже — наивно считать, что иностранные инвестиции (например, из Азии) полностью заместят выпавшую внешнюю ликвидность — это как минимум наивно. Реальные внешние «прямые инвестиции» в общем объеме инвестиций страны всегда были смешной цифрой.

(К примеру, я не очень понимаю, зачем занимать за границей деньги, на которые будут закуплены отечественные рельсы, отечественные шпалы и отечественными подрядчиками построена железная дорога, или будет развиваться сельское хозяйство).

России, как воздух, необходимы длинные, недорогие и адресные деньги (под адресными понимаются сектора экономики, являющиеся стратегическими). Вы скажите, но ведь для этого необходима как минимум сама стратегияи надежные механизмы адресной доставки этих денег, и будете абсолютно правы. Но в мире есть такие механизмы и их можно подсмотреть. Это и Институты развития, и Фонды прямых инвестиций, и даже Специальные фонды рисковых инвестиций. При всем моем уважении к нашим институтам развития их необходимо дополнить более гибкими и живыми структурами, и наполнить средствами.

Многие отметят, что подобные действия по наполнению экономики деньгами приведут к росту роли государства в экономике — отвечу «Да». Но также отмечу, что в текущей ситуации не так уже это и плохо. В существующем геополитическом противостоянии победит не тот, у кого больше бомб, а у кого экономика живее.

(Кстати, по различным оценкам США занимают первое место в мире по доле прямого и опосредованного участия государственных инвестиций в экономике. Просто очень хорошо размывают эту роль).

И если нам удастся создать «эффективное экономическое» оружие, то мы в этом противостоянии не только выстоим, но и победим.

Повторюсь, я — не экономист, но мне кажется, для России в текущей ситуации необходима перенастройка финансовой системы и раскрытие потенциала внутренней ликвидности и инвестиций. Как пишут некоторые экономисты, это должна быть разновидность смешанной экономики, но без государственного участия в определении стратегии и обеспечении ресурсами ее исполнения. Безусловно, в сочетании с активным частным бизнесом, нам добиться устойчивого и долгосрочного роста экономики и благосостояния не получится.

Обязательные условия для успеха

1) Недопущение попадания средств от этих эмиссий в руки банков-спекулянтов иначе они будут пытаться зарабатывать, играя на валютных курсах и рынках, и тем самым только усугубят ситуацию, как это было с господдержкой банков после 2008 года.

2) Недопущение «значительного» расхищения средств от этих эмиссий при реализации инвестиционных проектов. Для минимизации этих рисков (ко всем существующим надзорным механизмам) целесообразно обязать осуществлять их реализацию по схеме EPC-контрактов (создания объектов под ключ) с оплатой по факту приемки — распространенная в мире схема.

3) Минимизация каналов и механизмов «вывода» нелегально полученных капиталов за границу.

И главное, когда начинать, если не сейчас? У Президента высочайший рейтинг и доверие населения, небывалая консолидация общества, и всплеск патриотических настроений, все это создает хорошую платформу для проведения глобальных и сложных изменений.

Затронутая тема очень большая и сложная, и всего, чего хотелось бы коснуться в рамках одной статьи, не опишешь, это как «крик души». Но хочется верить, что в моих мыслях есть рациональное зерно и такой план «Б» возможен, и в стране скоро о нем подумают и что-то похожее сотворят, так как очень хочется видеть Россию процветающей!


Комментарии





+18