Можно ли изгнать доллар из России?

Один из наиболее обсуждаемых весной 2014 года вопросов: как России с честью противостоять санкциям Запада, в чем может состоять симметричный ответ на недружественную экономическую политику мирового сообщества. Надо сказать, что вариант ответных мер был озвучен практически сразу после того, как стало известно о возможных экономических и визовых санкциях со стороны США.

«Мы уйдем в другие валюты»

Еще в начале марта 2014 года советник президента РФ Сергей Глазьев заявил, что страна может отказаться от использования американского доллара. «Мы будем вынуждены уходить в другие валюты, создавать свою расчетно-платежную систему. У нас прекрасные торгово-экономические отношения с нашими партнерами на Востоке и Юге, и мы найдем способ не только обнулить нашу финансовую зависимость от США, но и выйдем из этих санкций с большой выгодой для себя», – отметил Сергей Глазьев. Несмотря на то, что в Кремле эти заявления назвали личной позицией экономиста, его почин был поддержан. Выступая на съезде Ассоциации российских банков, Андрей Костин, президент и председатель правления ВТБ заявил, что крупнейшие российские экспортеры должны продавать продукцию исключительно за рубли: «Давно назревшая тема – широкий переход к расчетам в рублях с нашими торговыми партнерами. Начинать надо немедленно. Не только с расчетами в рамках Таможенного союза и СНГ, но и в отношениях с нашими главными торговыми партнерами, такими как Китай и Западная Европа». Более того, Андрей Костин отметил, что такие российские компании, как «Газпром», «Рособоронэкспорт» и «Роснефть» (ежегодный объем экспорта которых составляет около $230 млрд) вполне готовы к подобным изменениям. «Я говорил с руководителями этих компаний. Они не против того, чтобы вести экспорт в рублях. Им просто нужно дать соответствующий механизм», – заявил Андрей Костин. Представители «Газпрома» и «Газпромнефти» подтвердили, что варианты отхода от использования в расчетах американской валюты уже прорабатываются.

Рублевые расчеты – утопия

Эта идея (точнее, возможность ее реализации) подверглась критике со стороны экспертного сообщества. «В условиях политического конфликта России и Запада из-за Украины, а также введения точечных санкций против отдельных физических лиц и Банка «Россия» возникла дискуссия об ограничении использования иностранной валюты в расчетах, – заявил на своем сайте бывший вице-премьер и министр финансов России Алексей Кудрин, – Вынужден констатировать, что для такой дискуссии просто нет предмета… Что же касается российского экспорта, то требование оплачивать его в рублях приведет к удорожанию нашей продукции и снизит ее конкурентоспособность. Иностранному импортеру пришлось бы купить в российских банках рубли, понести расходы на банковскую комиссию и взять на себя курсовые риски. Понятно, что зачастую он предпочтет иного контрагента или перенесет затраты на российского продавца. То есть наши предприятия получат меньшую выручку, а бюджет – меньше налогов».

О том, что в настоящий момент отсутствует возможность установления рублевых цен на сырье или перехода на расчеты за рубли по таким сделкам, говорит и, , заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН, научный руководитель Международной школы бизнеса Финансового университета. профессор Яков Миркин. Экономист подчеркивает очевидные препятствия на этом пути: «И то, и другое – длинная, тяжелая, с большими издержками задача. Перевод на расчеты в евро? Вряд ли. Цены на нефть в евро все равно будут иметь долларовую основу (мировые цены формируются только в долларах). Но зато для европейских покупателей российской нефти появляются дополнительные издержки: хеджирование валютных рисков. Переход на расчеты в рублях для России пока не выполнимая задача. Слишком мал вес в мировой экономике. Слишком разбалансирована финансовая система. Мы – развивающаяся, по сути дела, не слишком большая монопродуктовая экономика. Не центр притяжения инвестиций. Экспортно-импортные потоки из России (это и есть предмет «расчетов за рубли») в ближайшие годы могут снижаться. Будет сделана попытка со стороны ЕС сократить долю России на своем энергетическом рынке (сейчас она примерно 30%). Попытка переводов расчетов за сырье на рубли будет дополнительным аргументом для ЕС в части избавления от «энергетической зависимости от России», диверсификации источников энергии. Для ЕС – это дополнительные издержки, даже если бы проект мог быть реализуем. В итоге нет объемного нерезидентского спроса на рубль, а насильно рубль в зарубежный оборот не внедришь. Проект не реализуем в ближайшие годы».

Возможен ли экспорт за рубли?

Аргументы за

Аргументы против

Сергей Глазьев: «Мы найдем способ не только обнулить нашу финансовую зависимость от США, но и выйдем из этих санкций с большой выгодой для себя»

Алексей Кудрин: «Экспорт за рубли приведет к удорожанию нашей продукции и снизит ее конкурентоспособность. Импортеру пришлось понести расходы на банковскую комиссию и взять на себя курсовые риски»

Андрей Костин: «Давно назревший вопрос. Начинать надо немедленно. Не только с расчетами в рамках Таможенного союза и СНГ, но и в отношениях с нашими главными торговыми партнерами»

Яков Миркин: «Переход на расчеты в рублях для России пока не выполнимая задача. Слишком мал вес в мировой экономике. Слишком разбалансирована финансовая система. Мы – развивающаяся, по сути дела, не слишком большая монопродуктовая экономика».

Но то, что не получится в обозримом будущем на уровне глобальной экономики, вполне может быть достижимо внутри страны (как по отдельности, так и вместе). Достаточно вспомнить недавнюю историю с Банком «Россия». Попав под санкции Запада, он сумел извлечь максимальную выгоду из своего решения отказаться от любых операций с иностранной валютой и далее работать только на внутрироссийском рынке. Президент РФ Владимир Путиноткрыл счет в кредитной организации (о чем незамедлительно оповестили СМИ), а депутаты верхней и нижней палат парламента поспешили заявить о полном одобрении действий банка. «Этот банк, я уверена, будет иметь стратегическое преимущество в нашей стране, он будет привлекателен для предпринимателей, для наших системообразующих компаний, ведущих расчеты в рублях на территории России», – прокомментировала ситуацию спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.


«Самое главное – это первый коммерческий банк, который будет практически защищен от недобросовестных действий всех иностранных государств. Это придает ему дополнительную устойчивость и вводит для его клиентов и инвесторов дополнительные гарантии», – отметил председатель Комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Игорь Руденский. Вряд ли эта PR-кампания была задумана исключительно с целью поддержки одного единственного банка, пусть и «приближенного» к первому лицу государства. Власти просто использовали удобный случай для того, чтобы заверить население страны в надежности национальной валюты. На фоне разворачивания санкций против России (уже не банка, но государства в целом) подобная политика понятна. Особенно если учесть, что всего лишь за два первых месяца года рубль потерял порядка 15% по отношению к бивалютной корзине. Эстафету поддержки рубля громкими заявлениями подхватил Банк России. «Мы выяснили одну вещь, более детально изучили влияние санкций. Выяснилось, что рубль – наиболее защищенная валюта с точки зрения защиты от санкций», –сообщила первый зампред Центробанка Ксения Юдаева (на снимке). Отметим, что она предпочла не уточнять вопрос о том, с какими именно валютами производилось сравнение силы рубля.

Население голосует за валюту

Россияне же в сильный рубль, как в средство сбережения, верят не слишком. «Что касается рублевых вкладов, в сегодняшней ситуации граждане стараются уже не приумножить, а сохранить имеющиеся сбережения в валютных депозитах, которые лучше защищены от кризисных ситуаций. Люди перекладываются в валюту не ради доходности, а чтобы избежать потерь от обесценения рубля. И разница в ставках по рублевым и валютным депозитам вкладчиков не смущает. Когда рубль теряет 7-8% за месяц, а рублевые вклады дают доходность 7-8% за год, переток населения в валюту неизбежен. То есть, да, ставки по валютным депозитам не покрывают инфляцию, но валютные вклады выгодны в сегодняшних условиях, когда есть дополнительный доход от разницы валютных курсов», – отмечает директор департамента розничного бизнеса и управления региональной сетью «Росгосстрах Банка» Вилен Ли.

По данным Центробанка, за январь-февраль 2014 года наши сограждане открыли в банках валютные вклады на срок до 30 дней на сумму 67,4 млрд рублей

Валютные вклады россиян (млрд руб.)

 

Январь – февраль 2013

Январь – февраль 2014

На срок до 30 дней

48,9

67,4

На срок от 31 дня до 1 года

21,7

74,3

Источник: ЦБ РФ

Примечательно, что практически на такую же сумму за этот период «похудели» рублевые депозиты. В итоге доля вкладов в долларах на начало марта 2014 года достигла 21% (в ноябре 2013 года этот показатель составлял 18%). По словам Ксении Юдаевой, этот рост беспокоит и Центробанк, и Минфин, поэтому вопрос с перетоком средств населения в валюту «необходимо решать».

Варианты: мягкий и жесткий

«Решать вопрос» можно по-разному. Либо снижая интерес населения к валюте (но одними заявлениями этого явно не добьешься), либо, вводя более жесткие меры валютного контроля. В первом случае вполне достаточно даже распоряжений на уровне Центробанка. Например, регулятор может ужесточить для банков существующие нормы резервирования по валютным депозитам или принудительно ограничить максимальную доходность подобных вкладов. В качестве более серьезной меры можно рассмотреть даже возможность исключения депозитов, открытых в валюте, из системы страхования вкладов. Однако, при сохранении тенденции к ослаблению рубля эти действия приведут не к обратному перетоку средств в рубли, а, что гораздо более вероятно, к росту валютных сбережений «под подушкой» у граждан.

Поэтому вероятность второго варианта – усиления валютного контроля со стороны государства – перестает казаться незначительной. Не удивительно, что финансовые власти поспешили в очередной раз успокоить население. О том, что ограничивать граждан в возможности открытия валютных депозитов или обладания наличной валютой никто не заинтересован, последовательно высказалось руководство Минфина, Минэкономразвития и Центробанка. «Явно или неявно прозвучал вопрос о валютном контроле. Наша позиция: это неэффективная мера ни при каких условиях, и такого рода меры вводить не хотелось бы, но санкции в известном смысле – валютный контроль с обратной стороны», – резюмировала Ксения Юдаева.

Иными словами, определенную лазейку в виде «не хотелось бы, но как наш ответ на санкции, может быть», регулятор финансового рынка себе оставил. «Безоговорочно верить подобным заявлениям властей ни в коем случае нельзя, особенно если дело касается успокаивающих заявлений, – уверен Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений. – Вспомните, те же чиновники из Центробанка на голубом глазу рассказывали, что хранят личные сбережения в рублях и призывали граждан к тому же, в то время как мы все были свидетелями стремительной девальвации рубля. Выиграли (точнее, не потеряли свои деньги) только те, кто хранил средства в валюте. Однако усиление валютного контроля, которое в наших условиях означает фактический запрет на владение валютой (потому что все остальные валютные операции для граждан и так затруднены) – это весьма деструктивная мера, практически, неприкрытый грабеж. Нечто похожее произошло на Украине, когда при резкой девальвации гривны и гражданам и бизнесу стали ограничивать возможность свободно покупать и продавать валюту. Полностью исключать подобную вероятность в России я бы не стал, но хотелось бы отметить, что резервы решений, чтобы не доводить ситуацию до крайности, у властей есть. Необходимо предпринимать реальные шаги к тому, чтобы население поверило в рубль».

Источник: блог пользователя Дмитрий Бжезинский, E-xecutive.ru


Комментарии





+18