Вызовы перед экономикой в 2014

Без решения проблемы неравенства возвращение к модели устойчивого роста невозможно

На заре 2014-го года мир находится накануне глобальных перемен. Речь идет о новых факторах экономического роста, геополитическом ландшафте, объединяющих людей социальных контрактах, а также экосистеме планеты.

С экономической точки зрения, мы вступаем в эру заниженных ожиданий и повышенной неопределенности. Миру придется довольствоваться медленным ростом. Понять последствия поможет простой расчет: если бы мировая экономика росла докризисными  темпами (свыше 5% в год), то ее объем удвоился бы менее чем за 15 лет; при росте 3% для удвоения потребуется около 25 лет.

Это означает существенно меньшую скорость накопления благосостояния, что воздействует и на ожидания.

Мы пока недооцениваем роль этого фактора.

Четыре крупнейших экономики мира переживают процесс трансформации. США стремятся стимулировать экономический рост в условиях политической неустойчивости. Китай пытается перейти к модели роста, основанной не на экспорте, а на внутреннем спросе. Европа борется за сохранение единой валюты, одновременно пытаясь решить множество институциональных проблем. Япония с помощью нетрадиционной денежно-кредитной политики преодолевает последствия 20 лет дефляции.

В каждом случае результат сложных и чувствительных политических решений особенно трудно предсказать из-за глобальной взаимозависимости крупных экономик. Например, политика количественного смягчения (QE), проводимая ФРС США, сильно повлияла на курсы мировых валют и потоки капитала на развивающихся рынках.

Запуск QE был последним из имевшихся способов предотвратить катастрофическую глобальную депрессию. Но его недостатки сейчас очевидны, а продолжение денежных вливаний в 2014 году может усилить неопределенность.

Политика ФРС и ее вариации в других странах привели к беспрецедентному увеличению балансов центральных банков (с $5-6 трлн до кризиса до почти $20 трлн сейчас), что приучило финансовые рынки к легким деньгам. Это вызвало, в свою очередь, глобальный поиск доходности, искусственный рост цен на активы, и нерациональное распределение капитала.

В результате, чем дольше длится QE, тем больше ущерб для реального сектора экономики.

Но когда ФРС начнет сворачивать эту политику, вновь проявятся структурные проблемы и дисбалансы. Реформы, направленные на повышение конкурентоспособности развитых экономик, по-прежнему далеки от завершения, а среднее соотношение совокупного государственного и частного долга к ВВП этих странах сейчас на 30% выше, чем до кризиса.

К этой причине для беспокойства добавляется и ослабление экономических показателей многих развивающихся стран. Еще в 2007 году ожидалось что развивающиеся страны к моменту выхода из кризиса превзойдут аналогичные показатели развитых стран. Сегодня же страны с развитой экономикой вносят больший вклад в рост мирового ВВП, чем развивающиеся, где рост в ближайшие годы не превысит 4%.

Ситуация постепенно улучшается в странах с высоким уровнем дохода, но еще много лет эта тенденция будет под угрозой. Экономика США, например, зависла на пороге восстановления: инфляция слишком низка, а уровень безработицы слишком высок. Официальные данные часто оказывались лучше ожиданий, что отражает способность американской экономики адаптироваться к трудным условиям. Однако маловероятно, что рост потребительских расходов достигнет докризисных темпов.

Прогресс в еврозоне реален, хотя и слаб. Хорошая новость в том, что катастрофы удалось избежать, а рецессия подходит к концу. Но улучшение не означает возрождение: устойчивого роста, необходимого для снижения безработицы и долговой нагрузки, по-прежнему нет. Теперь основной риск для еврозоны — не выход отдельных стран, а довольно продолжительный период медленного экономического роста и высокой безработицы.

Между тем, в странах с формирующимся рынком условия для спада как раз сохраняются. За последние 15 лет, страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), добились замечательного прогресса, но до сих пор они проводили относительно легкие реформы, например, в банковской сфере или в области валютного регулирования.

Так называемые реформы второго поколения носят структурный характер, жизненно важны для долгосрочного роста, но реализовать их намного труднее. Отказ от неэффективных субсидий, преобразования на рынке труда, судебная реформа и эффективная борьба с коррупцией – все это политически чувствительные меры, которые могут быть блокированы мощными группами интересов.

Глобальное замедление экономического роста происходит на фоне роста неравенства.

Снижается доля труда в национальном доходе – это всемирное явление, результат глобализации и технологического прогресса. Но системы, которые не могут остановить рост неравенства, содержат семена своего собственного уничтожения. При этом во взаимозависимом мире, в условиях высокой мобильности капитала и глобальной налоговой конкуренции, очевидного решения нет.

Даже в относительно успешных странах, таких как США и Великобритания, рост ВВП пока не привел к росту реальных доходов. В США, например, с момента начала восстановления средний семейный доход упал более чем на 5%. Можно сказать, что снижение темпов роста стимулирует социальные протесты и волнения, особенно в странах, которые до этого быстро росли, например, Бразилия, Турция и Южная Африка.

Рост уровня жизни создает повышенные ожидания.

В такой ситуации особенно важным становится качество экономического роста. Но где его взять? Технический прогресс сулит огромные, но неопределенные возможности. Потенциал многих «прорывных» технологий (робототехника следующего поколения, генная инженерия, возобновляемые источники энергии, 3D-печать) может быть реализован лишь в отдаленном будущем.

Большинство правительств находятся в ситуации финансовых ограничений. Чиновники не хотят рассматривать проекты, которые могут увеличить государственный долг. Но есть некоторые низко висящие плоды — инвестиции, способствующие долгосрочному росту, а значит, способные себя окупить. Акцент на четырех областях — инфраструктуре, образовании, чистой энергетике и устойчивом сельском хозяйстве — может принести большие экономические и социальные выгоды.

В конечном счете, для устойчивого экономического роста нужны не только новые стратегии, но и новое мышление. Наше общество должно стать более предприимчивым, направленным на установление большего гендерного паритета, и в большей степени озабоченным социальной интеграцией. Другого пути вернуть мировую экономику на путь сильного и устойчивого роста просто  нет.

Источник: блог пользователя Клаус Шваб, основатель экономомического форума


Комментарии





+18