Забились в норку

Почему сотрудники не хотят зарабатывать больше?
Сергей Муштенко, гендиректор кадрового агентства «Центр «Карьера»
«В кризис у меня находится все больше парадоксальных историй о сотрудниках, которые не хотят зарабатывать больше. Это просто обескураживает! Как только появляется возможность немного поднапрячься и при этом неплохо повысить свой доход, они предпочитают не делать ни-че-го. Даже когда цены растут, им что, деньги не нужны?» — удивляется гендиректор ГК «Электро-профи» Дмитрий Штанько.

Парадокс: сотрудникам
не нужны деньги

Кризис обострил явление в бизнесе, которое актуально для него в последние годы. Речь про офисный планктон. Казалось бы, ситуация в экономике должна заставить всех сотрудников мобилизоваться, вкалывать до зари, держаться всеми конечностями за свою работу. А если при этом руководство готово им доплатить, то вообще рассыпаться вам в благодарностях. Но они не хотят! Например, владелец Perfetto Сaffe Павел Бусыгин рассказывает, что в том числе из-за этой проблемы в 90% заведений Воронежа нельзя найти стабильно хороший кофе: «Кого-то сократили, и бариста нужно напрячься, сделать больше кофе, чем раньше. Ему обещают доплатить. Но он начинает жалеть себя: бедный, теперь устанет за вечер! И делает напитки тяп-ляп».

Свой пример рассказывает Дмитрий Штанько: «Передаю сотруднику дополнительного клиента, думаю: ну пусть получит прибавку к зарплате. Казалось бы, подарок — бери и зарабатывай больше, но нет же! Клиент горячий, сделка вот-вот состоится, и вдруг он звонит мне и сообщает: проект отменяется... Начинаю разбираться, в чем дело. Оказывается, сотрудник забил на сделку и даже на собственный дополнительный заработок. Он занимался своими основными делами и «как бы» забыл прислать новому клиенту документы».

Я называю это явлением сотрудников-ленивцев. Эдакие забавные зверьки с глупой, добродушной улыбкой в офисе. Подобно ленивцам из животного мира, висящим целыми днями на ветках деревьев, они выполняют свои задачи «от забора до обеда», ни больше ни меньше. Особая каста в бизнесе. Инициативность, желание пополнить свой кошелек еще, горящие глаза при постановке очередной дополнительно оплачиваемой задаче — все это понятия для них не то что пугающие, а приводящие в оцепенение. Как только они узнают о самой возможности подзаработать, у них начинается зуд и сопротивление, округляются глаза: «А нафига оно мне надо?!» Вы еще больше удивитесь, если прочитаете, что такие сотрудники думают, когда вы им предлагаете повысить зарплату за счет новой нагрузки. Это как раз показатель того, что внутренних сил на отталкивание счастливого шанса у них уходит куда больше, чем если бы они взяли и сделали то, чего от них хотят. Вот несколько цитат с интернет-форумов (орфография и пунктуация сохранены).


Виталий: «У меня был похожий случай. Работал порой до 22:00, отношение в коллективе — «Эй, юрист. Когда понял, что изменить ничего не могу — просто стал искать другую работу».

Белоснежка: «У меня совершенно нет желания работать, не хочу и все. Все свое время я трачу на работу, домой прихожу успеваю только приготовить что-нибудь, потом в душ, поесть и спать. Хотя работаю до 5-и, иногда бывает апатия, каждую неделю еле-еле дотягиваю лямку до пятницы».

Гость: «У нас на заводе сократили двух человек. Теперь мы должны тянуть за них лямку. Запрлта увеличилась, но…»

Кто эти странные люди?

Кто они — эти странные люди, которые не хотят зарабатывать больше? Я выделю 3 основные черты личности.

Сотрудник-ленивец беспечен. Зачастую эта характеристика буквально вшита в показное поведение работника.

«Как-то спокооойнее, когда все идет по накатанной», — вздыхают они, подкатывая глаза. Такие работники считают, что уже выстроили свою жизнь так, как удобно, и перестраиваться не видят смысла.

Александр Хайлис
председатель совета директоров компании «Вудвилль»
Еще одно проявление беспечности — желание «жить красиво». «Многим кажется, что кризис отнимает у них целую жизнь, а не дает возможности больше зарабатывать. Поэтому люди хотят много путешествовать, читать «умные» книжки, подсаживаться на моду на здоровый образ жизни. В их сознании почему-то не возникает мысли, что за все это нужно платить, а значит, и повышать свой личный доход, — говорит Павел Бусыгин.

Сотрудник-ленивец инфантилен. Инфантилизм — одна из моделей поведения, которая определяет отношение сотрудника к жизни в целом, в том числе и ее части, связанной с работой. «За меня все решают взрослые, они обо мне позаботятся», — думает ребенок. «За меня все решает руководитель, а я не буду брать на себя ответственность», — думает сотрудник-ленивец.

Настоящие инфантилы! Это же стагнация личностного развития, никакого движения вперед. Все, что связано с выходом из зоны комфорта, для них обозначает разрушение.

Станислав Трунов
директор компании «Тендер»
Сотрудник-ленивец самонадеян. Беспечность и инфантилизм в ленивце уникально сочетаются с самона­деянностью, иждивенчеством. Если не брать в расчет пару последних кризисов, то жизнь офисного планктона не назовешь уж сколько-нибудь напряженной. «Да нет же никакого кризиса, ну побурлило немного и стихло», — надеются сотрудники-ленивцы, даже не пытаясь анализировать, насколько текущий кризис затяжной.
Руководители часто сталкиваются с нежеланием сотрудников работать, которое возникает либо из-за неправильной мотивации, либо из-за ее отсутствия. Нежелание работать может появиться по нескольким причинам, и если проанализировать эти причины, то очень быстро выяснится, что деньги могут быть не единственным мотивом для работы. Особенно важно усовершенствовать существующую систему мотивации в рамках антикризисной деятельности. Эта проблема, безусловно, является актуальной и в IT. Но мы в Doctornet.pro не сталкивались с этим. Мы автоматизировали бизнес-процессы, разбили отделы по KPI и создали нашу систему учета рабочего времени, которая является абсолютно прозрачной. Каждый сотрудник может увидеть, сколько он работает и сколько он за это получит. Отсюда и мотивация работать и зарабатывать больше, тем более что IT на данный момент — одна из самых высокооплачиваемых отраслей.

Вячеслав Федосеев
CEO Doctornet.pro

Почему это
возможно сейчас?

Почему это явление обострилось в кризис — момент, когда всем так нужны дополнительные деньги? Не будем отдельно останавливаться на сотрудниках с низкой квалификацией. Понятно, что им доверять дополнительные функции — не совсем правильно. Что мешает тем, кто к этому готов? Вот 3 главные причины.

Причина 1. Беспечность мешает напрягаться, а в кризис она выключается ненадолго. Закон, по которому живет весь офисный планктон. Произошел теракт: «Боже, как мы сопереживаем! А давайте массово поставим аватарки в соцсетях в цвет флага Франции!» Правда, через пару дней у них другая тема: постить котиков и другие веселые картинки, про свое «неподдельное горе» они уже забыли. Беспечность точно так же соотносится с отношением к кризису: паника проходит быстро, и жизнь идет своим чередом. «Я же не стал получать меньше? А дополнительный заработок — нууу, это ж надо напрягаться». Вспомните прошлый кризис: вы надеялись, что он чему-то научит офисный планктон, который вышвырнули на улицу? Мы все серьезно ошибались — к нам вернулись все те же безынициативные люди.

Причина 2. Иждивенческий менталитет не меняется и в кризис. Рост цен на углеводороды сформировал не только новую культуру потребления, но и искаженное отношение к жизни в целом. «В стране все равно все будет хорошо: цены на нефть вырастут!» И сейчас, в кризис, все сложа руки только и делают, что каждый день узнают: ну что там с нефтью-то? Такой взгляд некоторые сотрудники переносят и на плоды своего труда: «Я свою часть работы выполнил, и это уже хорошо, остальное не от меня зависит».

Причина 3. Страх кризиса блокирует желание развиваться. Когда все-таки наступает короткий период паники из-за кризиса, сотрудником овладевает страх. Это эмоция, которая блокирует рациональное начало — ленивец попросту не хочет замечать открывающихся перед ним возможностей дополнительного заработка. Таким образом работник уходит от ответственности. «Люди успокаивают себя тем, что достаточно достигнутого, надо сохранить, что есть. А все новое для них риск», — говорит Станислав Трунов.
Ко мне часто приходят руководители и рассказывают о нежелании сотрудников работать. Дело в том, что у сотрудников сработал условный рефлекс: в кризис главное — иметь рабочее место. И тогда одна половина не работает из-за страха, потому что у них мозги ссыхаются. А другая половина понимает, что кризис, оборота никакого нет, и выкладываться в полную силу не видит смысла. Однако это проблема не только сотрудников, но и самих руководителей. Многие ведь закрывают бизнес, сокращают, урезают статьи вместо того, чтобы искать новые варианты и возможности, они ужимаются до последней капли. И в конце концов некоторые компании не выдерживают и распадаются.

Я и лично сталкивался с такими сотрудниками. Сотрудники не ленивцы, они боятся потерять работу, зарплату, перемен в целом и так далее. Лень — это скрытый страх. Есть такой термин в практической психологии — прокрастинация: перекладывание дел, саботаж. Это модифицированный скрытый страх, который воспринимается как лень.

В таких случаях руководители и бизнесмены должны разговаривать со своими сотрудниками. Должно быть разумное общение, объяснение. Кризис — это ведь для кого-то застой, а для кого-то — возможность больше заработать.

Андрей Шестаков
гендиректор центра поддержки здоровья, семьи и бизнеса «Класс Шестакова»

Можно ли что-то сделать?

У проблемы сотрудников-ленивцев вряд ли существует решение. Но нам не должно быть от этого тяжелее. Мы, как и раньше, будем полагаться на тех сотрудников, у которых горят глаза и которые понимают, какое место компания занимает на рынке. А офисный планктон? У него всегда одно и то же свое место, и оно явно не в авангарде.
Команда проекта
Автор — Сергей Муштенко
Редактор — Наталья Андросова
Дизайн — Иван Гулевский
Техподдержка — Ярослав Тарасов
Made on
Tilda