Осторожно, электричество!
Как можно снизить расходы воронежского бизнеса
на электроэнергию?
Наталья Андросова Воронеж
заместитель главного редактора De Facto Наталья Андросова
«Чтобы получить 1 тысячу киловатт мощности для теплицы грибов с учетом техприсоединения, я должен заплатить 15 миллионов рублей! — возмущен генеральный директор Воронежской фруктовой компании Эдуард Востриков. — При этом я строю не очередной торговый центр, а импортозамещающее предприятие с инвестициями 2 миллиарда рублей, которое даст рабочие места и будет приносить налоги в бюджет. Почему никаких скидок на присоединение в этом случае не предусмотрено?»
С какими проблемами сталкивается бизнес?
Воронежский бизнес выступил с инициативой организовать балльную систему скидок на подключение к энергомощностям для значимых для региона предприятий. Почему эта система стала необходима? Вместе с Эдуардом Востриковым мы выявили основные моменты при подключении электрических мощностей, которые сегодня не устраивают бизнес.

Момент 1. Дороговизна техприсоединения и сопутствующих процедур. «Чтобы подключить тысячу киловатт, я должен еще протянуть за свой счет 5 км кабелей от точки подключения до своего участка, — недоволен ситуацией бизнесмен. — Да, я считаю, что 15 миллионов — это дорого. Как у самолета? Самое трудное — взлет и посадка. Так и у бизнеса — на старте такие вложения очень ощутимы. А потом получение энергетического паспорта объекта — это новые затраты».

То есть как минимум, предприниматели недовольны тем, как выстроены тарифы на электроэнергию для бизнеса в самом начале его становления.

Момент 2. Отсутствие необходимых мощностей. «Мало того что нужно дорого заплатить за мощности, их надо еще и найти, — продолжает Востриков. — Обращаешься в одну организацию — нет столько, в другую — аналогично. А потом вдруг звонят тебе какие-то люди и говорят: слышали, что искали, можем вам продать, но стоить это будет довольно дорого. И что делать, соглашаться? Ведь иначе объект не построишь».

Момент 3. Длинные сроки подключения. По словам Эдуарда, подключение может затянуться на год. По его мнению, это очень долго, так как раньше этого срока нельзя будет начать производство. То есть бизнес будет нести прямые убытки.
Что можно сделать?
Точка зрения бизнеса

По мнению бизнеса, необходимо выработать системы скидок только для тех предприятий, которые будут значимы для региона. За каждый из критериев значимости должны начисляться баллы, в соответствии с которыми и будет делаться скидка. Что бизнес подразумевает под значимым предприятием?

Во-первых, это производственное или сельскохозяйственное предприятие. То есть не торговое и не сдача площадей в аренду.

Во-вторых, оно должно обеспечивать не менее 50 рабочих мест.

И в-третьих, должно производить значимую для региона продукцию. Например, ту, которая до этого поставлялась из других областей.

Скидка должна субсидироваться энергетическим компаниям за счет регионального бюджета. Каким должен быть ее размер? Коэффициент может быть разный — в зависимости от числа набранных баллов. Но Эдуард Востриков считает приемлемой цену за 1 тыс. кВт — 5 млн рублей.

Кто будет определять значимость по перечисленным критериям? Бизнес пока затрудняется назвать точного исполнителя, но уверен, что контролирующие органы найдутся.

«Это как с землей, — считает Эдуард Востриков. — Проводятся же проверки, используется ли она по целевому назначению. Примерно такую же систему можно организовать и здесь».

Точка зрения энергетиков

Энергетики недоумевают, почему на техприсоединение должна быть скидка. «Скидка — это вообще такое понятие, которое можно применить только к сферам, где цена определяется рынком, — рассуждает руководитель ГК «Энергопрофи» Алексей Войнов. — А цена на электроэнергию регулируется государством. И я бы не назвал ее завышенной».

Он считает названную Эдуардом Востриковым сумму в 15 млн рублей за 1 тыс. кВт вполне адекватной. «Один центр питания мощностью 16-20 мВт обходится энергетическим компаниям в 300 миллионов рублей и более, — приводит цифры Войнов. — А прибавьте сюда подведение кабелей до точки и т. п. Именно поэтому бизнес и сталкивается с тем, что ему не хватает мощностей — у энергетиков просто нет средств строить новые из-за того, что тариф не растет. Поэтому в Воронеже все имеющиеся мощности действительно уже заняты».

Кроме того, Алексей Войнов сильно сомневается в правильности определений значимости предприятий. По его мнению, к таким можно отнести только социальные объекты.

«Возьмем «Армакс Групп», — приводит он пример. — Предприятию обеспечили площадку с полностью подведенными коммуникациями. И что в итоге? Идет конкурсное производство. Где гарантия, что такого же не произойдет с любым другим предприятием?»

Но в то же время Алексей Войнов считает, что предоставление площадок с уже подведенными коммуникациями значимым предприятиям — это более логичный выход, чем сложный механизм скидок и субсидий. Кроме того, он уже работает. Зачем изобретать велосипед? Еще одним вариантом он считает субсидирование кредитных ставок.

«Большинство предприятий строятся на кредитные деньги, — резюмирует Алексей Войнов. — Соответственно, они же идут на электроэнергетику. И субсидирование ставок окажет такой же эффект, как прямая скидка, но при этом будет гораздо проще реализовываться».

Точка зрения власти

Председатель комиссии по жилищно-коммунальному хозяйству, дорожному хозяйству и благоустройству гордумы Воронежа Александр Сысоев считает, что больше всего в подключении новых предприятий должны быть заинтересованы сами ресурсоснабжающие организации, так как они получат новых клиентов, а значит, и новую прибыль.

«Энергетики могли бы протягивать сети до строящегося предприятия за свои средства, — предполагает Александр Сысоев. — Но с гарантией, что эти инвестиции окупятся. Например, за счет оплаты услуг компанией в будущем. Но гарантию, возможно, со страховкой должен дать муниципалитет — специальная экспертная комиссия. Либо, если организация подводит к предприятию сети за кредитные деньги, муниципалитет мог бы субсидировать ставку по кредиту».

Таким образом, пока бизнес, энергетики и власть напоминают лебедя, рака и щуку из известной басни. У каждого свое видение выхода из ситуации. Видимо, без уступок со всех трех сторон взаимопонимание в этом вопросе невозможно.

© От первых лиц — для первого лица