Позиция De Facto

Куда уходит детство?

Воронежские руководители —
о случаях из детства, которые их изменили
Именно в детстве закладываются черты, во многом определяющие и наш жизненный путь, и наш характер. Каким было детство у воронежских бизнесменов и топ-менеджеров? Какие моменты они хранят в своей памяти и сегодня?
втб24 воронеж
Управляющий
воронежским филиалом ВТБ24 Дмитрий Чебряков
Узнал цену деньгам в восьмом классе
Мы с родителями жили тогда в городе Скопин Рязанской области. Я учился в восьмом классе, когда очень захотелось почувствовать себя взрослым. Попросил отца помочь с трудоустройством на летних каникулах. Так и стал учеником электрика на свинокомплексе.

Находились фермы за городом — километров пять. Привозил и отвозил рабочих автобус предприятия. Я был горд быть в таком коллективе. Приезжал домой вечером, а мама меня усаживала за стол и говорила: «Вот приехал кормилец наш». Многое, как ребенку, мне, конечно, не доверяли, но следить за нормальной работой оборудования приходилось. На комплексе для обогрева животных использовались инфракрасные лампы, обязательно были вентиляторы. За их бесперебойную работу я и отвечал.
Как сейчас помню, заработал я в те два месяца 120 рублей. И вот тут передо мной встала дилемма — на что потратить эти деньги? На что они тратятся, я тогда, естественно, знал, родители давали деньги на карманные расходы. Но эти были заработаны собственным трудом!
И в тот момент понял цену деньгам и человеческому труду. Спустя уже некоторое время я все же принял решение потратить их для семьи. Телефоны тогда были не у каждого. Стационарная телефонная точка стоила немало — где-то рублей 100. Свой заработок я отдал маме, и мы провели домой телефон.

После школы я переехал в другой город, поступил в институт на инженера-экономиста в машиностроении. На практику попал в банк, так в этой сфере и остался. Во время учебы в институте пришлось во многих местах поработать. Торговал даже на рынке. Но цену заработанных своим трудом первых денег я запомнил на всю жизнь. Наверно, тогда и закончилось мое детство.
эрмитаж воронеж
Владелец
интерьер-бутика «Эрмитажъ» Александр Бубнов
Из детства мне запомнились
интернатские сухари
Я мало что помню из детства — хреновое оно было у меня, детство. Недолюблен оказался по жизни нормальной родительской любовью.

С первого класса я уже был далеко от родителей — в Россошанской средней школе-интернате. Шел 1972 год. Хотя там все годы были похожи один на другой. У меня осталась фотокарточка. Мне на ней шесть лет. Стою я с коротко подстриженным чубом, в коротенькой рубашке, на которой всего три пуговицы, четвертой, нижней, не было. И все пуговицы разные! Разного диаметра, формы. Тогда — в пять-шесть лет — мое детство и закончилось. С тех пор я всю свою жизнь борюсь.

В моей памяти остался один эпизод, который я не забуду, наверное, никогда. Был тогда я то ли во втором, то ли в третьем классе. Остатки хлеба в интернатской столовой никогда не выбрасывали. Их сушили и выставляли на раздаче на большом черном противне. А мы были всегда голодные — от обеда до ужина проходило часов шесть-семь.
И каждый, зная о тех сухарях и понимая, что на всех их не хватит, старался попасть в столовую первым. В тот день счастливчиком оказался я. Своими маленькими ладошками я сгреб сухарей, сколько мог. Но тут налетела орава…
Все стали их выхватывать у меня. Что-то выпадало из рук на пол. Мне бы и довольствоваться тем, что крепко мог удержать. Но от обиды, досады я разжал свои руки и крикнул: «Да идите вы!..»

Сейчас я достаточно успешный предприниматель, на еде моя семья не экономит уже давно. Я могу позволить себе питаться так, как я хочу. Но тот случай из памяти не вырвешь.
финам воронеж
Директор «Финам-Воронеж»
Ирина Бударина
Игра «Монополия» определила мою судьбу
В моем советском детстве, конечно же, не было ни биржи, ни акций. У нас было хорошее детство, с уверенностью в завтрашнем дне. Рубль был единственной доступной нам валютой, о долларах и марках мы только слышали. Тем сильнее, наверное, было мое потрясение, когда я впервые увидела игру «Монополию» — настоящую, с яркими игровыми деньгами, возможностью покупать и продавать здания, гостиницы, бензоколонки и все такое. Надо понимать, что для меня, как для ребенка, росшего в СССР, это было каким-то окном в другой мир.
Ту, настоящую «Монополию», привезли одной девочке из-за границы, в СССР такой игры тогда не было, и мы, ребята, сделали вручную копию этой игры. Мы модернизировали ее, придумали новые правила, нарисовали свои бумажные деньги и играли в «Монополию» днями напролет.
Думаю, именно эти впечатления детства во многом повлияли на мое решение прийти в финансовый бизнес, дав мне первые навыки предпринимательства, умения выстраивать стратегию, планировать, работать в команде.

Разумеется, биржа вовсе не игра, и деньги здесь не игрушечные. Но тот детский азарт, упоение собственными силами, то ощущение, что в жизни все зависит только от тебя, наверное, схожи с теми эмоциями, которые я испытываю, работая с серьезными финансовыми инструментами на настоящей бирже.
шишлаков сергей владимирович воронеж
Президент
Воронежской топливной ассоциации Сергей Шишлаков
Благодаря бабушке понял,
что нельзя жить только для себя
Один случай из детства мне настолько врезался в память, что я даже в свои 57 лет его забыть не могу. Тогда мне еще не исполнилось и семи лет. Всеобщий любимец… Мне никогда ни в чем не отказывали, потому что я в нашей огромной семье был самым младшим. С меня пылинки сдували. Все разрешали, давали самый лучший кусок.

Самым уважаемым человеком в семье была бабушка. У отца было несколько братьев младше его. Мы вместе росли. А бабушка занималась нашим воспитанием. Она научила меня, как держать вилку, с какой стороны от тарелки должен лежать нож, как себя вести в приличном обществе.

Однажды позвала она меня за стол кушать. Я поел и увидел на столе большое красивое яблоко. Был не сезон, яблоки в саду еще не выросли, поэтому покупались они в магазине. Я же знал, что оно скорее всего для меня, схватил его и бежать на улицу… А бабуля посмотрела и говорит: «Подожди. А почему ты решил, что оно для тебя?» В ответ я даже не знал, что ответить. А она продолжила: «Тут же и я сижу рядом. Может, мы с тобой его вместе съели бы?» Я не знал, куда себя деть. Наверное, так стыдно и неловко мне не было никогда. И вот тогда я понял, что нельзя жить только для себя, удовлетворяя лишь собственные потребности. Бабушка, конечно, сказала, что да, яблоко она оставила на столе мне и чтобы я его ел. Но это уже было не то.
Тот случай я запомнил на всю жизнь и стал воспринимать ее совсем по-другому. Я и сейчас не приемлю, когда люди что-то отбирают друг у друга — землю, здания, когда «кидают» партнеров в бизнесе. Я не так был воспитан. Меня учили жить в согласии с собой и Богом.
Вообще бабушка была очень умная женщина. Она воспитывалась в генеральской семье. Семья ее была многодетная, кроме нее еще восемь мальчишек и девчонок. Впроголодь, конечно, не жили, хотя и роскоши не было. Отец трудился железнодорожником. А по соседству жила бездетная генеральская семья. Супружеская пара и попросила у родителей, чтобы они позволили одной из дочерей, которой и оказалась моя бабушка, жить у них. Ее не только кормили в новой семье, но и дали замечательное воспитание.

Бабушка мне много рассказывала о своей жизни. Она была очень образованной. После революции преподавала в школе рабочим и солдатам.

Я узнал, что брат ее, мой двоюродный дед, воевал у Чапаева, был казначеем Чапаевской дивизии. Погиб вместе с Василием Ивановичем. На родине, в Щеграх Курской области, ему даже памятник установили. Ей о нем книгу даже потом прислали. Она была издана в 1962-63 годах.

© От первых лиц — для первого лица