Не обещал вернуться?

Уход арбитражных управляющих из профессии:
что ждет банкротов и кредиторов?
Заместитель главного редактора De Facto Наталья Андросова
«Буквально на днях один из арбитражных управляющих нашего СРО Центрального федерального округа принес заявление об уходе. Недавно в объединении было 12 членов, а осталось 2, — рассказывает арбитражный управляющий Юрий Алябьев. — Мне и самому уже приходила мысль сменить профессию. Например, я вполне могу найти работу юриста».
Арбитражные управляющие
массово уходят из профессии
Директор воронежского филиала СРО арбитражных управляющих «Авангард» Игорь Вышегородцев отмечает: уже порядка 10% арбитражных управляющих в России дисквалифицированы. Пропорционально происходит дисквалификация и в Воронеже. Еще несколько лет назад случаи отстранения от работы были скорее единичными.

Еще около 10% в ближайшее время могут уйти из профессии по собственной инициативе. «Примеры того, что арбитражные управляющие покидают профессию, в том числе и по своей воле, я встречаю повсеместно, — рассказывает Вышегородцев. — Двое из моих знакомых написали об этом в Facebook, от двоих я слышал такие заявления лично. Сливаются СРО из нескольких в одно, потому что в них становится все меньше членов».
Сейчас по стране работает всего около 9 тыс. арбитражных управляющих. В Воронеже около 100. Эксперты говорят, что это немного.
«Исход начинается, — подтверждает председатель ТПО «Центр» Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих Владимир Семенов. — И уходят из профессии как раз опытные специалисты». Кстати, само ТПО «Центр» начало функционировать только в сентябре: видимо, у арбитражных управляющих появилась потребность в защите.
Почему профессиональные ряды редеют?
По большому счету, причина выхода арбитражных управляющих из профессии одна — резкое ужесточение регулирования этого рынка. «Геноцид профессии», как выражается Игорь Вышегородцев. Или ее закономерное регулирование, потребность в котором назревала годами, как считают кредиторы банкротящихся предприятий. Рассмотрим, что именно не устраивает управляющих.

После второго нарушения арбитражного управляющего могут дисквалифицировать. К таким нарушениям может относиться, например, пропуск сроков публикации сообщения об изменениях в процедуре банкротства. Сроки эти в зависимости от характера сообщения — от 3 до 14 дней. Другие же примеры нарушений, по мнению самих управляющих, выглядят абсурдно.

«Я опубликовал объявление о своей деятельности и не указал там свой СНИЛС. Да, по закону арбитражные управляющие должны это делать. Но в этом же объявлении был указан сайт СРО, где можно найти и мой СНИЛС, и все остальные документы, — рассказывает Алябьев. — Однако на меня написали жалобу, и сейчас идет суд».

Если же управляющего дисквалифицируют на полгода или год, не факт, что после этого он захочет вернуться в профессию, считает Семенов: «Ему нужно будет заново пройти стажировку в течение 2 лет, заново внести 200 тысяч рублей в компенсационный фонд (он покрывает материальную ответственность при профессиональных ошибках членов объединения, нанесении ущерба предприятию). Скорее всего, он найдет работу и уже не будет с нее уходить».
Повышение взносов и других расходов со стороны управляющих. «Кроме того, новые законы предполагают уменьшение расходов при банкротстве. Управляющий ограничен в привлечении юристов, оценщиков, вынужден их работу делать сам, — добавляет Вышегородцев. — А это время и весьма специфичная работа. Более того, сейчас не разрешается оплачивать командировочные расходы по банкротству предприятий. А ведь многие управляющие банкротят организации из других городов».

С этим согласен арбитражный управляющий, руководитель юридической компании «Зубащенко и партнеры» Эдуард Зубащенко: «Вот буквально сегодня заплатил 50 тысяч рублей за экспертизу со своих денег. Со средств предприятия не имею права. А за месяц получу 30 тысяч. А получу ли проценты — вопрос. Где гарантия, что за какие-то мелкие нарушения я не буду дисквалифицирован до окончания дела?»

Отказ от арбитражных управляющих в некоторых сферах. Участники рынка отмечают, что сейчас рассматривается законопроект, по которому банкротство физлиц будет проходить без арбитражных управляющих. Как именно, мы не будем рассматривать в этом материале, потому что услуги арбитражных управляющих в b2с — тема отдельного исследования. Однако арбитражные управляющие считают, что подобные законопроекты — сигналы, что в процедурах банкротства смогут обходиться и без них. И возможно, такой опыт будет перенесен и на b2b.
Что ждет кредиторов и банкротов?
Есть 2 точки зрения, какие изменения могут почувствовать банкротящиеся предприятия, а также их кредиторы.

Точка зрения № 1. Бизнес понесет потери

Банкротства предприятий будут затягиваться на неопределенный срок. Владимир Семенов считает, что банкротить предприятия будет просто некому: «Управляющих в целом станет меньше. Число же банкротств при такой экономической ситуации будет расти».
От этого пострадают как сами потенциальные банкроты, которым будет проблематично продолжать свою деятельность, так и кредиторы, требования которых подвиснут в неопределенности.
Арбитражные управляющие станут еще более аффилированными. «Сейчас рассматриваются разные варианты, как пополнить сферу кадрами, — рассказывает Юрий Алябьев. — Один из них — банкротить предприятия смогут юристы, прошедшие обучение на арбитражных управляющих, но продолжающие работать на других предприятиях».

Такие юристы могут оказаться аффилированными, так как их основные работодатели пересекаются с теми, кто участвует в деле о банкротстве.

В целом же повышение затрат арбитражных управляющих может привести к тому, что они с большей легкостью будут соглашаться на выполнение ряда условий, предполагающих дополнительное вознаграждение от заинтересованных лиц.

Преднамеренные банкротства не будут вскрываться. «Я нашел признаки преднамеренного банкротства у предприятия. Правда, дело по нему так и не открыли по весьма формальным причинам, — рассказывает Вышегородцев. — Но я хотя бы попробовал. Если же в профессии не останется опытных управляющих, то кто будет этим заниматься? Да и захочется ли кому-то брать на себя лишние проблемы и ответственность за ничтожное вознаграждение?»

Точка зрения № 2. Бизнес получит шанс быстрее вернуть долги

Что касается кредиторов, то они склоняются к мнению, что регулировать сферу арбитражного управления надо продолжать.

«Ни разу в процедурах банкротства, в которых мы участвовали как кредиторы, дело не доходило до дисквалификации арбитражного управляющего, даже если он явно не удовлетворял требования кредиторов, — рассказывает региональный директор операционного офиса «Воронежский» «Промсвязьбанка» Тимур Хлебников. — Плюс, на мой взгляд, нужно регламентировать также скорость проведения процедуры. Финансовые организации понимают, что получить 100% своих требований с банкрота вряд ли возможно. Но ждать даже части задолженности годами неправильно. А управляющие намеренно могут затягивать дело, так как за каждый месяц получают свое вознаграждение».

Хлебников считает, что помочь кредиторам могут новые меры по регулированию рынка. Но лишь в том случае, если наказание для арбитражных управляющих будет неотвратимым. И тот же механизм дисквалификации действительно будет работать.

«Я детально наблюдал за банкротством завода имени Калинина, на территории которого находится наше предприятие, — рассказывает гендиректор «Агроэлектромаша» Виктор Шапошников. — На момент процедуры банкротства завод был даже в более выигрышном положении, чем другие воронежские предприятия. Однако я не увидел никаких попыток со стороны конкурсного управляющего сохранить предприятие. Общаясь с другими промышленниками, я и в последние годы наблюдал случаи, когда предприятия просто растаскивали по частям. Кому из кредиторов удается поставить своего управляющего, тот и получает самый лакомый кусок. А насчет заработка им просто грех жаловаться. Я знаком с людьми из этой сферы: их доход более чем сопоставим с зарплатами топ-менеджеров на крупных предприятиях».
Где точка невозврата?
Игорь Вышегородцев рассказывает, как несколько лет назад объяснял своему знакомому, кто такой арбитражный управляющий: «Ну это как директор, но на двух-трех предприятиях одновременно» — «О, так это можно сразу на двух-трех воровать!» — обрадовался знакомый.

Да, при таком подходе к профессии жесткое регулирование необходимо. Но где грань, за которой оно становится избыточным и как раз порядочные специалисты начнут покидать сферу? А оставшиеся — пытаться компенсировать свои все возрастающие расходы. С другой стороны, может, самим управляющим стоит задуматься: не действия их же коллег привели и к этому отношению, и к ужесточению правил игры?
comments powered by HyperComments
© От первых лиц — для первого лица