Манит, как магнит

Воронежская область становится «столицей банкротств»
Заместитель главного редактора De Facto Наталья Андросова
Владельцы торгового дома «Яшма» (входит в «Яшма Золото») Игорь Мавлянов и Роберт Мартиросян неожиданно сменили прописку на воронежскую: зарегистрировались в Боброве, рассказал DF руководитель адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин. Сразу же после этого к ним поступили иски о банкротстве от 2 малоизвестных ювелирных компаний. Как следует из картотеки арбитража, заявление о признании банкротом Мавлянова подала компания «Стиль Голд», а Мартиросяна банкротит «Бирюза». Почему Воронеж и область так притягивают будущих банкротов?
Регион лидирует
по числу банкротств
Воронежская область, по данным Regnum, занимает 2-е место в ЦФО по числу банкротств юрлиц. По физлицам наш регион также «отличился» — из регионов Черноземья нас опережает только Белгородская область (данные FinZdor на 1 августа 2016 года). При этом, как утверждают эксперты, не менее 1/4 от всех банкротящихся (как юрлиц, так и физлиц) — те, кто перерегистрировался в Воронеже и области из других регионов непосредственно перед началом процедуры банкротства.

«Да, я наблюдаю такую тенденцию, — подтверждает директор воронежского филиала СРО арбитражных управляющих «Авангард» Игорь Вышегородцев. — Есть такие и среди моих клиентов. Но имен я называть не буду — профессиональная тайна. Тем более, как говорится, некоторые из них слишком известны, чтобы их называть».

Помимо топ-менеджеров «Яшмы Золота» эксперты называют переехавших за последнее время «ради банкротства» АТ «Инвестмент» из Санкт-Петербурга и завод из Владимирской области, названия которого участвующие в деле юристы предпочли не раскрывать.
Почему банкротиться
едут к нам?
Участники рынка юридических услуг поясняют, что каждая причина тренда в отдельности вряд ли тянет на полноценный фактор его формирования. А вот все вместе они и привели к возникновению тенденции.

Причина 1. Смена прописки дает возможность запутать контрагентов. Как рассуждает Игорь Вышегородцев, если контрагент собирается подать иск о банкротстве компании из Москвы в столичный суд, а она тем временем прописывается в Воронеже, то нужно ее еще отыскать.

Таким образом, иногда удается начать процедуру самобанкротства, до того как иск подаст главный оппонент. Либо с заявлением в суд обратится аффилированная компания. Например, эксперты предполагают, что владельцы «Яшмы Золота» начали как раз «контролируемое банкротство». Есть и еще один вариант более выгодного для потенциального банкрота развития событий.

«Предположим, все ваши кредиторы все равно войдут в реестр требований, пусть и с опозданием, — комментирует Вышегородцев. — Но пока они очухаются, вы успеете добиться назначения лояльного арбитражного управляющего».

Конечно, чтобы решить такую задачу, можно прописаться и в любом другом регионе, хоть во Владивостоке. Но это будет просто неудобно с точки зрения логистики. А Воронеж все-таки находится в ЦФО, всего в 550 км от Москвы.

Причина 2. Сроки рассмотрения дел могут быть дольше. Управляющий партнер правового центра «Дивиус» Иван Гусев указывает, что регион перегружен местными делами о банкротстве, а судей у нас куда меньше, чем в столице.

Причина 3. Лоббистские возможности юридического сообщества. Адвокаты, опрошенные DF, соглашаются с тем, что многие их коллеги достаточно тесно связаны с различными административными и силовыми структурами региона.
И такого рода «знакомство» иногда помогает разворачивать дело о банкротстве в нужную сторону.
Сергей Бородин
руководитель адвокатской конторы «Бородин и партнеры»
Причина 4. Снижение стоимости процедуры банкротства в 2-3 раза. «Наши финансовые аппетиты намного меньше, чем у московских арбитражных управляющих», — говорит Игорь Вышегородцев.

Управляющий партнер юридической компании «Юрсервис», арбитражный управляющий Владислав Журихин напоминает, что услуги его коллег — не единственное, за что приходится платить во время процедуры банкротства. Часто необходимо привлечение аудиторов, бухгалтеров и других экспертов. В совокупности в результате переезда в Воронеж удается добиться экономии в 2-3 раза по сравнению с Москвой или Санкт-Петербургом. Суммы неофициальных вознаграждений арбитражным управляющим, а также официальных зарплат бухгалтерам, аудиторам и прочим специалистам могут сильно колебаться от сложности дела, продолжительности его рассмотрения и прочих факторов. Но если в Москве затраты могут составить порядка 1 млн рублей, то в Воронеже в этом случае удастся ограничиться 500 тыс. рублей.

Конечно, где-нибудь в небольшом городе такие услуги еще дешевле, но там можно и не найти специалистов нужного уровня.

Причина 5. Достаточно высокий уровень воронежских кадров. До кризиса в Воронеже открывалось около 100 юридических фирм ежегодно, оценивают эксперты.

«Даже судьи различного уровня говорят, что в Воронеже достаточно высокое качество юристов и арбитражных управляющих», — говорит Журихин.

Также арбитражные управляющие признают, что часто сами лоббируют перерегистрацию своих клиентов в Воронеже, чтобы сократить количество своих командировок.
Как влияет приток банкротов на регион?
С одной стороны, иногородние банкроты перегружают суды. И это при том, что пошлина в суде — всего 2-4 тыс. рублей, акцентирует Игорь Вышегородцев.

С другой стороны, это несколько сот тысяч рублей с одного предприятия в качестве оплаты услуг арбитражных управляющих, юристов, аудиторов и бухгалтеров, считает Владислав Журихин: «Эти деньги остаются в регионе, на них делаются покупки в местных магазинах, посещаются рестораны, фитнес-центры и так далее. За счет таких банкротов фактически существуют пара-другая небольших кафе или магазинов. К тому же есть несомненный плюс для местных филиалов банков: проходящий через них денежный поток увеличивается. Несмотря на то что в регион приходят банкроты, часть обязательств они все же погашают, совершают операции по текущей деятельности».

Когда о Воронеже говорят как о столице Черноземья, кто-то произносит эти слова с иронией, а кто-то с гордостью. Так что каждый сам вправе выбрать, с какими чувствами стоит говорить о нашем городе уже как о «столице банкротств».

© От первых лиц — для первого лица