Пламенный привет
Почему в Воронеже борьба с нелегальными АГЗС
не идет дальше слов?
Работа нелегальных газовых заправочных станций (АГЗС) уже целое десятилетие является реальной угрозой жизни и здоровью воронежцев. Более того, даже апрельский взрыв на заправке на ул. Лебедева, что всего в 6 км от областного правительства, не заставил ответственных чиновников хоть сколько-нибудь серьезно исправить ситуацию. Не изменилось в отрасли ровным счетом ни-че-го. Увы, масштабное ЧП, прогремевшее на всю страну, почему-то не мотивирует госслужащих раз и навсегда обезопасить жителей региона от большой беды...
Зачем мы снова
поднимаем проблему?
DF пишет о проблеме нелегальных АГЗС на протяжении уже 10 лет (запомните эту цифру). Последняя большая информационная кампания была развернута нами чуть более года назад. Тогда мы встречались практически со всеми ответственными чиновниками (некоторые от диалога отказались), анализировали причины этого дикого явления, руководители называли пути решения проблемы и т. д. На фоне этой кампании надзорные ведомства действительно активизировали свою работу и даже закрыли несколько опасных объектов. Но сегодня, по оценкам участников рынка, доля незаконного бизнеса в этом сегменте снова вернулась к «равновесному состоянию» — 60%. Напомним, 6 лет назад они же оценивали ее в 70%. Перемены для столь большого срока, прямо скажем, незначительные. Не будем повторяться, рассказывая, какую опасность несут такие АГЗС, а лучше проанализируем, как боролись за безопасность АГЗС в нашем регионе и у соседей.
СПРАВКА
Результаты работы властей по обеспечению безопасности АГЗС в Воронеже за последний год

Июнь 2015 года. После обращения DF в прокуратуру в Борисоглебске закрывают незаконную АГЗС. Повторно. За несколько недель до этого ее деятельность запрещали по решению суда.

Ноябрь 2015 года. Владелец АГЗС по Московскому проспекту, 140а уличен прокуратурой в систематических нарушениях правил безопасности (как минимум 4 факта). «Предпринимателю» удалось отделаться штрафом всего в 70 тыс. рублей.

Апрель 2016 года. С пожаром на АГЗС по ул. Лебедева, 8б в течение 3 часов боролись 100 спасателей, предварительно оцепив участок и эвакуировав оттуда людей. На место происшествия выезжали лично мэр Александр Гусев и врио начальника ГУ МЧС по Воронежской области Михаил Гусев. Возбуждено уголовное дело, его расследование продолжается.

К чему пришли?
Проводившийся в Воронеже опрос показал, что проблема безопасности работы нелегальных АГЗС волнует каждого пятого воронежца (см. материал «И грянул гром», DF № 4 за 2015 год). Много это или мало? Автомобили на сегодняшний день имеются менее чем у половины воронежских семей. В свою очередь, автомобили, использующие в качестве топлива сжиженный газ, составляют менее 2% от частного автопарка. Получается, что лишь около 1% воронежцев испытывают потребность в АГЗС. А опасается их в 20 раз больше людей! Значит, критическая масса недовольного населения в городе уже давно накопилась. Однако их недовольство пока не может найти эффективного выхода. Пар уходит в свисток. А что же у липецких соседей?

«У вас в Воронеже, видимо, до сих пор считается, что взять и сообщить в компетентные органы о наличии опасной нелегальной АГЗС — это доносительство. Люди боятся получить на всю жизнь ярлык стукача. Но во всех цивилизованных странах в подобных действиях давно уже не видят ничего зазорного. Слава богу, липчане тоже уже поняли это. Ведь когда дело касается собственной безопасности, думать о своем имидже — последнее дело. Если ваши дети пострадают от деятельности нелегального бизнеса, вы этого себе не простите никогда», — высказал мысль руководитель одной из липецких заправок.

По словам зампрокурора Липецкой области Павла Коростелева, такая сознательность граждан проявилась в Липецке не сама собой, а была воспитана местными властями и правоохранительными структурами. Прокурор Липецкой области Михаил Кожевников, заступив в должность, открыл горячую линию, куда жители могут сообщать о незаконной, на их взгляд, предпринимательской деятельности. Одним из первых активных «звонарей» был сам Кожевников инкогнито. Звонил по ночам, иногда по 3-4 раза. И таким образом воспитывал в подчиненных готовность сорваться на меры прокурорского реагирования в любой момент в течение 1 часа. За примером руководителя, который впоследствии растиражировали, потянулись и простые липчане. Практику звонков активно подкрепляли массовой информационной кампанией в СМИ: в печати и на радио несколько раз в день сообщали о работе горячей линии.
Что такое правильное взаимодействие?
Липецкие чиновники утверждают, что для борьбы с недобросовестным бизнесом, несущим опасность, используют всего 2 инструмента — это межведомственное взаимодействие и работа с сознанием предпринимателей и жителей региона. Судя по тому, что ни в самом Липецке, ни в районах области нелегальных АГЗС мы не заметили, этих инструментов ответственным руководителям из соседнего региона вполне достаточно.

Как выглядит межведомственное взаимодействие на практике, нам пояснил начальник ГУ МЧС Липецкой области Михаил Салфетников: «Давайте представим ситуацию. Вот я еду по городу или области. И вижу пожароопасный объект, скажем, АГЗС или, как вы ее называете, «цистерна со шлангом». Формально я не могу сразу туда прийти и предъявить претензии: есть регламент. Но я тут же звоню ответственному руководителю из другого ведомства, например прокурору, и сообщаю ему о возможных рисках. Поверьте, реакция будет незамедлительной: проверят и закроют. Я по-другому работать не умею».
По словам Салфетникова, для липецких чиновников уже давно нормальной практикой стали еженедельные (а при необходимости и чаще) заседания комиссии по чрезвычайным ситуациям во главе с первым замом губернатора Юрием Божко.
Явка на заседание для руководителей ведомств, которые контролируют потенциально опасные производственные и торговые объекты, обязательна.
Когда же власти от слов перейдут к делу?
Год назад DF провел круглый стол с воронежскими руководителями структур, уполномоченных на контроль над АГЗС. Из позитивных моментов отметим: большинство приглашенных охотно откликнулись на приглашение принять участие в дискуссии. В ходе круглого стола прозвучало несколько весьма дельных предложений. Однако на этом позитив заканчивается.

Структура, на которой лежит значительная доля ответственности за состояние газового рынка, — Ростехнадзор — пока не идет на открытый разговор с De Facto, ограничиваясь письменными ответами. Нынешнее положение рынка доказывает, что борьба с нелегальным и опасным бизнесом ведется скорее бессистемно, без эффективного взаимодействия разных ведомств. Отметим, что после активной информационной кампании, проведенной DF, к которой также подключилось реготделение Общероссийского народного фронта, сообщения о закрытии нелегальных АГЗС стали появляться чуть ли не еженедельно. Казалось, лед тронулся… Произошедшие в 2010 году в Эртиле и в 2012 году в Новой Усмани взрывы на АГЗС стали восприниматься как что-то из прошлого, то, что никогда уже не повторится. Но не тут-то было!
Весной 2016 года новый взрыв на АГЗС — прямо в черте Воронежа — показал, что ситуация с безопасностью заправок в городе по-прежнему далека от совершенства.
Однако вернемся к предложениям, высказанным экспертами год назад. Сопредседатель воронежского отделения ОНФ Василий Попов выступал с инициативой сформировать перечень АГЗС, действующих на территории региона, для дальнейшей передачи в правоохранительные органы. Экс-руководитель ГУ МЧС по Воронежской области Игорь Кобзев предложил мотивировать Ростехнадзор опубликовать на своем сайте сведения обо всех легальных АГЗС, чтобы силовикам было проще отслеживать нелегальные. Однако Кобзев вскоре ушел на повышение, а на сайте Ростехнадзора подобная информация по-прежнему отсутствует. Поддержанная всеми участниками круглого стола DF идея месячника борьбы с нелегальными АГЗС так и не была в полной мере реализована.
Что стоит перенять?
Вернемся ненадолго к Липецку. Помимо инструментов, которые чиновники озвучивают публично, можно увидеть и мотивы, движущие ими. Это то, как надо работать с бизнесом, который готов поступиться жизнью и здоровьем людей ради прибыли. Вероятно, липецкая система не идеальна и может «зависать» в других вопросах взаимодействия власти и предпринимательства. Но ее цельность прослеживается хорошо. Во-первых, она обеспечивается за счет реально (а не формально) налаженного межведомственного взаимодействия и оперативного реагирования на проблему. Во-вторых, сознание самих жителей устроено таким образом, что они действительно инициативны в сотрудничестве с надзорными органами. Для них это один из параметров качества жизни. В-третьих, эта система не дает сбоев там, где возникает угроза безопасности человека. И такая команда была зашита в «программный код» много лет назад. Вот почему сегодня у липецких предпринимателей не возникает желания вкладываться в то, что будет закрыто тут же (если вообще имеет шансы появиться как бизнес-проект).
На что надеяться?
Подведем итог. В Липецкой области проблему нелегальных АГЗС победили 10 лет назад (вспоминаете про «наши» 10 лет?). На Белгородчине этому явлению не дали развиться в принципе, а когда отдельные воронежские предприниматели попробовали заниматься нелегальным бизнесом в соседнем регионе, попытки были пресечены на корню. А что же в Воронежской области? Логика подсказывает, что если в решении опасной проблемы долгое время нет ничего рационального, то есть смысл говорить о чуде. А мы, люди взрослые, привыкли к тому, что чудес не бывает. Нам, напротив, хочется верить в инициативу, ответственность и готовность к системной работе по устранению негативного явления. У нас. В Воронеже.

В ходе состоявшегося год назад круглого стола его участники отводили на решение проблемы до 3 лет. Времени остается совсем немного.

P.S. De Facto предлагает не отмалчиваться руководству Ростехнадзора, МЧС и других ведомств и выступить в нашем издании со своей точкой зрения.
© 2016 От первых лиц — для первого лица