поединок de facto
Сыграют в монополию?
Государство хочет монополизировать продажу
табака, алкоголя и сахара
Депутаты Госдумы выступили с инициативой ввести государственную монополию на продажу алкоголя, табака и сахара. Воронежский ресторатор Александр Губарев считает, что подобный законопроект еще больше усложнит жизнь малому и среднему бизнесу, а количество употребляемого населением алкоголя не снизит. Руководитель общественной организации «Лига потребителей» Александра Тищенко уверена, что именно такая инициатива нужна рынку и покупателям, чтобы защитить их от контрафактной продукции. Противники встретились на поединке.
Первый раунд
Губарев: Если мы говорим про антиалкогольную кампанию, то мы их уже несколько видели. Самая памятная — в горбачевские времена, когда на свадьбах алкоголь в бутылки из-под сиропа был налит, а по всей стране вырезались виноградники. Но что произошло дальше? Увеличение количества паленого алкоголя и рынка наркотиков.

Тищенко (тщательно подготовилась к поединку, сделав выписки): В законодательной инициативе говорится, что компании, имеющие лицензию, будут заключать контракты по системе госзакупок с самим государством. Никто не говорит, что на прилавках не будет алкоголя или будут вырубаться виноградники. Монополия не означает, что будет запрещено продавать. Только это будут делать те, кто сможет подтвердить свою репутацию и заверить государство, что будет выпускать качественный продукт по соразмерной цене. Стоимость же будет фиксирована государством. Только такая система позволит вести государственный учет табака, алкоголя и сахара. Такая система как минимум снизит число алкогольных отравлений. В Воронежской области за 3 месяца 2016 года более 200 человек погибло по этой причине, более 2 человек в день! (Делает внушительную паузу.)

Губарев: Весь крепкий алкоголь уже сейчас продается только крупными сетевиками, та же участь может постичь и пиво, и табак. При том что табачная продукция — одна из немногих статей, которая осталась у малого бизнеса. И текущая экономическая ситуация — еще один фактор, почему эту идею не стоит реализовывать. Резюмируя: змея стоит убивать не на конечной стадии потребления, а в его логове. То есть заниматься пропагандой здорового образа жизни и социальной рекламой было бы эффективнее. В свое время я бросил курить, посмотрев ролик, где сигареты превращались в червяков. А где сейчас качественная социальная реклама? Да, я, по иронии, как раз зарабатываю на сахаре и алкоголе, но честное слово, я против того, чтобы их потребление становилось дурной привычкой (разводит руками: что, мол, поделать, иногда я сам против себя).

Тищенко: Идея пополнения бюджета за счет монополии не является крамольной. Оппонент говорил о нестабильной экономической ситуации, и законопроект только поможет пополнить казну страны. Тем самым введением монополии государство убьет двух зайцев.
Второй раунд
Тищенко: Александр, по вашему мнению, государство не находит, какими рычагами и мерами можно воздействовать на население. Каким же тогда образом влиять на граждан, чтобы они пытались меньше пить? А если и выпивали, то качественный алкоголь, не пытались купить суррогат дешевле, рискуя здоровьем. Какие меры могло бы предпринять государство, чтобы дать и бизнесу развиваться, и население могло бы употреблять качественную продукцию?

Губарев: Первое — это создание конкуренции. Рынок не монополизировать, а отпустить. Я вас уверяю, частный продуктовый магазин с алкоголем всегда сможет конкурировать с сетевым, но если не будет этих лицензий. При их введении — никогда. Рынок будет улучшаться, только когда на нем будет много частников.

Тищенко: Но сейчас конкуренция на алкогольном рынке присутствует. Какая она — это другой момент. Но конкуренция не приводит к тому, что мы спокойно покупаем на прилавках алкоголь, уверенные в его качестве. И к культуре потребления, о которой вы говорите, она тоже не приводит.

Губарев: Это следующая и самая сложная часть вопроса, по которой я хотел бы высказаться. Смотря на культуру, которая показывается со всех экранов, хочу спросить: мы кого растим? Американское общество овощей? Нужно, чтобы людей растили не потребителями. В культуру должно входить другое — работать, развиваться, быть сильнее. Вот это нужно развивать, а не алкоголь и потребление.

Ведущий: А почему вы так против американского общества? Они разве не сильные, разве Олимпиады не выигрывают? В США, к слову, была антиалкогольная кампания и монополия. Но только они от нее отказались, и Канада отказалась.
Губарев: Мы сейчас говорим об одном и том же, но только с двух сторон заходим. Вы с точки зрения экономики, а я со стороны вкуса и жизни. Не все решают деньги. К Александре мой вопрос остается прежним. Зачем этот законопроект?

Тищенко: Здесь идея такова, что цена, может, и возрастет, но несущественно, при этом благодаря монополии качество улучшится. Будут регулироваться потоки, которые идут на прилавки и на импорт, появится четкая база налогообложения. Почему? Потому что ни одна организация не сможет продать алкоголь, сахар или табак, если у нее на это нет госконтракта. Все четко, регулируемо и прозрачно для государства. Как следствие, налоги собираются, а доход растет, пополняя бюджет. Предполагается, что около 30% бюджета будут составлять именно доходы от продажи алкоголя, табака и сахара.

Губарев: Но давайте рассмотрим всю историю контроля. Пример с нами, предпринимателями: контроль стал жестче, и никто сейчас открывать новый бизнес с нуля не спешит. Вы посмотрите статистику открывающихся и закрывающихся ИП. Чем больше контроль усиливается, тем меньше пользы. Не получится ли следующая ситуация: больше контроля — больше контрафактного алкоголя? Очень интересно посмотреть статистику реальную: сколько действительно сейчас продается с учетом акцизных марок? Я вас 100% уверяю, она будет падать.

Ведущий: Может быть, вопрос в качестве контроля?

Губарев: Я стопроцентно за то, что лучше немного контролировать, но постоянно. А чем больше контроля и цена выше, тем хуже. Одно дело — подделать бутылку за 200 рублей, а другое — за 2000. Понимаете, какая теневая маржа получится? И налоги с нее не платят.

Ведущий: Александра и говорит, что дело не только в наличии или отсутствии контроля. Вопрос еще и в его качестве. Поскольку у государства появятся механизмы, то его роль и усилится в вопросе качества.
Третий раунд
Ведущий: Александр, я полностью разделяю ту позицию, что надо пропагандировать здоровый образ жизни. Но опыт развитых стран убеждает, что с применением методов в совокупности достигаются приличные результаты. В Швеции люди некогда признали, что в стране остро встала проблема алкоголизма. Нация спивалась, и тогда страна сделала алкоголь дорогим, ввела госмонополию. При этом правительство разговаривало с народом, добивалось его поддержки. Если раньше на улице доносился звон стекла нескольких бутылок в сумке, никак не реагировали. Сейчас никто слова, конечно, не скажет, но внутренне большинство поморщится, посмотрит с осуждением. Вместе с этими ограничительными мерами пришло и изменение ментальности населения. Что нам мешает все это совместить и получить результат? Может, нам пропаганду здорового образа жизни и формирование отрицательного отношения к потреблению табака и алкоголя проводить как раз наряду с введением госмонополии?

Губарев: Допускаю, что цены на алкоголь будут расти, но я за то, чтобы большее количество предпринимателей могло продавать этот товар. Чтобы не допустить концентрации этих потоков только в крупном бизнесе. Пусть увеличат цены, но чтобы была возможность купить и в частном магазине, и в сетевых гипермаркетах. Когда лицензия стоит 150 тысяч рублей, маленький магазин изначально не может себе ее позволить. Потому что, поймите, лицензия покупается на одно юридическое лицо. И монополия об этом напоминает. А часто забывается, что мелкий и средний бизнес платит налоги в регионе, а ритейлеры — на федеральном уровне. Пусть уж лучше малый бизнес тоже работает, ведь людям лучше в работе, чем с протянутой рукой.

Ведущий: Александра, смотрите, ваш оппонент говорит: «Зачем бороться с ценами и предпринимателями? Надо воевать с пагубными привычками». А вы парируете: «У нас в результате этих самых привычек очень высокая смертность». На ваш взгляд, смертность наступает от большого количества качественного алкоголя или от того, что потребляют суррогатный алкоголь?

Тищенко: Это обе причины смертности, но выше количество смертей из-за суррогата и фальсифицированного алкоголя. Иногда у нас, даже покупая алкоголь в крупной сети, можно нарваться на фальсификат, который причинит вред здоровью. Пусть есть акцизная марка, куплено не из-под полы, но все равно нет гарантии качества продукции. Именно поэтому предлагают государству вести борьбу.
Ведущий: Итак, мы согласились, что цена на алкоголь возрастет.

Тищенко (перебивает): Нет, я этого не говорила. Сейчас все в цене возрастает, потому и на алкоголь она повысится. Потому что при такой тенденции, чтобы цена на алкоголь у нас была низкой, получится, что продукты питания станут дороже, чем алкоголь.

Ведущий (с возмущением): Себестоимость спирта 20-24 рубля, а вы говорите, что надо повысить стоимость. Чтобы не 200, а 400 рублей стоило. В 200 рублях за пол-литра водки около 140 рублей государство забирает себе в виде акциза и НДС. Мало? Теперь оно вознамерилось забирать еще и разницу между оптовой и розничной ценой. Как вы думаете, продавцы станут торговать себе в убыток или все же повысят цену? И согласятся ли с этим потребители, которых вы защищаете?

Тищенко: Я думаю, что никто не будет за, если цена на алкоголь станет доступной, а продукты питания подорожают в разы быстрее.

Ведущий (со смехом): Все зависит от ментальности папы. Как в анекдоте: «Когда цена на водку возросла, сын спросил: «Папа, значит, ты теперь будешь меньше пить?» — «Нет, сынок, это значит, что вы теперь будете меньше есть!» Что в вашем понимании значит «доступная»?

Тищенко: Беспрецедентного роста цен на алкоголь не будет. Ведь в законопроекте четко сказано, что отпускная цена и цена реализации будут на учете у государства. Путем госконтроля отсекут продажу именно суррогатного алкоголя. Предполагается, что алкоголь будет чистый, недешевый, но гарантирующий невозможность отравления им. Конечно, при разумном и умеренном потреблении.
© 2006 Для первых лиц — от первого лица
www.facto.ru