поединок de facto
Деньгам — нет!
Страховщики предложили заменить выплаты по ОСАГО ремонтом авто
Российский союз автостраховщиков (РСА) намерен принципиально изменить систему возмещения убытков по ОСАГО. Сейчас пострадавший автовладе-лец может выбрать, получить ли со страховой деньги или поручить отремонтировать автомобиль. В РСА же предлагают осуществлять ремонт
практически безальтернативно: денежная выплата будет применяться лишь в исключительных случаях — например, когда сервис очень удален.
Автомобилист Сергей Шишлаков возмущен подобным предложением. Он вызвал на поединок независимого финансового советника Евгения
Меркулова, представившего интересы страховщиков.
Первый раунд
Шишлаков: Могу сказать, что позиция страховых компаний ясна, они являются жертвами мошенников, которые специально бьют свои машины и пытаются получить со страховой компании как можно больше и наличными. Но я не согласен с тем, где и как будут чинить машину. Практика на сегодняшний момент показывает, что у вас есть машина, вы, не дай Бог, попали в аварию, и страховая компания говорит: «Да, мы вам починим ваш Mercedes, но починим не на родном сервисе, где обслуживается ваше авто, а в гараже у дяди Васи, с которым мы договорились». Во-первых, многие машины на гарантии до пяти лет, и я не могу чинить ее в другом месте. Как только я ее починил в другом месте, я снимаюсь с гарантии просто. Во-вторых, я не знаю, что это за дядя Вася, почему он чинит и как он это делает, какие детали использует, где он их взял и прочее.

Ведущий (руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав Рывкин): Вы что, против импортозамещения, что ли? Дядя Вася — это как раз импортозамещение, он вам «правильные» детали поставит.

Шишлаков: Мой брат купил машину BMW X5, из Америки пригнал. И чтобы поставить ее на учет в ГИБДД, нужно снять двигатель и посмотреть номер под ним. И представляете, машину, которую собирают люди, работающие на заводах BMW в белых халатах, на каких-то специальных стапелях устанавливают этот двигатель, чтобы он ни на какие микроны не был смещен и т. д., вдруг дяди Васи в каком-то гараже подцепили цепью за этот двигатель, отсоединили все шланги, трубки… У меня сердце просто кровью облилось. И я, конечно, против этого.

Ведущий (иронизирует): Нет, все нормально, не предложили же разобрать машину. Всего лишь двигатель снять.

Меркулов: Давайте вспомним 1990-е годы до момента, когда не было ОСАГО. Как можно было понять на дороге, что произошло ДТП, каким образом?

Шишлаков: Раньше с битами бегали.

(Смех в зале.)
Меркулов: Раньше аварию можно было перепутать с демонстрацией. Сейчас подобного нет. По крайней мере, сейчас это стало цивилизованнее. Я не вижу нигде, чтобы друг другу били морды. Да, возможно, это навязало государство, но это все-таки хорошо.

Ведущий: Кстати говоря, вот этот шаг: «А давайте-ка мы только ремонт потребителям дадим», он двигает как раз в сторону цивилизованного рынок или от него?

Меркулов: Нужно исходить из той ситуации, в которой сейчас страховщики. За последний год автоюристы настолько расплодились, что в некоторых областях страховщики просто готовы закрыть этот бизнес и уйти вообще из этого региона. Если бы это было еще на пользу потребителю, а они просто-напросто 50% выплаты забирают себе. А год назад люди даже не знали, что им положено, и какие деньги. Люди делали доверенности на автоюристов, и они отсуживали и забирали все деньги себе — по 50-70 тысяч с каждого случая. И люди об этом не знали.

Шишлаков: Это значит, страховая компания в принципе несчастному аварийщику все выплачивала, раз у него юристы сумели украсть?

Ведущий: Одна известная компания, например, одно время взяла практику такую: по безусловным случаям выплачивали 80%. Мотив понятен. То есть если 80% получили, то за 20%, скорее всего, судиться не пойдут.

Шишлаков: Потребитель никак не защищен. Если страховая компания захочет, то она заплатит, если нет, то нет. И значит, что нужно будет идти к адвокату, чтобы тот решил этот вопрос.
Второй раунд
Шишлаков: Скажите, вместо того чтобы страховая компания заплатила мне деньги, она гарантирует, что моя машина Mercedes будет починена в центре Mercedes?

Меркулов: Сейчас все это сыро. Выплачивать будут в исключительных случаях — если человек находится где-то далеко, например. И возможно, как исключение будет, если автомобиль привязан к определенному сервису, потому что если вы будете ремонтироваться в другом сервисе, то вас просто-напросто снимут с гарантии. Скорее всего, это могут прописать.

Ведущий: А могут и нет. Так?

Меркулов: Могут не прописать, да.

Ведущий: Наши законодатели, они такие.

Меркулов: Сергей, допустим, человек попал в аварию и ему неважно, выплатят ему деньги для ремонта или сами отремонтируют. Главное — чтобы машина ездила. Если будет процедура такая, что просматривается каждая мелочь, меняется и ремонтируется; оплачивается все по факту, а если потребитель не принимает работу, то тогда переделывают. Тогда потребитель, скорее всего, выиграет.

Шишлаков: Если у страховой компании с салоном Mercedes подписаны какие-то определенные соглашения, то салон уже забивает свой бизнес-план, потому что так или иначе какие-то Mercedes потерпят аварии. Салон страховой компании, как большому оптовому покупателю его услуг, дает некоторые скидки, такие, которые он не даст обывателю, а участник ДТП, застраховавшись в этой компании, остается в плюсе, так как его автомобиль отремонтируют в салоне и под контролем. Сумеют ли этого достичь? Ведь страховые компании избегают профессиональных центров. С другой стороны, может быть, я и сам могу починить машину — дайте мне денег, я куплю и установлю деталь и возьму себе за работу. Почему не рассмотреть такой вариант? И плюс я еще живу в совхозе «Светлый путь», 75 километров от ближайшего районного центра.
Ведущий: Заметьте, «Светлый», не «Темный». Там светло, идем мы правильно и руки у меня заточены.

(Смех в зале.)

Меркулов: Первое, насколько я понимаю, для чего делается эта оптимизация, — ликвидация из этой схемы сговоров автоюристов.

Шишлаков: А почему юристы убираются из этой схемы? Каким образом они уберутся?

Меркулов: А потому что не будет денег.

Ведущий: А платит-то юристу потребитель. Он говорит: «Знаете, меня посылают туда, а я не хочу у дяди Васи в гараже делать или в том центре».

Шишлаков: Юристов вы не избежите.

Меркулов: Со стороны населения есть определенный момент мошенничества. Это нельзя убрать со счетов, потому что…

Шишлаков: Никакое население никогда не сможет смошенничать без сотрудников страховых компаний.

Меркулов: Согласен. Разные есть варианты.
Третий раунд
Ведущий: Сергей, вы сказали, что согласились бы на ремонт, только в сервисном центре. Но, может быть, человек знает отличного мастера, который к тому же сделает дешевле, то почему лишать потребителя возможности выбрать его?

Шишлаков: Дело в менталитете, в вечном желании сэкономить. Но когда у меня после ремонта машины отвалится ремень, когда отлетят все болты — у меня будет кому предъявить претензии. Или же я буду бегать потом с адвокатом, а он мне не поможет, потому что ИП дяди Васи уже закрылось. Так что в салоне куда безопаснее.

Ведущий: Евгений, вы сказали: если сделают автомобиль хорошо, то потребителю без разницы, отремонтируют ли ему или выплатят деньги. Но мне кажется, что как раз потребителю есть разница, потому что он, имея на руках деньги, всегда может выбрать фирму с репутацией, с качеством. А какая разница страховщику — заплатить Пете Иванову 58 тысяч или заплатить сервисному центру либо дяде Васе в гараже те же 58 тысяч? Значит, у них есть какой-то интерес.

Меркулов: Если из двух зол выбирать меньшее, то есть то, что потребитель будет расплачиваться за те потери…

Ведущий: То есть пусть все расплачиваются. Те, которые в ДТП не попадали, пусть тоже расплачиваются.

Меркулов: Из наибольших зол выбирают все-таки меньшее. Если брать стратегически, то, конечно, государство делает медвежью услугу для страховых компаний, потому что они так и не научились ходить нормально, как дети вот ходят, они все ударяются.

Шишлаков: Ничего себе медвежью услугу! Опять подогревают лопатку и подкидывают на их лопатку еще денежки.

Меркулов: Опять же, если взять государственные интересы, все-таки надо признать, что основу экономики составляют две вещи — это банки и страховые компании. И страховые компании этим пользуются. Я сам начинал с российских страховых компаний, и, скажем так, карьеру страхования я закончил уже в иностранной компании. Это небо и земля. Я не знаю, когда мы придем к цивилизованному именно страхованию, как за рубежом.

Ведущий: Евгений, вы говорите: «А мы исходим из того, что законодатель — наименьшее зло», а вот когда Шишлаков спрашивает: «Как оценивать?» То есть можно взять 5, 10, 15 магазинов, посмотреть стоимость запчастей, взять столько же салонов и узнать цену за работу. То есть там есть объективные критерии. Их можно вычислить. А у такой категории, как «зло», объективных критериев нет — меньше оно или больше. Это с точки зрения того, кто сидит и, может быть, протирает штаны в думе, это меньшее зло. А с точки зрения того, кто ездит по улице и каждый раз платит рублем или своим плохо починенным крылом, может быть, это большее зло. Тут-то как быть?

Меркулов: Я еще не знаю ни одной компании, которая закрылась бы от того, что ее утащила вниз КАСКО, но я знаю много компаний, которых обанкротила ОСАГО. Может быть, в этом-то и есть золотой ключик, что сейчас действительно по аналогии с КАСКО эту систему внедрят.

Шишлаков: А как может быть в принципе убыточным этот бизнес? Вы нас хотите убедить в том, что количество аварий превышает количество застрахованных людей?

Меркулов: Количество выплат по авариям превышает. То есть вы 3 тысячи заплатили, а заплатить вам нужно…

Шишлаков: 100 тысяч.

Меркулов: Да. А если юрист туда еще прибавится, то еще 50%.

Ведущий: А если еще нерадивые или криминальные сотрудники…

Меркулов: Да. Я с такими сталкивался, работая в компании по страхованию жизни. У меня был такой агент, который мне предлагал вот такие вещи. Но работал я там недолго, потому что репутация многого стоит. Этот агент просто бил машины, подъезжал к дереву и инсценировал сотрясение мозга. То есть он получал со страховой по ОСАГО и получал со страховой по здоровью.
Еще больше интересных материалов De Facto
© 2006 Для первых лиц — от первого лица
www.facto.ru