Посторонись, мелкий
Что изменится с уходом малого бизнеса из АПК для отрасли и потребителя?
Андрей Филоненко
ведущий корреспондент De Facto
«Холдинги диктуют цены. Рынок свинины уже разделен между гигантами, на очереди молоко и говядина. Наши издержки постоянно растут, дорожают удобрения, корма, ГСМ. А отпускная цена остается прежней, переработчики не будут закупать у нас продукцию по цене выше той, которую предлагают им предприятия, содержащие по несколько тысяч голов скота», — сокрушается руководитель небольшого хозяйства «Содружество» (Новоусманский район) Бадав Дадаев.
Что же влечет за собой резкое сокращение МСБ в аграрном секторе? Рассматриваем по методике SWOT-анализа.
Сильные стороны
В крупном бизнесе ниже риск перебоев в поставке продукции конечному потребителю.

Руководитель Института аграрных проблем им. А.А. Никонова Константин Бородин главным преимуществом крупных форм хозяйствования считает налаженный там полный цикл производства: «Путь от поля до прилавка у них короче. Они меньше зависят от поставок ресурсов, которые в условиях неустойчивой экономики происходят неритмично. Любая структура замкнутого цикла является крупной. Малые же предприятия находятся под давлением переработки и торговли. Те стараются на них переложить все возможные риски. Это может приводить к перебоям в производстве, а значит, и к задержкам выхода продукции к конечному потребителю».

Примером удачной экспансии агрохолдингов эксперт считает рынок мяса птицы, который на 90% представлен крупными предприятиями.
Рост объемов производства в АПК.

Директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько признает, что бурный рост капитализации и производства сельхозпродукции происходит как раз благодаря увеличению доли крупных агрохолдингов. Отметим, что по итогам 2015 года в регионе отмечен рост объемов производства основных видов аграрной продукции. В частности, производство мяса выросло на 5%, молока — на 4,5%. Наращивание производства совпало со вводом в эксплуатацию ряда животноводческих комплексов, принадлежащих крупным агрохолдингам. Эксперты подчеркивают — крупный масштаб не является залогом роста производительности труда, но капитализация облегчает доступ к возможностям применения новых технологий.

Удешевление массового сегмента продукции.

Даже представители сегмента малого предпринимательства признают, что благодаря крупным сельхозпредприятиям цены на ряд наименований продукции на протяжении достаточно долгого времени не показывают существенного роста. Семилукский фермер Александр Продан (занимается полным циклом производства продукции садоводства), к примеру, замечает, что цена на мясо серьезно не растет в торговых точках уже на протяжении последних 2-3 лет, однозначно видя в этом заслугу крупных холдингов. По мнению фермера, в массовом сегменте мелкие хозяйства не смогут ничего противопоставить настоящему валу продукции от агрохолдингов, по крайней мере, если не начнут осваивать собственную переработку или розничные продажи.

Директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина полагает, что устаревшие технологии, отсутствие собственной логистики, необходимость покупать корма (в животноводстве) повышают себестоимость продукции в мелком хозяйстве на 30-35% в сравнении с крупными высокомеханизированными производствами. Соответственно, почти на столько же может различаться конечная стоимость для потребителя. Проигрыш же мелких хозяйств в рентабельности эксперт оценивает в 5-10%. Круг потребителей их товаров сужается до приверженцев «органической» продукции, к тому же располагающих высоким достатком.
Слабые стороны
Зависимость крупных игроков от кредитных ресурсов и субсидий.

Эксперты считают финансовое состояние многих агрохолдингов неустойчивым. Так, директор Центра аграрных исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы Александр Никулин, наоборот, отмечает, что, если из-за кризиса в экономике относительно щедрое финансирование агрохолдингов банками и властью прекратится, велик риск того, что они не смогут осуществлять финансирование из собственных средств.

«Подобного рода гигантские предприятия все пользуются щедрыми дотациями государства. В массе своей они не вышли на самоокупаемость. А малый и средний бизнес существует без подобного рода дотаций. Когда я спросил у руководителя одного крупного агрохолдинга, когда они смогут работать без кредитов государства и финансироваться из собственных источников, он сказал: «Пока не можем, но, возможно, когда-то, в перспективе…» Я в связи с этим напомнил ему, что советские колхозы и совхозы когда-то тоже надеялись, что станут прибыльными, но так и не смогли. В ответ руководитель только рассмеялся», — приводит пример Никулин.

Елена Тюрина приводит такую статистику: в 2015 году 5 крупных агрохолдингов получили 85% всех инвестиционных субсидий в Воронежской области.

Уход с рынка компаний из смежных отраслей, работавших с фермерами.

Директор Института аграрного маркетинга отмечает, что на мелкие хозяйства завязаны многие предприятия переработки и торговли. В частности, сокращение производства малых хозяйств однозначно приведет к тому, что отомрут так называемые фермерские рынки, которые существуют почти в каждом городе. Нетрудно догадаться, что подобная судьба в таком случае ожидает и другие некрупные торговые точки, работающие с поставщиками из сегмента малого бизнеса, а также ориентирующиеся на них предприятия переработки (мини-цеха по переработке мяса, птицы, овощей).
Возможности
Рост на рынке доли стандартизированной продукции.

Заместитель гендиректора компании «Новомарковское» (входит в холдинг «Молвест») Евгений Лаврухин главным плюсом организации аграрного производства в рамках холдинга видит контроль качества на всех стадиях производственной цепочки.

«Любой крупный производитель помимо всего прочего дорожит своей репутацией. А репутация — это качество товара. Если производитель публично говорит об этом, вероятность форс-мажора по качеству конечного продукта становится ниже», — считает Лаврухин. По мнению топ-менеджера, имеющего также большой опыт работы в продуктовом ритейле, выигрывать борьбу за места на полках супермаркетов крупным компаниям помогает стандартизация — продукция всегда примерно одинаковая, тогда как у мелких хозяйств может быть нестандартный размер, вес продукции и т.д.

Рост налоговых поступлений в бюджеты.

Елена Тюрина среди несомненных плюсов отмечает, что крупные формы агробизнеса — основные налогоплательщики в аграрных регионах и муниципалитетах, дисциплинированные, с налаженной системой учета, подконтрольной государству. Фермерские же хозяйства даже законодательно имеют льготы по ряду налогов, а как обстоит дело с уплатой налогов по факту, знают только они сами.
Угрозы
С прилавка уйдет часть экологически чистой продукции.

Глава администрации Бобровского района Анатолий Балбеков отмечает, что малые хозяйства, работая преимущественно по традиционным «органическим» технологиям, могут обеспечить ее экологическую чистоту и высокие потребительские качества. Руководитель района делится наблюдением, что немалая часть потребителей интересуется только фермерскими продуктами.
При этом, приходя в торговую точку, они часто желают выяснить, где именно был выращен продукт.

Сужение ассортимента за счет товаров, не производимых в промышленных масштабах.

«Малый бизнес дает потребителю то, чего не может дать крупный. В животноводстве холдинги скоро реально задавят некрупных конкурентов. В растениеводстве то же самое произойдет по картофелю и некоторым другим сегментам. Но крупным организациям неинтересно заниматься широким ассортиментом культур. Большинство ограничиваются яблоком, иногда клубникой. А кто будет выращивать вишню, алычу, черешню, жимолость, голубику, смородину?», — задается вопросом Александр Продан.

Фермер приводит пример, когда крупные хозяйства начали выращивать малину, которая требует минимальной агротехники, но с товарным качеством этой культуры возникли проблемы. Именно из-за того, что эта культура требует много ручного труда и затрат времени.

Отметим, что проблема актуальна не только для садоводства. Такие отрасли, как выращивание овец, коз, гусей, уток, кроликов, не говоря уже о более экзотических видах скота и птицы, а также овощеводство — прерогатива именно малых хозяйств. С их выдавливанием агрохолдингами прилавки местных рынков рискуют остаться без целого ряда востребованных продуктов.
Рост безработицы в селе, приводящий к общему снижению уровня жизни, выезду людей в города.

«Традиционно АПК был сегментом работы малого и среднего бизнеса, а также самозанятого населения», — отмечает Дмитрий Рылько.

Эксперт считает возможным сокращение малого бизнеса до минимальных значений, предполагая, что в конце концов он может занять узкую нишу производства так называемых органических товаров, занимающую 1-2% рынка.

«Встает вопрос занятости населения. Холдинги — это, конечно, значительное количество рабочих мест, но все равно меньше, чем требуется населению. При производстве килограмма готовой продукции в крупных хозяйствах задействуется гораздо меньше работников. Я недавно видела огромное тепличное хозяйство, где 1,5 гектара обслуживают всего 5 человек. Свинокомплексы на 40-50 тыс. голов обслуживает по 150-200 человек, что тоже совсем немного», — обращает внимание Елена Тюрина.

Разница в потребности в рабочей силе при традиционных и инновационных способах ведения хозяйства может составлять до 10 раз и более. Впрочем, есть и примеры высокой степени механизации и даже автоматизации производства и среди малых хозяйств, но таких единицы.
Что дальше?
Практически все эксперты считают, что сегмент малого и среднего бизнеса все же сохранится в той или иной форме в российском аграрном производстве. При этом они называют ряд условий, при которых он сможет оставить за собой более-менее весомую долю рынка. Выделим главные.

Условие первое. Переход в новую нишу. Малому бизнесу в АПК следует уходить от прямой конкуренции с крупными формами хозяйствования в массовом сегменте, где преимущество будет однозначно на стороне агрохолдингов. И например, работать в нише экологически чистых продуктов с более высокой ценой.

Условие второе. Создание мини-кластеров. Активнее проводить кооперацию друг с другом и с предприятиями из смежных отраслей либо повышать прибавочную стоимость продукта путем создания собственной переработки или торговли.

При соблюдении этих условий мы по-прежнему будем видеть продукцию фермерских хозяйств на прилавках в достаточном количестве. Но, скорее всего, по иной цене.
Made on
Tilda