встреча в De facto

Банковский рынок региона: что ждать участникам?

Гость медиагруппы De Facto:
управляющий воронежским филиалом банка ВТБ24
Дмитрий Чебряков
De Facto продолжает цикл встреч с представителями деловой среды региона, целью которых он видит тиражирование успешного опыта в ведении бизнеса. Сегодня в фокусе нашего внимание – банковский рынок. Несмотря на то, что потрясения на этом рынке стали одними из самых значительных, воронежскому филиалу ВТБ24 удалось занять первое место в рейтинге подразделений банка. О том, как к этому пришли, а также, каких изменений ждать на рынке в ближайшее время, рассказывал управляющий филиалом Дмитрий Чебряков.
Участники встречи
О розничном бизнесе
Сокольников: Данные независимых кредитных бюро показывают, что с начала года достаточно серьезными темпами растет розничное кредитование. При этом эксперты отмечают, что это нетипично для текущей экономической ситуации. Долгое время говорили, о том, что денег у людей не осталось. Но жизнь показывает, что это не совсем так. Так все же: есть у людей деньги или нет? Каково ваше мнение?

Чебряков: Да, розничное кредитование растет. Но за счет чего? В основном за счет ипотеки. В начале года было неясно, продлит ли государство программу субсидирования процентной ставки или нет. Многие торопились взять кредит на выгодных условиях. Рост этого сегмента по итогам 2016 года я прогнозирую на уровне 8%. Потому что у каждого человека остались какие-то деньги. И у вас, и у меня.

Сокольников (смеется): У меня почти нет.

Чебряков (перенимая шутливый тон): Ну хотя бы в кармане, чуть-чуть. Людям нужно кормить семью и думать о каких-то ближайших перспективах, поэтому они сохранили часть денег. Но рост, который мы ожидаем по кредитам, я бы не стал переоценивать. Нужно помнить, что это рост от очень низкого уровня 2015 года. Зато прирост привлеченных средств в банковской системе за прошлый год составил 25%. Так что все же деньги есть. Но на вещи не первостепенной важности люди тратить их не готовы. Они копят на «черный день».
«Прирост привлеченных средств в банковской системе за прошлый год составил 25%. Так что все же деньги есть. Но на вещи не первостепенной важности люди тратить их не готовы. Они копят на «черный день».
Андросова: Получается растет и сберегательная, и кредитная активность? Что может значить такая ситуация?

Чебряков: В этом году темпы прироста вкладов по нашим прогнозам сократятся где-то до 12%. Люди все-таки все больше денег вынуждены направлять на потребление, а реальные доходы не растут. Кредиты наличными останутся на уровне прошлого года, кредитные карты тоже. Но самым большим падение будет на рынке автокредитования — процентов 15.
О рисках,
которые несут банки
Сокольников: На днях в ЦБ высказали обеспокоенность ростом кредитования, о котором мы только что говорили. Как в связи с этим будет меняться оценка платежеспособности заемщика, подход к делу со стороны клиентского менеджера?

Чебряков: Вполне естественно, что банки начинают более консервативно оценивать заемщиков. Во многих организациях есть угроза сокращения персонала, и наши заемщики могут под него попасть. Мы мониторим ситуацию с сокращениями на крупных предприятиях. Вообще сейчас появилось множество возможностей узнать больше информации о человеке. В первую очередь это соцсети. Введите имя и фамилию в поисковик, и узнаете, какой у него дом, какая машина, где он отдыхает, что ест на завтрак, с кем проводит время…

Ноздрачев: То есть сохраняется и множество «ручных настроек». Как-то меняется подход к подготовке людей, которые непосредственно работают с клиентом?

Чебряков: Определение недобросовестного клиента должно быть, в том числе, на интуитивном уровне. Иногда человек приходит абсолютно адекватный, ему задают вопрос, где он работает. Тот уверенно отвечает. А когда спрашивают, какая остановка транспорта и сколько этажей в здании, где он работает, то начинает кому-то звонить и уточнять. Естественно менеджер начинает понимать, что это мошенник, которому сказали: «Придешь с паспортом, выйдешь, половину отдашь». Мы много работали с персоналом и задержали вместе с полицией нескольких таких мошенников.
О корпоративном сегменте
Филоненко: Какие у вас планы развития работы с малым бизнесом?

Чебряков: Для клиентов из этой категории у нас достаточно много программ. Но наиболее актуально сейчас рефинансирование. Ставки в прошлом году взлетели до 23-25% — это очень много, и бизнес стремится рефинансировать такие кредиты. Если раньше все в первую очередь спрашивали: «Как быстро дадите кредит?», то сейчас: «Какие ставки? На каких условиях?». Доля корпоративной составляющей в нашем бизнесе существенно не изменилась, и в этом году большого прироста не планируем. Но на фоне падения рынка на 10-12% это тоже можно считать определенным успехом.
«Те тучные доходы, которые мы имели — своего рода аномалия. С начала 70-х годов и до 2000-х цена на нефть не превышала 37 долларов. Да, потом был резкий всплеск, лишние деньги, мы жили в эпоху, скажем так, незаработанного процветания. А сейчас мы просто возвращаемся в нормальную жизнь».
О будущем
Андросова: Всем интересно, что будет с санкциями — отменят, не отменят, соответственно эмбарго тоже, как это отразится на финансовой сфере.

Чебряков: Санкции, я считаю, скорее всего, не отменят, та обстановка, которая складывается, никак не указывает на такую возможность. Я думаю жить нам с этим еще несколько лет и рассчитывать, прежде всего на себя, перестраивать бизнес. Прошлый год банки пережили, а в этом году ситуация уже более спокойная. Главные риски сейчас в промышленности, спрос падает, а за ним и производство. Зато появляются возможности для малого бизнеса. Люди меньше стали покупать холодильники, зато чаще их ремонтировать. Мы стали меньше ездить за рубеж, а это огромные возможности для внутреннего туризма. Сельское хозяйство развивается — значит надо развивать все, что вокруг него, вкладывать туда деньги.
О кадрах
Ноздрачев: Рынок кадров банковских служащих сейчас переполнен. Это связано и сокращением затрат и с отзывом лицензий. Как в таких условиях вы выстраиваете кадровую политику, собираете лучших или готовите своих с нуля

Чебряков: Кадровая политика не поменялась. Зато текучесть кадров стала меньше. Если раньше кто-то из персонала смотрел «налево», то сейчас смотреть стало некуда. А вот на должности руководителей, к сожалению, кандидатов не так много. Мой подход — что лучше растить людей внутри структуры, давать им возможности для развития, обучать…
«Любое отклонение от стратегии сейчас гораздо быстрее приводит к отрицательным результатам. В спокойное время 60% клиентов — это поток, который приходит к вам без особых усилий, и 40% — это те, кого ты привлекаешь активными действиями. В кризис все наоборот».
Андросова: А как сказались на мотивации персонала экономические трудности? Раньше клиенты приходили сами собой, и менеджеры имели хороший заработок. А теперь, когда поток прекратился, они не сложили руки?

Чебряков: Это все зависит не от ситуации, а от конкретного человека. А в плане управленческой работы больше приходится тратить время на контроль. Если проблема в нашем сотруднике, нужно помочь ему, показать, как сделать, если не получается подправить.
О победе
в рейтинге филиалов банка и о Воронеже
Сокольников: Воронежский филиал ВТБ24 в интегральном рейтинге филиалов занял первое место. Какие новые задачи ставит перед вами этот факт? За счет чего собираетесь удерживать планку? Какие ресурсы вы получили за это достижение?

Чебряков: Да, это для нас большое достижение, мы долго к этому шли. Когда поняли, что завоевали первое место — это был просто взрыв эмоций, день победы! А из материального — мы получили миллион рублей, который будет потрачен на благотворительность. В первую очередь решили поддержать проекты, которые направлены на расширение доступности среды для людей с ограниченными возможностями. В этом году мы выступили спонсором региональной программы спектакля «Гадкий утенок» Театра Равных, поддерживаем фестиваль «Мультяшкино» и запускаем инклюзивный проект с Парусом надежды «Мои первые встречи с музыкой».
«У меня нет планов уезжать. Я только квартиру взял в ипотеку. В прошлое воскресенье первый раз прокатился по набережной на велосипеде. Еду, думаю: «Как классно вообще! Водная гладь блестит, травка зеленая пробивается, народ веселый такой ходит. Какое-то такое внутреннее ощущение радости. Воронеж — тот город, в котором хочется остаться жить!»
Сокольников: А что случается с управляющими региональными филиалами, которые занимают первые места? Переводят в Москву? Для вас это первое место — старт к новым возможностям или обязанность удерживать позиции

Чебряков: У нас есть примеры, когда филиалы занимают первое место в своей категории много лет подряд и, ничего, руководитель на месте, работает (смеется). Я не считаю, что мне теперь надо всем сказать «До свиданья, я уезжаю в Москву». Конечно, задача удержаться на первом месте присутствует. Скорее всего, продолжим соревноваться. А из Воронежа уезжать, признаюсь, не хочется. Первый год после переезда все тянуло назад, во Владимир. Второй, третий — уже меньше. А на четвертый подумал: «А что туда ехать? Тут все так здорово!» Обжился, привык. Отличный город, да еще и теплее здесь.
Made on
Tilda