Найди отличия

Сравниваем прошлый и текущий кризисы
Наталья Андросова, заместитель
главного редактора медиагруппы De Facto
«В этом году на ремонт дорог Воронежа выделено 180 миллионов рублей? Ничтожно мало для такого города, — рассуждает доцент кафедры логистики МАДИ Дмитрий Енин. — Думаю, в отличие от кризиса 2008-го этот кризис каждый почувствует на себе. Хотя бы по пути на работу по разбитым дорогам, ведь денег в федеральном бюджете на ремонт нет».

Чем еще прошлый и текущий кризисы будут отличаться для каждого из нас?
Отличия нынешнего
кризиса от предыдущего
Чем отличается экономическая ситуация сегодня от 2008 года для региона, его жителей и местного бизнеса? Сравним на разных уровнях.
Для экономики региона
Отличие 1. Субсидии из федерального центра в этот кризис в разы ниже.

Кто еще не понял — рассчитывать каждому придется только на себя. И Воронежской области в том числе. Экономист и политолог Владимир Слатинов отмечает: федеральная казна истощена (вспомним хотя бы заявление о секвестре бюджетов), и вливания в регионы будут в разы меньше, чем в 2008-м. С 2008-го по 2016-й поступления практически не выросли: 11,6 млрд рублей тогда и планируемые около 12 млрд рублей в 2016 году. Тогда как инфляция еже-годно, начиная с 2008 года, составляла в среднем 7-8%, а в прошлом году достигла почти 13%. То есть Воронежская область недополучит в следующем году пример-но 5 млрд рублей по сравнению с 2008-м годом. Стоит отметить, что в 2015 году поступления были в районе 24 млрд рублей и составили почти треть всех доходов бюджета. А в следующем будут меньше в 2 раза! Это уже дает о себе знать на примере отдельных проектов. Так, Воронежский механический завод сократил финансирование проекта масштабной модернизации предприятия на 3,5 млрд рублей. На предприятии объясняют, что работа свернута в связи «с пересмотром процессов финансирования из федерального бюджета». Если говорить о том, как сужение потока денег из центра скажется на каждом воронежце, то мы уже можем наблюдать это на примере дорог. По словам Дмитрия Енина, направленных на ремонт средств хватит только на несколько ключевых магистралей. Подбираться же к ним придется по дорогам, напоминающим поле после бомбежки.

«Я не могу назвать точные суммы, которые нужны, но 180 миллионов рублей — этого хватит на ремонт таких дорог, как Московский и Ленинский проспекты, Плехановская, и еще нескольких ключевых. Все второстепенные дороги останутся без ремонта. И в течение года новых федеральных поступлений не предвидится, — рассуждает Енин. — В кризис власти нужно засветиться на крупных проектах, таких, например, как развязка на Остужева. Поэтому на ремонт дорог федералы давать денег скорее не будут».
Отличие 2. Экономика региона подошла к этому кризису на большем подъеме, чем к кризису 2008-го.

«В 2008-м конкретно в нашем регионе кризис сильно не чувствовался: фактически нечему было падать. Перефразируя известный лозунг, In Gordeev we trust. За прошедшие 7 лет область набрала хорошую инерцию — и инвестиционную, и лоббистскую», — рассуждает эксперт в финансовой сфере, консультант по управлению проектами Евгений Гаврилов.

Наиболее динамично с 2008 года развивался АПК области. Так, только поголовье КРС выросло более чем в 2 раза, на примерно такой же показатель были увеличены посевы сахарной свеклы. И здесь складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, рост между кризисами создал подушку безопасности для более мягкого прохождения негативной экономической ситуации. То есть выросли налоговые доходы регионального бюджета, которые, в свою очередь, могут быть направлены на финансирование социальных программ, кое-что из них уже успели реализовать (например, активное строительство детсадов в новых районах). С другой — кризис может быть более ощутим, когда есть что терять. Объем доходов бюджета с 17 млрд рублей (2008 год) вырос до 79 млрд (2015 год). А львиную долю в нем составляют налоговые отчисления с предприятий (более 40%). Если они снизятся даже на 10%, мы опять же увидим экономию на соцпрограммах, тех же дорогах, детских садах и т. д. Поначалу, конечно, урезаться будут расходы на менее заметные для каждого воронежца программы. Так, в прошлом году уже на 555,9 млн рублей скорректировали в меньшую сторону расходы на покупку жилья для детей-сирот. Это опять сокращение доходов строителей. А значит, и налогов, и далее по кругу. Но пока делать прогнозы об обязательном снижении и его объемах рано, почему — см. далее.

Кстати, эта особенность кризиса коренным образом отличает наш регион от общефедеральной ситуации. Как отмечает экс-заместитель начальника экономического управления президента России, экономист Михаил ХАЗИН, в общероссийских масштабах кризису 2008 года предшествовал рост, а перед 2014-м реальный рост так и не начался. Более того, спад начался еще до введения санкций, в 2012 году.
Отличие 3. В этот кризис Воронежская область действительно может заработать на импортозамещении.

Как отмечает Владимир Слатинов, если для большинства регионов импортозамещение — лишь красивое слово, то для Воронежской области это реальная возможность заработать. Этому будет способствовать развитие в регионе АПК, ОПК, а также ряда других импортозамещающих производств.

Так, воронежское «Созвездие» ожидает, что по итогам 2015 года выручка предприятий концерна вырастет на 8 млрд рублей и составит 63 млрд рублей. А на 2016-й, по данным DF, уже сформированы «жирные» заказы. Отметим, что «Созвездие» уже является крупнейшим налогоплательщиком области. По итогам 2014 года (последние данные) в бюджеты всех уровней предприятие заплатило 2,33 млрд рублей (порядка 26% от общего поступления в инспекции). Для сравнения: на ремонт и строительство новых дорог в 2016 году планируют выделить 1,5 млрд рублей. Стоит отметить, что весьма позитивную динамику показывают не только госкомпании.

«Если бы санкции продлились еще лет 5-7! — мечтает руководитель Российского союза перфораторов Александр Сухарев. — Мы уже увеличили наши объемы производства и выручку на 30-40%. Мы видим, как тают наши западные конкуренты один за одним. Ситуация на Украине отсекла немалое число производителей. С 2008-м это даже сравнить нельзя. Я помню тот год, настроения были совсем другие, более безрадостные. Рынок производства и продаж перфорированного металла рухнул на 10-15%».

Определенный рост есть и в сельском хозяйстве. Так, глава компании «Новонадеждинское» Николай Паринов отмечает, что ему удалось увеличить производство в этот кризис на 15-20%.

«Жаль, что в Америке президент может находиться у власти не более 2 сроков, — полушутлив-полусерьезен аграрий. — А то бы Обама нам своими санкциями помог еще нарастить обороты».

Обратной стороной медали этого процесса является резкое подорожание доллара. Но минусы этого понятны, и мы не будем останавливаться на них подробно в этом материале.
Для местного бизнеса
Разобьем отличия от кризиса 2008-го для бизнеса на группы.
1
Во взаимодействии с властью
Отличие 4. Неплатежи по госзаказу.

Президент ТПП Воронежской области, бизнес-омбудсмен Юрий Гончаров отмечает, что число обращений от предпринимателей, жалующихся на то, что по госзаказу стали платить с длительными задержками, выросло в 2 раза. На начало декабря прошлого года по госконтракту воронежским предпринимателям не заплатили около 150 млн рублей.

«Получается, бизнес кредитует государство! — возмущен президент «Воронежской трикотажной мануфактуры», председатель подкомитета по легкой промышленности ТПП Виктор Меснянкин. — А потом сидит и ждет, когда же ему все-таки заплатят. Это способно погубить любой бизнес. Ведь никто не будет ждать, пока я заплачу за коммуналку, налоги. В случае задержки — пеня. Не заплатить зарплату сегодня еще хуже, чем задолжать за коммуналку. Люди ничего не боятся. Если им задерживают зарплату, могут и в трудовую инспекцию пойти. А вы понимаете, что значит проверка оттуда».
Отличие 5. С наступлением кризиса принят ряд законов, которые ужесточают правила игры для бизнеса.

Предпринимательское сообщество сходится во мнении: в кризис-2008 бизнес пытались поддержать хотя бы минимально (как на федеральном, так и на местном уровне). Сегодня же принимается ряд законов, имеющих якобы благие цели (например, ЕГАИС — борьба с контрафактным алкоголем), а на самом деле главным образом направленных на пополнение бюджетов разных уровней. Они ужесточают правила игры для бизнеса, и без того ослабленного экономической ситуацией.

«Я просто не знаю, что мне делать, — разводит руками гендиректор «Империи пива» Юрий Лапин. — Часть моих закупщиков еще не подключилась к ЕГАИС, и я не могу поставлять им продукцию. В январе потерял из-за этого порядка 5 миллионов рублей. В 2008-м такое никому и не снилось: тогда из-за снижения потребительского спроса потерял максимум около 1 миллиона».

Введение ЕГАИС — федеральная инициатива, однако она имеет воронежскую особенность: наш регион стал пилотным для отработки взаимодействия по выявлению контрафакта с федеральными органами. Это значит, что следить за внедрением системы у нас будут федеральные чиновники, а это уже другой уровень договоренностей и решения вопросов.

Список влияющих на бизнес законодательных инициатив, которые начали активно действовать именно в кризис, можно продолжать. К нововведениям, пополняющим бюджеты, но крайне негативно отражающимся на предпринимателях, можно также отнести систему «Платон». Система ударила по карману не только самих перевозчиков, но и представителей смежных отраслей. Например, один из владельцев местной заправочной сети рассказывал о падении спроса на дизтопливо с введением «Платона» на 50%.

Председатель Объединения предпринимателей Татьяна Гончарова считает, что под давлением различных законодательных нововведений в прошлом году в регионе прекратило свое существование около 6 тыс. предпринимателей. В прошлый кризис эта цифра была примерно в 3 раза меньше.
Группа вторая. В поведении потребителей.
2
В поведении потребителей
Отличие 6. Отсутствие стимулирования потребительского спроса.

Владимир Слатинов отмечает, что в кризис 2008 года потребительский спрос стимулировался сверху. Экономист имеет в виду не масштабные проекты (поддержка автопрома или субсидирование ипотеки), а повышение пенсий, зарплат бюджетникам, стипендий студентам. Да, в масштабе общероссийского кризиса такие меры могут показаться мелкими. Однако они имели эффект для того же ритейла, HoReCa: люди тратили эти деньги.

«Кризис 2008 года мы встречали в приподнятом настроении, — вспоминает совладелец заведений «Елки-палки», «Шоколадница» Андрей Суверин. — Открывали новый ресторан. Да, несмотря на кризис, это было вполне возможно. И спрос был высоким, люди шли. Абсолютно согласен, что это происходило как раз благодаря стимуляции спроса. Сегодня же мы отмечаем его падение на 20%. И никаких мер, чтобы коренным образом переломить ситуацию, не наблюдаем».

Слатинов отмечает: региональные бюджеты истощены выполнением майских указов президента. И сейчас бюджетникам, работникам госпредприятий никто доплачивать уже не может. Более того, Михаил Хазин считает, что действия ЦБ в пик колебаний валюты в 2014 году были направлены на «спасение экономики», но путем снижения уровня жизни населения.

Отличие 7. Потребление стало зависеть не столько от уровня благосостояния, сколько от сознания людей.

Независимый финансовый советник Алексей Жирнов отмечает, что потребление упало в среднем на 15-20%, в некоторых сферах до 40% (например, в автобизнесе). Этим, впрочем, ситуация не сильно отличается от 2008 года. Другое принципиальное отличие: сегодня люди перестают тратить деньги не тогда, когда они у них заканчиваются, а когда получают какую-либо негативную информацию. Так, гендиректор кондитерского комбината «Сажинский» Сергей Сажин заметил в поведении потребителей зависимость от внешнего информационного фона.

«По телевизору сказали, что инфляция вырастет. Но за день этого не происходит, и доходы за день не падают, — рассуждает бизнесмен. — А потребители услышали, тут же подтянули пояса и решили уже сегодня в магазин не ходить».
3
На кадровом рынке
Отличие 8. Сокращения протекают медленнее, но в итоге будет уволено в разы больше сотрудников.

Гендиректор кадрового агентства «Центр «Карьера» Сергей Муштенко приводит цифры: за кризис 2008 года в воронежских компаниях было уволено около 20% сотрудников. Примерно все в одно и то же время. Сейчас же увольнения протекают медленнее, по частям. Однако к концу 2016 года кадровик предрекает сокращения или перевод в режим неполной занятости (длительные отпуска, сокращение рабочей недели, частичная работа из дома) в районе 40%. Прежде всего, по мнению Муштенко, оптимизация коснется крупных предприятий с госучастием. Так как в бюджетах нет денег содержать такую массу сотрудников с низкой производительностью труда. Этот прогноз уже подтверждается воронежским КБХА. До лета там планируется уволить около 400 сотрудников — 12%.

Отличие 9. Офисный планктон уже не сможет вернуться обратно.

Зарплаты в 2013-2014 годах не соответствовали производительности труда, и потенциал «оптимизации» кадров огромен. Поэтому трудности с поиском работы для офисного планктона могут продлиться не несколько месяцев, а пару лет. После 2008-го многие быстренько устроились обратно. Сейчас же возвращения низкоквалифицированного офисного планктона не будет, считает руководитель портала SuperJob Алексей Захаров.

«Для специалистов с высокой квалификацией срок поиска работы от 2-3 недель растянулся до полутора месяцев, — рассуждает рекрутер. — Офисный планктон сейчас в поиске до полугода. И найдет ли? Если не умерит своих аппетитов, то нет. Посмотрите на молодых сотрудников, оставшихся без работы. Они выглядят так, как будто приняли очень холодный душ».

Сергей Муштенко считает, что большинству представителей планктона придется перетекать с места на место: работать на фрилансе, подрабатывать то там, то там. Это же будут приветствовать работодатели, стремящиеся снижать издержки. В целом можно сказать, что кадровый рынок стал в гораздо большей степени рынком работодателя, чем в 2008-м.
4
Во взаимодействии с контрагентами
Отличие 10. Сокращение доступности кредитов.

Гендиректор Воронежской фруктовой компании Эдуард Востриков уже который месяц не может взять кредит под свой проект теплицы. Ставки, предлагаемые местными банками (более 20%), для него неприемлемы. До санкций он мог бы получить кредит у западных банков, так как его проект реализуется при участии турецких партнеров. Но теперь это невозможно. Юрий Гончаров отмечает, что в Воронежской области есть крупные компании, которые кредитовались за рубежом, но теперь этот рынок для них закрыт. И проблема финансирования стала одной из самых больших для местного бизнеса. Да, в 2008-м проблема с кредитованием тоже была. Однако, как отмечает Евгений Гаврилов, прежние, докризисные условия вернулись довольно быстро:

«Я помню, как мы брали кредит в пик кризиса под 21-22%, а уже в начале 2010-го мне удалось пробить отметку в 8%».

Отличие 11. Контрагенты из бизнес-среды в большей степени готовы идти на компромисс.

Гендиректор оптической группы «Точка зрения» Станислав Слаутинский отмечает, что в кризис 2008-го каждый был сам за себя, гнул свои требования, а что будет с контрагентами — наплевать.

«Может быть, больше боятся остаться без заказов, а может, понимают, что поодиночке не справиться: научены опытом. Особенно меня порадовали иностранные партнеры. Так, итальянцы дают скидку на очки в 50%! Такого никогда не было. А немцы за 200 километров присылали за мной такси, только бы я приехал и сделка состоялась. Российские партнеры сначала повысили цены, но потом тоже осознали происходящее, нажали на тормоза», — рассказывает бизнесмен.
К чему готовиться бизнесу?
Чем будет различаться выход из этого кризиса от того, как преодолели 2008-й? Мнения разделились.
Точка зрения 1. Кризис-2008 был внутренним, а 2015-го внешний и пройдет после снятия санкций. По мнению Эдуарда Вострикова, кризис-2008 был более внутренним, а от сегодняшней экономической ситуации удастся уйти в позитивном направлении, как только наладится внешнеэкономическая ситуация. Востриков предполагает, что после отмены санкций и антисанкций российская, а значит, и воронежская экономика будет набирать обороты.

— Даже цена на нефть вырастет, — уверен он. — Мы сократили потребление бензина на 40%, так как меньше возим овощей и фруктов из-за рубежа. Уверен, что примерно на столько же сократилось потребление топлива авиакомпаниями. Я работаю с Турцией, раньше российский самолет там садился буквально каждую минуту. А теперь?

В 2008-м, по его мнению, выход был гораздо более сложным: требовалось восстановление экономики, а сегодня под прекращением действия внешних неблагоприятных факторов она вернется на прежний уровень автоматически.

Точка зрения 2. Кризис-2008 был временным, а текущий — это новая реальность. Михаил Хазин придерживается мнения, что кризис может не закончиться вообще. По крайней мере, в ближайшие годы. Тогда как после 2008-го уже в 2010-м начался рост экономики. Этот кризис носит как раз внутренний характер, по его мнению, он начался еще до санкций. А единственный выход — это структурная перестройка экономики. Поэтому это новая реальность, в которой нам жить и работать. Да, с одной стороны, это неутешительно, но с другой, как только мы это осознаем, кризис в наших головах закончится. Вспомните психотерапию: фобия чем-то заболеть может протекать в очень тяжелой форме и требовать трудного лечения. Как только человек реально заболел, фобия проходит, и он начинает планомерно лечить болезнь. Фобия закончилась, диагноз понятен. Лечимся?
Made on
Tilda