СПЕЦПРОЕКТ ПОРТАЛА DE FACTO

Будущее строительного рынка Воронежа

Часть 1
DF, как и прежде, видит одной из своих основных задач тиражирование успешного опыта ведения бизнеса. Даже когда ситуация в деловой среде создает к этому немного предпосылок. Мы начинаем цикл встреч с ведущими строителями региона, чтобы вместе с ними разобраться, что ждет, пожалуй, ключевую отрасль экономики и какие поводы для оптимизма они сегодня разделяют. Открывает проект беседа с гендиректором строительной компании «Финист» Сергеем Лукьяновым.
Справка
Инвестиционно-строительная компания «Финист» создана в 2005 году. Постоянно работает с подрядчиком «СМУ-69». Основным реализуемым на данный момент проектом компании «Финист» является одноименный жилой комплекс в центре города (Революции 1905 года). Площадь застройки — 6,1 га.
Участники встречи
О будущем рынка
Андросова: Сергей Владимирович, сегодня тема кризиса, пожалуй, самая обсуждаемая. А когда воронежские строители ощутят, что вот она, точка кипения? Ведь пока темпы ввода жилья растут. В январе ввели в эксплуатацию в 3 раза больше, чем за первый месяц прошлого года.

Лукьянов: Кипения? Да мы уже остыли (смеется). В этом году, думаю, будет сдано жилья меньше, чем в прошлом. Компании построят не больше прошлогодних объемов и сбавят скорость.

Ноздрачев: Да, сегодня рынок достаточно медленный. Нет таких масштабных инвестиций со стороны потребителей, как раньше.

Андросова: То есть ушли спекулянты, верно?

Лукьянов: Да, сейчас рынок «однушек» мертвый. Люди если и покупают жилье, то не для перепродажи или сдачи в аренду, а для себя, для жизни. Поэтому лучше распродаются трех-четырехкомнатные квартиры. Но в целом упали все продажи.

Филоненко: А будут ли в связи с этим строители делать какие-либо эксклюзивные предложения?

Лукьянов: А сейчас все предложения эксклюзивные: строители работают почти что в минус. За 2 года цены не выросли.

Сокольников: Как нам говорили сами строители, они раньше работали с прибылью в 30-35%. То есть сейчас эти времена ушли?

Лукьянов: Считайте сами, вся инженерия подорожала на 120%, некоторые стройматериалы – на 25%. Многие импортные комплектующие заменить в России просто нечем. Фасад подорожал, утепление подорожало, благоустройство.

Сокольников: А правильно мы понимаем, что вот это существование без прибыли возможно лишь за счет сформированного запаса прочности?

Лукьянов: Только за счет этого. Посмотрите на стройки: сейчас там уже в субботу-воскресенье никто не работает. Никто уже не гонится за темпами строительства, работа идет в вялотекущем режиме. Достраивают то, что начали.

Сокольников: Какая-то апокалиптичная картина нарисовалась. А что будет после? Запаса прочности хватит, допустим, на год. А потом? Многие строители уйдут?

Лукьянов: Нет, крупные не уйдут. Но все вместе будут строить не миллион «квадратов», а 500-600. Плюс есть же и другие возможности. Кто-то переходит в строительство промышленных объектов.
О кадрах
Сокольников: Если темпы строительства уменьшаются, объемы уменьшаются, то у компаний появляются какие-то незадействованные ресурсы, в частности трудовые. Есть ли какие-то пути к тому, чтобы хотя бы частично их как-то задействовать, куда-то переключиться, чтобы не простаивали мощности, люди?

Лукьянов: Трудовые ресурсы — это грамотный инженерный состав, который есть в компаниях. Он в любом случае остается. Никто из застройщиков не будет разбрасываться инженерными составами. Мы частично уходим в промышленное строительство, где инженерный состав задействован. Что касается рабочего состава, то воронежские сотрудники тоже сохранят свои места. Сокращения уже происходят за счет мигрантов. Вы уже сейчас на стройках не увидите выходцев из Средней Азии или Украины.

Филоненко: Вопрос о качестве кадров в строительстве стоял всегда. Можно ли говорить, что кризис как-то мобилизовал людей, заставил лучше работать, сделал профессиональнее?

Лукьянов: Да, можно.

Филоненко: Неужели за год все могло измениться?

Лукьянов: Почему за год? Для строителей кризис начался в 2013 году. И люди понимают, что сейчас непросто. Они понимают, что больше 30 тысяч, например, я платить сейчас не смогу. Но за эти 30 придется работать больше, чем раньше. Но они готовы это делать. Не могу не отметить позитивный момент: люди стали старательнее, добросовестнее работать. Они понимают, что сейчас непростые времена, и готовы трудиться, чтобы пережить их максимально благополучно.
О цене на жилье
Ноздрачев: Если собрать воедино все, что мы с вами проговорили, выходит, себестоимость квадратного метра растет. Однако, на рынке появилось большое количество акций, «черные пятницы», например…

Лукьянов: Это всего лишь распродажа неликвида. Например, квартир на втором этаже, которые находятся над нежилыми помещениями. Больших скидок строители делать не будут.

Сокольников: Традиционно цена на вторичное жилье была выше, чем на новостройки. И только недавно она начала снижаться. Эта разница станет еще ощутимее?

Лукьянов: Думаю, вторичка упадет еще процентов на 5. Люди сейчас продают вторичку для того, чтобы переложиться в новое жилье, повысить свой уровень жизни. Немножко добавить – 10 – 15% — стоимости и купить новую квартиру. Также, как вы продаете автомобиль – минус 30% от стоимости, добавляете 30% и покупаете новый, но это уж другой автомобиль. Первичное же жилье падать не будет.

Сокольников: А чем будут конкурировать строительные компании? Будет ли конкуренция развиваться эволюционно? Вот если несколько лет назад было важным для потребителя просто купить, условно, просто коробку для жилья. Потом спустя какое-то время потребители начали предъявлять требования к наличию отдельных объектов социальной инфраструктуры – просто парковка рядом с домом или просто хотя бы школа, просто хотя бы детский сад. Дальше потребители стали смотреть еще шире и покупать уже то, что сейчас принято называть жизненным пространством.

Лукьянов: Трудно сказать, сейчас цель у строителей выжить, поэтому речь не о конкуренции, а о том, чтобы между собой договориться. В каждом районе есть сложившиеся цены, и мы их держим. Крупнейшие строители собираются и обсуждают ценовую политику. Не для того, чтобы держать рынок в ежовых рукавицах. И нет задачи «убить» конкурента. Мы просто хотим нормально функционировать, сохранять штаты.
Made on
Tilda