Нужно ли жесткое регулирование рынку арбитражного управления?

С конца 2015 года рассматривается сразу ряд законопроектов, которые ужесточают контроль за деятельностью арбитражных управляющих. Так, планируется запретить им вести одновременно более трех дел о банкротстве, что существенно сократит доходы управляющих. Также в перспективе ожидается упрощение процедуры их отстранения от дела: всего за 2 административных нарушения их могут дисквалифицировать. Законотворцы утверждают, что подобные нововведения помогут сделать сферу профессиональнее и добросовестнее.
Да, ни для кого не секрет, что не всегда конечной целью является сохранение жизнеспособного предприятия. Гораздо чаще можно встретить обратную ситуацию — стремление быстрее распродать активы по частям, благодаря чему кредиторы в краткосрочной перспективе останутся в выигрыше — получат деньги. А само предприятие — да гори оно синим пламенем. Проблема стоит особенно остро для Воронежской области. Это подтверждают несколько фактов.

Факт 1. Долгое время область занимала 2-е место (данные агентства Regnum) по числу преднамеренных банкротств в ЦФО. Опережала ее только Москва.

Факт 2. Общая кредиторская задолженность банкротящихся воронежских предприятий, по данным ФНС, на начало 2015 года выросла в 2 раза, до 105 млрд рублей. Эта сумма значительно превышает объем доходов областного бюджета (79 млрд рублей) в прошлом году.

Факт 3. «Российская газета», ссылаясь на независимых экспертов, оценивает КПД арбитражных управляющих, работающих в Воронежской области, в 0,1%! Как цитирует речь своих собеседников издание, платежеспособность банкротящейся компании удается сохранить лишь в единичных случаях.


банкротство предприятий
Факты говорят сами за себя. Но стоит ли вешать ярлык на всех арбитражных управляющих? И сгоряча резко менять регулирование рынка? Предлагаем рассмотреть другой пример арбитражного управления, когда управляющий «работает не только для кредиторов, но и для людей», простых сотрудников банкротящегося предприятия.

Виктор Костомаров в профессии с 1998 года, участвовал в банкротстве около 100 предприятий. Большинство из них были сохранены и успешно работают и на сегодняшний день. Парадокс, но такая позиция на фоне большинства других дел выглядит аномальной.

Одним из запоминающихся дел в карьере Виктора Костомарова стало банкротство калининградского аэропорта, сегодня — «Храброво».

«Процедура конкурсного производства началась на предприятии 3 ноября 2010 года и закончилась 29 октября 2012-го, — рассказывает Виктор Костомаров. Он помнит все даты и цифры, связанные с предприятиями, в судьбе которых он принимал участие, наизусть, с точностью до дня. — На 40% была погашена задолженность по заработной плате. Из 2 тысяч сотрудников, работавших на предприятии, практически никто не был сокращен».

Также на 10% была погашена задолженность перед кредиторами 3-й очереди.
Виктор Костомаров, арбитражный управляющий
Арбитражный управляющий Виктор Костомаров
«Хотелось бы больше, — признается арбитражный управляющий. — Но только одна компания, из подавших заявки на выкуп предприятия, обладала всеми необходимыми лицензиями для продолжения деятельности аэропорта. В итоге пришлось продать его в несколько раз дешевле, чем планировалось».

Но самая главная задача достигнута — предприятие не развалено, не распродано по частям и сегодня продолжает функционировать. Так, с момента завершения конкурсного производства пассажиропоток вырос более чем на 11%, превысив 1 млн 400 человек в год. К Чемпионату мира по футболу 2018 аэропорт планирует за год принимать до 5 млн пассажиров. Кроме того, помимо гражданской авиации «Храброво» используется авиацией ФСБ, МЧС и Минобороны.
Храброво, аэропорт храброво
Калининградский аэропорт «Храброво»
В архиве Виктора Костомарова — письмо от Дмитрия Рогозина, одобрившего мировое соглашение кредиторов стратегически важного предприятия — «Балтийского завода». Предприятие основано в 1856 году, основной профиль деятельности — судостроение. Виктор Костомаров добился отсрочки от кредиторов на 6 месяцев при условии уплаты им 50% от суммы основного долга, измерявшегося миллиардами рублей, в течение 18 месяцев. На предприятии было утверждено мировое соглашение.

«Условием было погашение задолженности по обязательным платежам, которая на тот момент превышала 1 миллиард рублей, — вспоминает Костомаров. — 700 миллионов нам удалось погасить за счет дебиторки. А около 360 миллионов внес «Балтийский завод – Судостроение».
Балтийский завод
«Балтийский завод»
В Воронеже Виктор Костомаров известен по банкротству такого стратегического предприятия как ОКБМ, выпускающего винты для вертолетов. А с 3 марта 2012 года ведет «ПромИнвест». На банкротящийся «ПромИнвест» удается привлекать новых арендаторов. Сегодня в штате предприятия работает 58 человек. Были сокращены пустые ставки, а работникам повышена зарплата с 20 тыс. рублей в 2011 году до 31 тыс. в 2015-м.
проминвест, пром инвест
«По мнению кредиторов, оценкой деятельности конкурсного управляющего является финансовый результат. А он, мало того, что положительный, он — редкий для процедуры конкурсного производства. Увеличение выручки почти в 2 раза — эта цифра говорит сама за себя».
Владимир Михайлов
Владимир Михайлов
представитель собрания кредиторов «ПромИнвеста»
Сможет ли новое регулирование рынка сделать случаи сохранения банкротящихся предприятий не единичными, а нормой? Либо оно сожмет в тиски и тех арбитражных управляющих, которые стремились к этому? Пока законодатели не могут дать на этот вопрос ответа.
Made on
Tilda