АНАлитика de facto

Взять за рога

Молочный рынок Воронежской области
захлестнула волна фальсификата.
Что делать?
Андрей Филоненко
ведущий корреспондент De Facto
Импорт пальмового масла в Россию в этом году увеличился на четверть! Казалось бы, какое отношение этот факт имеет к молочной отрасли? А самое прямое. Примерно на столько же за тот же период сократился ввоз в страну молока, сливок и сливочного масла. Страну и наш регион накрыла волна фальсификата. Проверки контролирующих органов одна за другой констатируют, что переработчики массово заменяют молочный жир в продуктах растительным. При каких же условиях воронежские игроки молочного рынка смогут обеспечить заводы качественным натуральным сырьем?
Как сказалось эмбарго
на молочном рынке?
Ситуация последнего года на молочном рынке вызывает обеспокоенность аграриев и переработчиков. Роспотребнадзор за последние месяцы только в Черноземье уличил сразу нескольких производителей молочной продукции в несанкционированном использовании растительных жиров. Речь идет не о тех продуктах, где об использовании растительного жира сообщается на упаковке, а именно о фальсификате, выдаваемом за стопроцентно молочный продукт.

На фоне перекрытых каналов импорта сырья производство цельномолочных продуктов в регионе осталось практически на прошлогоднем уровне, а производство сыров даже существенно выросло. Производство же сырого молока в регионе в 2015 году выросло всего на 4%. Откуда же производители готовой продукции взяли недостающее сырье?

«Специальные экономические меры, с одной стороны, освободили 20% российского рынка молочной продукции, но с другой — появились серьезные ограничения для наращивания доли российскими производителями. Из-за нехватки сырья вырос импорт в Россию пальмового масла и увеличился объем производства фальсификата. Себестоимость сырого молока увеличилась на 30-40%. В результате подавляющее большинство производителей сырого молока находятся на грани рентабельности или являются убыточными. Сокращение спроса на готовую продукцию вследствие роста потребительских цен приводит к снижению закупочных цен или отсутствию их роста», — характеризует сложившуюся ситуацию председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко.
«Сегодня весь АПК в целом выходит на передний край экономики: что бы ни происходило, нам всем нужно питаться. Из 405 млрд рублей нашего кредитного портфеля 200 млрд — это вложения в сельское хозяйство. Одно из свидетельств этого потенциала — работа ЦЧБ с молочными фермами Воронежской области. Например, сегодня ведется активная работа с СХП «Новомарковское», входящим в холдинг «Молвест».
Владимир Салмин
председатель ЦЧБ
ПАО «Сбербанк»
Что получили в итоге участники рынка?
Как проблема отразилась на каждом из участников производственной цепочки?

Производители. «Строительство нашего третьего молочного комплекса сейчас под вопросом. Если ситуация не улучшится, мы не будем его строить. Летом себестоимость молока была равна цене продажи. Сегодня ситуация понемногу выправляется, но не так, как хотелось бы. Зато субсидии на произведенную продукцию — копейки, да и те дают с задержкой», — рассказывает гендиректор агрофирмы «Калитва» (проект бизнесмена Николая Ольшанского) Иван Доматюк.

По оценке Андрея Даниленко, если ситуация не изменится, в ближайшие год-два возможна стагнация и падение объемов производства на 3-5% в год. Не способствует повышению рентабельности и ситуация на международном рынке молока, где цены низки, как никогда. Белорусское молоко по демпинговой цене — еще один экономный вариант для российских переработчиков.

Переработчики. По информации директора Института аграрного маркетинга Елены Тюриной, из Воронежской области в год вывозится порядка 150 тыс. тонн кисломолочной продукции, около 30 тыс. тонн сыров. Есть у региона и потенциал для экспорта сливочного масла, цельномолочной продукции. Но на фоне мощного перерабатывающего сегмента регион испытывает острейший дефицит сырого молока. Тюрина оценивает ежегодную недостачу этого продукта почти в 500 тыс. тонн. Специалисты отрасли отмечают — дефицит сырого молока отрицательно сказывается на переработчиках, в первую очередь добросовестных. Им трудно конкурировать с производителями фальсификата, сделанного на основе растительных жиров. В условиях дефицита переработчик становится перед выбором: частично переходить на дешевые заменители либо работать на неполную мощность, что грозит потерей рентабельности и убытками.

Потребители. Конечный же потребитель в итоге имеет подорожавшую как минимум на уровень инфляции продукцию, в качестве которой он не может быть уверен. А по некоторым же позициям, например по сырам, подорожание, по оценкам ритейлеров, составило до 50%. В целом долю фальсификата на рынке Андрей Даниленко оценивает в 10-12%, а по сливочному маслу и сырам — до 20%! Негативный информационный поток, связанный с фальсификатом, по его наблюдениям, уже отрицательно сказался на спросе на молочную продукцию вообще. Вносит весомый вклад в цену натурального продукта и административная составляющая, которая с каждым годом растет. По оценкам производителей, только планируемое внедрение электронной ветеринарной сертификации молочной продукции может привести к росту себестоимости на 5-7%.
«С дефицитом сырого молока на рынке нужно бороться по всем направлениям. И возможности у региона огромные. Создан молочный кластер, идет его наполнение. Конечно, есть и районы, куда очень трудно привлечь крупного инвестора. И для них нужен свой путь. Например, в форме реализации программ «Семейная ферма» и «Начинающий фермер», на которые государством выделяются серьезные субсидии».
Александр Квасов
руководитель департамента аграрной
политики Воронежской области
Каковы причины проблемы?
Причина 1. Непривлекательность отрасли для инвесторов. Молочную отрасль можно назвать чемпионом по срокам окупаемости в агропроме (до 10 лет и более). Следовательно, и импортозамещение этой продукции не может произойти так же быстро, как, например, в растениеводстве. Аграрии отмечают, что даже мясное животноводство выигрывает у молочного по срокам и — главное — требует меньше капитальных затрат, рабочих рук, кредитов, техники.

Причина 2. Безнаказанность производителей фальсификата. Как считает Андрей Даниленко, нынешняя система контроля не может обеспечить защиту потребителя от фальсифицированной молочной продукции. У контролирующих структур отсутствуют полномочия на то, чтобы провести внезапную проверку, остановить производство. Единственное, что может сделать Роспотребнадзор, — наложить штраф не более 50 тыс. рублей, который не способен остановить производителя фальсификата.

Причина 3. Конфликт интересов производителей и переработчиков. По словам Ивана Доматюка, в этом году переработчики опускали закупочную цену на 4 рубля за литр. Директор «Калитвы» считает, что для такого падения цены не было объективных причин, и намекает на то, что имел место сговор переработчиков. Руководитель предлагает обязать молокозаводы заключать договоры сразу на год вперед или хотя бы на полгода с фиксированной закупочной ценой. Переработчикам же нужны большие объемы молока со стабильным уровнем качества, что не всегда могут обеспечить производители, особенно мелкие.
Как выходить из зарождающегося кризиса?
Решение первое. Ужесточить наказание за изготовление и торговлю фальсификатом. Решение проблемы фальсификата Андрей Даниленко видит в существенном ужесточении наказания за его производство, вплоть до закрытия предприятий-нарушителей. Помимо наделения контролирующих структур большими полномочиями руководитель профильного объединения предлагает привлекать к решению проблемы и торговые сети, которые тоже должны нести ответственность за качество товара. C такими предложениями уже выступали депутаты Госдумы, а «Союзмолоко» заключил соглашение о совместных проверках с Ассоциацией компаний розничной торговли. Активно добивается ужесточения борьбы с фальсификатом воронежский депутат Госдумы Аркадий Пономарев.

Решение второе. Создание холдинговых структур, объединяющих производителей и переработчиков. Этот путь автоматически исключает конфликт интересов и сокращает цепочку посредников. По мнению Елены Тюриной, в России наибольшую эффективность показывают крупные агрохолдинги, осуществляющие всю цепочку: от выращивания кормов и племенного скота до переработки и розничных продаж. Эксперт аграрной отрасли считает, что рынок со временем сам заставит некрупных независимых производителей дозреть до объединения в холдинги с переработчиками.

Решение третье. Адресная господдержка молочной отрасли. Производители молока являются одновременно и производителями мяса, напоминает председатель «Союзмолока», поэтому субсидирование должно проводиться по обоим направлениям. Отрасли же, достигшие определенной стабильности, такие как птицеводство, свиноводство, производство зерна, по его мнению, могут уже обойтись без дополнительной поддержки. Еще один важный инструмент, который может появиться уже в 2016 году, — закупочные интервенции сухого молока и сливочного масла. Это обеспечит ровные закупочные цены на протяжении всего года. Порядок же льготного кредитования необходимо упростить. Лучший вариант, когда производители получают напрямую бюджетные кредиты с низкой ставкой. Андрей Даниленко видит механизм решения проблемы в выработке предложений профильными организациями производителей молока и передаче инициатив в Минсельхоз и далее на утверждение законодателями. «Союзмолоко» уже активно работает в этом ключе и даже добился некоторых успехов.
«Наращивая производственные мощности в молочном животноводстве, наша компания в первую очередь сталкивается с дефицитом высококвалифицированных специалистов, обладающих знанием современных технологий и опытом. Еще 5 лет назад большинство выпускников аграрных вузов не стремились работать непосредственно на производстве. Сегодня мы отмечаем переломный момент: многие заинтересованы в карьере по приобретаемой специальности».
Татьяна Ляпина
зам. генерального директора
по персоналу «ЭкоНива АПК Холдинг»

Решение четвертое. Кооперация мелких производителей и переработчиков. Эксперты признают, что в условиях, когда даже крупным компаниям тяжело, конкурентоспособность средних и мелких хозяйств может спасти только кооперация. Мелким производителям нужна общая система сбора и реализации молока вплоть до собственной переработки, заключение коллективных договоров с переработчиками. Руку помощи тут могло бы протянуть государство, однако, на взгляд экспертов, фермерам и мелким компаниям можно было бы вспомнить известную истину про спасение утопающих руками самих утопающих.

Ситуация на молочном рынке сейчас напоминает сложную головоломку: чтобы найти ее решение, необходимо применить разнонаправленный комплекс мер. Настораживает, что во всей этой цепочке потребитель пока остается в роли наблюдателя.
Made on
Tilda