Завербовали?

На что рассчитывает в Воронеже
рекрутинговая онлайн-площадка
с инвестициями от Абрамовича?
Анна Захарова, корреспондент DF
Новый сервис JungleJobs работает с 25 компаниями из разных сфер и 220 специалистами по подбору персонала. Новизна его подхода заключается в том, что искать претендента на каждую вакансию может неограниченное количество рекрутеров не только из Воронежа, но и по всей стране. Они же проведут предварительное собеседование и предоставят работодателю готовый набор соискателей. А тому лишь нужно заключить договор с самой интернет-площадкой. Впрочем, существующие игроки встретили нового коллегу (партнера) по рынку со скепсисом...

1
Что представляет собой сервис?
Компанию основала Евгения Дворская с партнерами, операционная деятельность ведется с февраля 2015 года. В августе прошлого года JungleJobs получил инвестиции в размере $500 тыс. от двух венчурных фондов, в том числе от бизнес-структур Романа Абрамовича. 3 декабря 2015 года проект стартовал в Воронеже с офисом из сотрудников, которые будут отвечать за привлечение новых клиентов — крупных российских и иностранных компаний, использующих услуги профессиональных рекрутеров с целью поиска специалистов уровня middle и top. К концу первого квартала 2016 года в воронежском офисе будут трудиться 12 сотрудников, которых сейчас JungleJobs активно ищет и отбирает в свою команду, среди них менеджеры по работе с клиентами, Java-разработчики и тестировщики.

Идея внешнего рекрутмента, как и поиск сотрудников через интернет-сервисы, — явления не новые. Но онлайн-площадка для вакансий, где подбором персонала занимаются профессиональные рекрутеры по всей стране, — довольно-таки нестандартная бизнес-модель.

На что делает ставку новый игрок кадрового рынка?

Инструмент 1. Минимальные трудозатраты работодателя при высоком количестве предложений. «Мы предоставляем клиенту доступ к профессиональным рекрутерам разных профилей и опыта работы. И вместо того, чтобы решать многочисленные задачи нескольких отделов с разными агентствами или сайтами, работодатель заключает только один контракт с JungleJobs. После чего выходит на онлайн-площадку и размещает вакансии», — поясняет директор по продажам JungleJobs Галина Волгач, которая также возглавила воронежский офис.

Новый сервис работает по принципу одного окна. Заключил договор и передал весь поиск персонала на аутсорсинг. При этом заниматься поиском будет не одна компания, а, как заявляется, десятки рекрутеров и сотрудники кадровых агентств. Соответственно, количество соискателей, которых они смогут предложить, ожидается также в разы больше.

Галина Волгач сравнивает этот принцип работы со схемой сервиса заказа такси Uber — через мобильное приложение можно заказать машину, при этом на вызов может приехать любой свободный водитель из другой компании или частник.

Как уже говорилось выше, с сервисом взаимодействуют более 200 рекрутеров. Каждый из них может предложить одного или нескольких кандидатов. По статистике JungleJobs, на одну вакансию за первые 7 дней размещения на сервисе клиент получает до 12 готовых резюме.

За год существования JungleJobs показывает совсем не детский fill rate (% закрываемости вакансий), который составляет 56%.

«В среднем это в два раза выше, чем у рекрутинговых агентств, — комментирует Галина Волгач. — Также стоит отметить, что с момента размещения до закрытия вакансии через площадку проходит от 4 до 42 дней».

Сколько рекрутеров в этом списке из нашего региона, в компании пока не разглашают, ссылаясь на малые сроки работы в регионе.
Инструмент 2. Высокая мотивация рекрутеров. В то время как все уже ощутили на себе экономический кризис, JungleJobs предоставляет рекрутерам 80% от суммы оплаты закрытой вакансии. Оставшиеся 20% идут онлайн-площадке. Привычная схема на рынке рекрутинга сильно изменена, именно рекрутер получает большую часть суммы, но после того, как закрыл вакансию. Обычно его заработок в кадровом агентстве не превышает 10-15%. Между тем за такую мотивацию JungleJobs считает себя вправе применять и достаточно жесткие санкции к эйчарам. Компания организует модерацию участников не только при их регистрации, проводя с каждым собеседование. Периодически сервис отказывается от сотрудничества с неэффективными или неактивными рекрутерами. Учитывается и сфера работы HR, и его опыт, и рекомендации клиентов. Каждый на JungleJobs имеет свой профиль, где показывается опыт, его данные, для HR предусмотрен личный рейтинг. Такая открытость системы также должна мотивировать работать лучше.

2
Как игрока принял рынок?
Когда компания Uber начала активную экспансию на рынок такси, другие игроки выражали массовое недовольство, так как конкурировать с таким форматом было непросто. Сейчас на JungleJobs среди заказчиков преобладают крупные федеральные или иностранные компании. Это обусловлено тем, что у них сложные задачи по персоналу. Присутствует доля и среднего бизнеса в развивающихся областях. Например, неизменным лидером спроса вакансий является IT-сфера и фарм­игроки, которые достаточно живо отреагировали на появление нового сервиса.

А что думают о JungleJobs конкуренты компании и ее потенциальные клиенты? Они выделяют 3 ограничения для развития сервиса.

Ограничение первое. Рост количества рекрутеров на площадке не бесконечен. Руководитель кадрового направления «МедЭксперт» Евгения Белебезьева считает, что новый сервис, несомненно, прогрессивнее уже изживших себя кадровых агентств, где по телефону поиском соискателей занимается всего несколько человек. Однако возможности JungleJobs не так велики, как анонсируется в компании. «Этот сервис больше подходит для фрилансеров, — заключает эксперт. — Сотрудникам кадровых агентств вряд ли разрешат пользоваться этой платформой индивидуально. Ведь им и так платят зарплату. Получится, что они будут работать на сторону».

Таким образом, в каждом городе будет не такой уж большой процент сотрудничающих с сервисом независимых эйчаров. Да и если человек не работает в кадровом агентстве, действительно ли можно будет точно определить его уровень квалификации?

Ограничение второе. Кадровый рынок региона консервативен.
«Рынок нужно будет еще приучить к этому продукту».
Ирина Веретенникова
директор макрорегиона Юг
компании HeadHunter
С ней соглашается Евгения Белебезьева: «Рекрутинговая интернет-платформа — это совершенно новый продукт, и пока мне неудобно им пользоваться. Мы привыкли к знакомым схемам и средствам поиска сотрудников. Пока сервис не так широко известен, и, может быть, если бы я видела большее количество рекламы, это бы и подогрело мой интерес. Пока же хочется пользоваться старыми проверенными средствами, необходимости в новом продукте я не испытываю».

Участники рынка просто не понимают: зачем? К тому же сейчас наступил период рынка работодателя, а не рынка соискателя: сотрудники высоко замотивированы искать новые места работы, а компании могут договориться с ними на удобных для себя условиях.

Ограничение третье. Неподходящее с экономической стороны время для старта проекта. «Кризис продолжается, и насколько сейчас клиенты готовы оплачивать эти услуги вообще? — задается вопросом Веретенникова. — 2015 год — не очень позитивное время для подобного открытия. Бюджеты урезаются, в том числе и для рекрутеров. И даже если таким образом можно будет частично передать функцию подбора персонала на аутсорсинг, то вряд ли компании готовы это сделать сейчас: им просто не нужно подбирать персонал в таком же масштабе, как до кризиса. Часть компаний нацелены на сокращение, а не пополнение штата».

В JungleJobs считают иначе. Сфера рекрутмента давно ждала оживления, так что стагнация рынка и кризисные условия сыграют только на руку компании, прогнозируют его руководители. Все больше рекрутеров будут работать не на агентство, а на себя, в то время как работодатели испытывают потребность в более эффективном подборе кадров. «Мы общались с клиентами, и они хотели другой ситуации на рынке рекрутмента, но не знали альтернативы привычным методам, — рассказывает Волгач. — Пока подобную модель работы можем предложить только мы».

Правда, конкретных цифр и прогноза о месте на рынке JungleJobs пока не разглашает. В июне 2015 года JungleJobs заработал 1,25 млн рублей. Показателей именно воронежских в компании не будет. В Воронеже будет располагаться вынесенный центр работы с клиентами и центр разработки. Бизнес-модель устроена таким образом, что сотрудники из Воронежа будут работать на всю Россию.

В любом случае сервис стал пионером в своем сегменте, что в условиях, когда к рекрутерам накопилось много вопросов об их эффективности, уже сигнал к изменениям рынка. Посмотрим, выиграем ли от этого мы с вами — работодатели, которые ищут действительно эффективных сотрудников.
Made on
Tilda