29 апреля 2019 года 11:10

О чем не говорят мужчины

Как 3 девушки из Воронежа пытаются выиграть конкуренцию в мужской отрасли — производстве мебели?
Елена Тюрина
«Работаем чисто женским коллективом. Сначала привлекали мужчин-столяров, считая, что они опытнее, помогут нам повысить качество, — объясняет владелица мастерской по производству детской мебели Nuf-Nuf Маргарита Дерусова. — Но матерый древодел, на которого мы очень рассчитывали, нас подвел. Взял заказ, деньги и ушел в запой. Моя сотрудница приехала к нему забирать изделие и расплакалась. Сказала, что кроватку в таком виде просто не может отдать клиентам. Пришлось самим переделывать».

Женский взгляд на мебель: почему мужчины не поняли идею бизнесвумен?

В личном инстаграме Маргариты Дерусовой — «мимимишные» посты на чисто женские темы. Да и профессия у Маргариты чисто женская — учительница русского языка и литературы. И тем сложнее представить эту хрупкую утонченную девушку за верстаком с лобзиком, от которого во все стороны летят опилки. Однако можно не только представить, но и увидеть — в ее собственной мастерской в гараже. Впрочем, история Apple тоже начиналась с гаража. И если основательница мебельного бизнеса и не ставит перед собой столь же амбициозные планы, то, по крайней мере, тоже решила удивить покупателей необычностью своей продукции. Но по-женски.

«Я за длительное грудное вскармливание, но у каждой женщины восстановление после родов проходит по-разному, не все мамочки в силах постоянно вставать с кровати среди ночи и бежать к малышу», — говорит Маргарита.

Девушка как раз ушла в свой второй декрет. И чтобы решить проблему с ночными кормлениями, сама сконструировала и сделала приставную люльку, цепляющуюся к краю взрослой кровати. Края детского и взрослого спального места плотно фиксируются специальными зацепами и превращаются в единую конструкцию. Ребенок подрастал, и девушка задумалась о том, на какую кроватку он сменит люльку. Изучая методики Монтессори, она сконструировала кроватку высотой всего 20 сантиметров. По мнению девушки, на такую высоту ребенок не только может забраться самостоятельно, но и чувствует себя на этом ложе в полной безопасности.

Но, как для настоящей женщины, для Маргариты было важно, чтобы мебель была не только функциональной, но и красивой. Она подошла к созданию эскизов со всей материнской нежностью. Кроватка может быть в форме вигвама, автобуса, домика или настоящего сказочного дворца. Не обошлось и без тех же «мимимишных» изделий: вскоре появились зеркала и детские шкафчики с заячьими ушками.

Правда, коллеги-мужчины отнеслись к идее довольно скептически. Директор «Ярмарки мебели» в Воронеже Сергей Решетов, отец троих детей, несколько удивлен выбором такой ниши. «У меня младшие дочки с 1,5 лет ходят в детский садик по системе Монтессори. И несмотря на то, что я поддерживаю ее подход к обучению, я, как отец, не совсем понимаю необходимость покупки такой мебели. Что за городилки в спальне? Мои чада всегда спали отдельно от родителей. Какая необходимость укладывать ребенка рядом? Когда ребенок подрастет, он так и будет бегать в комнату к маме, а мужу придется уходить на диван в зал», — иронизирует он.

Как бизнесмен, он также не видит перспектив для развития подобного бизнеса. Цены на мебель Nuf-Nuf нельзя назвать низкими. Стоимость самых простых, односпальных кроваток из сосны начинается от 7 тыс. рублей. Себестоимость же, по словам производителей, около 5 тыс. рублей. Но это самый простой вариант. Кровать, выполненная в форме домика, может обойтись и в 45, и 65 тыс. рублей.
Мастерская по производству детской мебели Nuf-Nuf в Воронеже
В Nuf-Nuf уверены: когда мужчина делает мебель, выбирает для нее, например краску — он думает о защите дерева. Женщина — о безопасности ребенка

В мастерской отказались от сотрудников-мужчин

Но, как утверждает Маргарита Дерусова, покупатели нашлись быстро. Прежде всего, конечно, среди таких же мам: они приходили к девушке в гости, цокали языками и просили сделать такую же мебель для них. Маргарита начала продвигать свою продукцию через соцсети. Сейчас в ее группе в Instagram 1 тыс. человек — преимущественно также женщины. Мастерская изготавливает мебель для покупателей из Москвы, Санкт-Петербурга, Тюмени, Казани, Калининграда. К кроваткам добавились детские комплексы и домики. Стоимость самого дорогого многофункционального комплекса, который пока делали в мастерской, — 120 тыс. рублей. Дополнительную известность и приток клиентов мастерская получила после того, как Дерусова выиграла грант на проекте «Мама-предприниматель».

Правда, как признается Маргарита, есть среди клиентов и те, кого настораживает, что их мебель будут делать 3 женщины: Жанна Львова — мастер, а по факту проектировщик, шлифовщик и конструктор, Елена Задунаева отвечает за покраску, а Маргарита — за работу с клиентами, продвижение и стратегию развития.

Как рассказывает Маргарита, если заказчик приходит из офлайна, он хочет пообщаться с мастером лично, прояснить нюансы заказа. И не скрывает удивления, когда к нему вместо мужчины выходит миниатюрная Жанна.

«В голове большинства людей есть стереотип, что мебель делают только мужчины, — говорит Маргарита. — Мы с пониманием относимся к сомнениям клиентов, поэтому всегда приглашаем в гости, показываем рабочий процесс, разрешаем посмотреть готовые работы».

По словам Маргариты, отказов от заказа из-за того, что коллектив чисто женский, пока не было. От попыток же принять мужчин в штат в мастерской после нескольких неудачных отказались.

Как рассказывает Дерусова, не приживались не только столяры-пьяницы, но и вполне перспективные мастера. «Пришел к нам как-то мужчина: золотые руки, гибкий ум, профильное образование — все при нем. Мы очень рассчитывали на него, потому что в то время только учились делать детскую мебель по видео из YouTube, нам нужен был опытный специалист, — вспоминает бизнесвумен. — Но оказалось, что мужчина не чувствует специфики детской мебели. Он не мог понять, зачем каркас крыши в кроватях-домиках делать на прочных креплениях. Считал, что достаточно их проклеить, спорил с нами и делал по-своему. С точки зрения технологий стыковки бруса такой способ используют, но только женщина понимает особенности поведения ребенка, который непременно полезет на эту крышу, будет на ней висеть. Поэтому обязательно должны быть крепления: мы ставим те, которые могут выдержать до 120 кг веса».

Аналогичная ситуация была и с бортами: мужчина не мог рассчитать оптимальную высоту, которая зависит от возраста ребенка, с учетом перспективы роста. Большинство кроваток сделано с ламельным основанием спального места. Но они, по словам Дерусовой, не такие прочные, как с жестким сплошным основанием. Важно учитывать, что дети на кроватях не только спят, но и прыгают. Однако о таких нюансах, как показала практика, задумываются как раз женщины.

«Часто замечаю, что мужчины-столяры при выборе красок больше думают о защите дерева, чем ребенка, — смеется Маргарита. — Все видео и тексты содержат в основном информацию, какое покрытие проще отчистить, если ребенок изрисовал кровать краской или маркером, размазал по ней пластилин, или как можно защитить дерево, чтобы на нем не оставалось следов. Но меня и нашего маляра Лену при выборе красок волновал совсем другой вопрос: насколько краска безопасна, можно ли лизать покрашенные бортики?»

Таким подходом удивлен Сергей Решетов: «Мужчины тоже думают о детях, не только женщины. Топ-менеджер- мужчина одной из наших компаний-поставщиков тестировал мебель на своих детях, а потом вносил технические изменения. Например, у комода были выдвижные ящики, по которым дети, конечно, пытались карабкаться. Тогда он решил сделать иначе: посадил ящики на петли, чтобы вещи можно было загружать сверху».
 Воронежская мастерская по производству детской мебели Nuf-Nuf
Кроме владелицы, в мастерской работают две девушки: от сотрудников-мужчин на мини-производстве отказались
Получится ли у женского бизнеса перейти в еще более мужскую нишу?
Уже на первых порах работы, чтобы отстоять интересы своей мастерской, Дерусовой пришлось проявить неженское упорство. Вскоре после старта бизнеса Маргарита поняла, что ей придется изготавливать мебель исключительно на заказ: детская мебель в магазинах должна соответствовать ГОСТам. Так, для дошкольников кроватки должны быть 30 см в высоту (а не 20), для младенцев — с 4 бортами и длиной 1200 мм (у кроватей Дерусовой 3 борта и длина 950 мм).

«Многие говорили мне, что для продажи в магазинах я могла бы поступиться своими размерами. Но тогда теряется вся уникальность нашей продукции,— сетует бизнесвумен. — Например, высота кровати: ведь есть еще матрац, который добавляет 15 см — итого 45 см высоты, это в корне убивает нашу основную идею».

Маргарита вспоминает, что раньше была полна энтузиазма изменить отношение к своей мебели на законодательном уровне. Ей советовали ехать в Москву и менять ГОСТ.

«Я написала документ, в котором академично рассказала, как изменился подход к воспитанию детей, — теперь с улыбкой вспоминает Дерусова. — Его в Москве изучили, меня пригласили на круглый стол и пообещали решить эту проблему. Но скоро я поняла, что будет вереница круглых столов, а вот реальные перемены — вряд ли».

Это одна из причин, по которой бизнес-леди хочет перейти в сегмент взрослой мебели. Детский рынок, по ее мнению, они уже переросли. Направлением для развития она видит производство мебели по авторским эскизам в стилях ретро, шебби-шик, рустик. «Мы хотим сделать линейку взрослой мебели, через которую человек сможет показать свой характер, — планирует Маргарита. — Это же естественная потребность — выражать себя через материальный мир».

Как и с детской мебелью, началось все с клиентского запроса. Люди приходили за кроватками и спрашивали, могут ли девушки сделать шкаф, кровать, столик, табуретку. Они отнекивались, ссылаясь на то, что их специализация — детская мебель. Потом рискнули и собрали знакомой двуспальную кровать. Клиент остался доволен.

Исполнительный директор компании «Графская кухня» Алексей Степанов считает, что на новом рынке бизнесу продвигаться будет сложнее. Сейчас все логично: мамочки, сидящие в инстаграме, доверяют таким же мамочкам, которые делают детскую мебель, и покупают у них. Женщина отвечает за продолжение рода, она больше времени проводит с детьми, действительно знает, как сделать для них лучше. При производстве же взрослой мебели такое конкурентное преимущество сразу же уйдет и даже обратится в минус.

Но, впрочем, как рассказывала зампредседателя Совета Федерации Галина Карелова на встрече с женщинами-предпринимателями в Воронеже, в 90-х в ее родном регионе — Свердловской области — женщинам не платили зарплаты, и они создавали собственные предприятия даже по обработке камня. А дерево — материал, более легкий в обработке. Посмотрим, подчинится ли он трем женщинам в новой нише.