25 мая 2018 года 09:00

Чай не пил — откуда сила?

Несмотря на закрытие второй своей чайной в городе, воронежский бизнесмен начинает активную продажу франшизы

Наталья Андросова
редактор журнала De Facto
Сеть «Золотой жук» ежемесячно поставляет из Китая около 2 тонн чая: кроме розничных продаж в самой чайной компания начала активно осваивать оптовое направление. По франшизе проект работает в Донецке, Рязани и Туле. Правда, в родном Воронеже одну из чайных, существовавшую более 5 лет, месяц назад пришлось закрыть. «Обидно!» — признается совладелец компании Александр Золотарев. Но рук не опускает и к осени надеется открыть новое заведение. В его багаже освобождение от наркотической зависимости, почти полное разорение, расставание с партнером и построение успешного бизнеса практически заново.
Реабилитационная программа, разработанная в США в 1939 году. Основана на пробуждении совести, признании своего поражения и постепенном обретении смысла жизни. Носит немедикаментозный характер.

«Неужели думаете, что есть хотя бы один зависимый, который не мечтал бы бросить?»

Александр Золотарев указывает на полку, где среди 300 видов чая красуется круглая коробочка-блин, издалека немного напоминающая виниловую пластинку, с названием «25/17». В 2014 году Александр снялся в клипе этой группы к песне «Русский подорожник».
В клипе Золотарев очутился во многом в знакомой для себя обстановке: часть действия происходит в наркоманской хате. 19 лет назад Александр сам с трудом избавился от зависимости. На вопрос, как удалось пересилить себя, где найти мотивацию, он удивляется: «Неужели вы думаете, есть хотя бы один зависимый, который не мечтал бы бросить?» И кратко добавляет, что помогла программа «12 шагов». Опыт преодоления зависимости в будущем помог Александру и в преодолении трудностей в бизнесе. А их его поджидало немало.

«Уже хотел идти таксовать, чтобы прокормить семью. Но в последний момент остановился»

Чайному бизнесу Александра идет 7-й год. Начинал он с продажи чая с машины друзьям и знакомым. Тогда чайный рынок Воронежа был практически «голубым океаном». «Когда мы открывались, уже существовали «Золотая черепаха» и несколько точек продаж, — вспоминает основатель «Золотого жука». — Но они делали больший акцент на эзотерике. А мы — на качестве продукта».

И сейчас, как выражается Золотарев, рынок находится даже не в зачаточном состоянии, а в «состоянии сперматозоида». Точек продаж чая стало больше, появился «Небесный дракон». Но емкость рынка чайных, по мнению Александра, огромна: это все молодые люди Воронежа от 18 до 35 лет, преимущественно мужчины. Средний чек в чайной начинается от 500 рублей на двоих.

Основатель сети Perfetto Caffe Павел Бусыгин, впрочем, считает, что такой средний чек аудиторию заметно сужает: «У нас средний чек — 233 рубля. Это кофе и какой-нибудь батончик. От 500 — это очень дорого. Чай привыкли воспринимать как более простой напиток, чем кофе. А значит, и более дешевый. Плюс в таком формате это не напиток каждого дня. Его нельзя взять с собой, как кофе. Это некие посиделки, время».

Александр согласен, что привить культуру потребления качественного чая оказалось самым трудным: «Продукт это недешевый — 1,5-2 тысячи рублей за упаковку 350 граммов. Ее хватает на месяц. Впрочем, можно купить и 10, и 50 граммов. И многие не сразу понимают, в чем разница — попить чай из пакетиков или настоящий пуэр. Запить бутерброд я тоже могу чаем из пакетика. Но попить настоящий чай — это своего рода философия».
Совладелец воронежской сети чайных Золотой жук Александр Золотарев
Совладелец воронежской сети чайных «Золотой жук» Александр Золотарев
Неспешное чаепитие в затемненных кабинетах чайной помогает познать себя, считает Золотарев. Ему тоже пришлось познавать себя и проверить свою силу духа вместе с чаем. Когда позади работа мойщиком машин в автосервисе, несколько лет наркотической зависимости и похороненные от наркотиков друзья, то открытие собственной чайной с ее неспешным ритмом — это погружение в другой мир. Но он очень скоро начал рушиться. Первая чайная в «Петровском пассаже» прожила около года. Непосильной оказалась арендная ставка. Последние месяцы приходилось работать только на аренду и зарплаты. Чтобы сократить издержки, Александр сам стал за прилавок. И все равно не хватало. Чтобы вовремя расплачиваться с ТЦ, приходилось залезать в долги перед поставщиками. Выход был один — закрываться. Как раз в это время из бизнеса решил выйти партнер Александра. Из их двух фамилий — Золотарев и Жуков — и родилось название «Золотой жук». Теперь половины жука не стало. И были велики шансы, что он полностью погибнет.

«Был момент, когда опустились руки, — признается Александр. — У меня жена и двое детей. И я уже хотел идти таксовать, чтобы прокормить семью. Но в последний момент остановился. Я не могу родить ребенка, как женщина. А вот мой бизнес — это мое выношенное, выстраданное мной детище. И я не хотел с ним расставаться».

Другая мотивация была более практическая. После неудачной попытки поступить учиться на актера Александру так и не удалось получить высшее образование. «Я купец, — говорит он. — С 13 лет продавал кроссовки, кассеты — все, на что был тогда спрос. 14 лет проработал директором в магазине керамической плитки «Золотое сечение». Но у меня нет корочек. И периоды в жизни были разные, даже резюме толком не из чего было бы составить. Поэтому я понимал, что в крупную компанию меня возьмут разве что грузчиком. А хотелось все-таки большего».

Заведение заново открылось на проспекте Революции. А потом появилось и второе — на Феоктистова. Часть бизнеса выкупил новый партнер. «Партнеру приходилось выгонять меня отдохнуть чуть ли не пинками, — смеется он. — Только недавно я стал себе позволять не приходить в субботу и воскресенье. А в отпуске не был уже 10 лет. Мое любимое время — это новогодние праздники. Тогда я на несколько дней уезжаю в деревню, где очень плохо ловит связь, и могу хоть немного переключиться».

Александр вникает в каждую деталь, вплоть до того, какими салфетками вытирать столы, чтобы снизить издержки. С постоянными посетителями он знаком лично: всегда поздоровается, узнает, как дела. Девиз заведения: «Место, где тепло». Этому способствует и харизма самого Александра с его яркой внешностью и необычными для 47-летнего мужчины кольцами на пальцах, и приглушенный свет, и согревающий аромат чая.
Но даже глубокое погружение в дела собственника не спасло вторую чайную: в марте ее пришлось закрыть. Причина все та же: высокая арендная ставка.
«Мы платили 1 тысячу рублей за «квадрат», — рассказывает Александр. — Может быть, для красной линии центра это и нормально, но у нас был вход со двора. Заведение существовало 5 лет, пришла пора его обновить, сделать ремонт. И мы обратились к собственнику за снижением ставки. Но договориться не удалось. А доводить ситуацию до того, как было в «Петровском пассаже», не хотелось».

Павел Бусыгин не исключает, что аренда могла послужить единственной причиной закрытия заведения: «У нас не Питер, где модно размещать камерные заведения во дворах. Если ты не стоишь на «лосиной тропе», то сворачивать к тебе будут только лояльные постоянные посетители. Трафик же будет ниже в разы. Поэтому такая ставка для того помещения — это действительно дорого, можно работать на одну аренду».

Впрочем, закрытие чайных в последнее время стало для Воронежа тенденцией. Сначала закрылась «Золотая черепаха», а недавно «Чайный клуб». Экс-владелица последнего говорит, что бизнес был нерентабельным.

«Если так пойдет, то к осени откроем еще одно заведение»

Сейчас чайная «Золотой жук» в Воронеже одна — на пересечении Кольцовской и Феоктистова. Зато по вечерам пятниц и суббот здесь почти полная посадка — около 40 человек. Посиделки за настольными играми (некоторые из них, например «Царь горы», Александр специально заказывал у ивент-агентства в Москве) длятся до поздней ночи. «Если так пойдет, то к осени откроем еще одно заведение. А может, и два, — воодушевлен Золотарев. — Летом это бессмысленно — спрос проседает на 30-40%». Также продумывается открытие кухни в чайной. Пока в меню только чай, кальян и орешки.

«У нас вообще очень мало удачных моноконцепций, — комментирует Павел Бусыгин. — Еще 4 года назад никто не верил, что приживется формат кофеен без кухни. Но он более распространен в Европе, в Москве, чем чайные. Постепенно прижился и в России. Чтобы формат исключительно чайных был успешен и показывал рост — я не слышал такой истории на российском рынке. Сначала к чаю начинают добавлять кальян, потом пироги. Получается уже не совсем чайная. Но, думаю, это единственный путь для развития».
Цифры о чайной «Золотой жук»
Стоимость франшизы
1,2-1,5 млн рублей
Основные затраты
Около 60% — ФОТ и аренда
Время возврата инвестиций
От 1 года
Средний чек
500 рублей
Рентабельность бизнеса совладелец не раскрывает. Стоимость франшизы — 1,2-1,5 млн рублей. Время возврата инвестиций — от 1 года. Примерно 60% в структуре затрат занимает аренда и ФОТ (сейчас в команде чайной 5 человек).

«Если это действительно так, то цифры очень хорошие, — считает Павел Бусыгин. — Вопрос в том, насколько достоверно они посчитаны. Например, открывая новую точку, я закладываю 3 месяца на ремонт, еще 2 месяца — работа в минус. А уже от этой точки год на окупаемость. Рентабельность — 16-17%».

Также в планах развитие интернет-магазина и оптового направления. Чай компания поставляет из Китая. Через знакомых удалось найти там русского партнера, который и занимается закупками, что существенно сокращает издержки — не приходится периодически ездить в Китай, напрямую договариваться с поставщиками. Правда, пока оптовых клиентов всего 10 — мало, как считает Александр: «Многие ориентируются на ароматизированные чаи. Мы такие намеренно не продаем».

Но Александр не торопит события и считает, что все придет со временем. «Иногда нужно просто плыть по течению, — убеждает он, плавным движением наливая в пиалу пуэр. — Я уверен, что все происходящее к лучшему. И все придет само в свое время. Часто случайные встречи и, казалось бы, случайные происшествия определяют ход событий».

Но нам кажется, что он несколько лукавит. Его история доказывает обратное — если не плыть по течению, а бороться с препятствиями, то преодолеть можно все трудности. Или почти все.