18 мая 2018 года 09:00

Где деньги, Зин?

От бизнеса требуют вернуть деньги в банки, потерявшие лицензии: за и против
Волна санаций банков и отзыва у них лицензий продолжается. При этом в ряде регионов уже появились прецеденты, когда арбитражные управляющие требуют, чтобы бизнес вернул в конкурсную массу свои же деньги, которые он успел забрать до отзыва лицензии у банка. «Почему при этом должны страдать предприятия?» — задается вопросом исполнительный директор компании «Графская кухня» Алексей Степанов. Он вызвал на поединок арбитражного управляющего Владимира Семенова.

Первый раунд

Степанов: В 2013 году с нами произошла неприятная ситуация (указывает на документы): у нас был счет в «Инвестбанке», и нас известили о том, что деятельность банка приостанавливается и наши деньги там замораживаются. В результате, куда мы только ни обращались, ни копейки до сих пор оттуда не получили. Не получили их работники нашего предприятия, которые руками, головами эти деньги зарабатывали (сводит руки, сжатые в кулаки, у груди). Однажды ты приходишь, и заработанные честным трудом деньги тебе улыбаются и говорят: «Извини, ты нас больше не увидишь». «Вы поставлены в очередь», а в очереди мы 574-е (поднимает руку над головой и проводит ею вниз). Если в банке что-то пошло не так, пожалуйста, спрашивайте с менеджеров банка, его владельцев, при чем здесь предприятия? Ситуация, которая происходит сейчас, кажется еще более абсурдной. Опять же предприятие зарабатывает деньги честным путем, хранит их в банке, при необходимости снимает. Потом у банка по непонятным, неизвестным зачастую причинам приостанавливается деятельность. И мы должны где-то взять деньги, в другом банке взять кредит, чтобы вернуть назад в банк свои же деньги!
Руководитель адвокатской конторы «Захарова&Лермонтова», мама двоих детей Элеонора Захарова
Исполнительный директор компании «Графская кухня» Алексей Степанов
Семенов: Вы затронули одну неприятную ситуацию, но здесь целый узел проблем. Банк обанкротился. Дальше могло быть два варианта (загибает пальцы): там не было никакого вывода денежных средств, соответственно, не было криминала. Второй вариант: криминал был. Давайте не будем забывать, что предпринимательство — это деятельность, осуществляемая на свой страх и риск.

Ведущий (глава адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав Рывкин): На страх и риск людей, которые работают на предприятии, обслуживающемся в банке.

Семенов: Да, поэтому надо взвешивать риски, отслеживать ситуацию. Надо ли в этот банк? Может, раскидать вклады на разные банки? То есть должен быть риск-менеджмент предприятия. Я считаю, что банкротство банков ничем не отличается от обыкновенного предприятия. Вы заплатили деньги — вам должны продать продукцию — предприятие обанкротилось. У вас тоже там были деньги. Но почему-то в этой ситуации выделяют банкротство банков. Поэтому в нашей ситуации важно не столько заработать, сколько сберечь заработанное.
Гендиректор агентства по подбору домашнего персонала «Арина» Светлана Логвинова
Арбитражный управляющий, партнер коллегии адвокатов «Семенов и партнеры» Владимир Семенов
Ведущий (перебивает): Так Алексей Валентинович говорит: «Я хотел сберечь, отнес в банк, положил, а мне говорят: «Все, хорош, теперь это наши сбережения» (смеется).

Степанов: Государство выдает лицензию банкам на ведение каких-либо действий. И государство же должно заниматься контролем. Я все-таки не понимаю, почему страдать должно частное предприятие и его сотрудники.

Ведущий: Государство осуществляет контроль в лице Центрального банка, да? И он как раз и говорит: «А вы знаете, что-то у этого банка плохи дела. Дай-ка я введу временную администрацию». Другое дело, что, вполне возможно, администрация и прочие уполномоченные органы решат, что действительно банк — банкрот, и тогда (задним числом) у вас могут забрать деньги, которые вы даже сняли со счета.

Семенов (продолжает деловито и спокойно): Можно ругать Центральный банк, я просто могу сказать то, чему я сам был свидетель: он действительно пытается навести порядок. Огромное количество кредитных организаций не располагали теми активами, которые декларировали. И отзывать у них лицензию — единственный выход.

Второй раунд

Степанов: Мне непонятна такая ситуация: каждый день идет оборот денег, я могу снимать их, расплачиваться по расчетному счету. Предположим, у банка отозвали лицензию. Пусть так, как вы сказали: «Они обанкротились — это мои риски». Но те деньги, которыми я пользовался в течение месяца, которые я снял. Где я их должен взять, почему я их должен вернуть кому-то, непонятно кому?

Семенов (с улыбкой): Открою страшную тайну: те деньги, которые у вас на расчетном счете, — уже не ваши деньги. Ваши деньги — наличные. Вот я не призываю, так сказать...

Ведущий (перебивает с иронией): В трехлитровой банке на даче зарыть — вот это ваши деньги, и то пока сосед не нашел.

Семенов: В мире тенденция к тому, чтобы был контроль банков за расходами. И закон говорит, что вы должны вернуть те деньги, которые сняли в течение 30 дней до отзыва лицензии.
Элеонора Захарова
Ведущий: Закон говорит, что эта сделка, которая совершена в течение месяца до введения временной администрации, может быть признана недействительной только по тому основанию, что эта сделка ставит в более невыгодное положение других кредиторов. Он не говорит, что его деньги незаконны. Он говорит: «Да, хорошо, это его деньги, он их честно заработал, но он вывел эти самые деньги, он-то воспользовался, а другие кредиторы нет. Он что, равнее других?»

Семенов: Как вы считаете, если бы вы могли влиять на ситуацию с этой проблемой, что вы бы предложили изменить, чтобы снизить риски или вообще чтобы это явление исчезло?

Степанов: Наверное, как-то мягко, не торопясь, нужно сократить количество банков. Потому что есть такие банки, когда у них 10 тысяч уставной капитал и столик есть, и телефончик. И они начинают привлекать чужие деньги и, по большому счету, их воруют. Как сделать управленцев более порядочными? Наверное, когда человек садится на должность и у него есть возможность распоряжаться чьим-то имуществом, он должен понимать, что ответственность может наступить очень серьезная. Их надо ставить в такие жесткие рамки, чтобы просто не хотелось воровать. А как все-таки сделать, чтобы порядочные, законопослушные предприятия не попадали в эту ситуацию, чтобы у них не болела голова, как деньги забрать? Какое для этого есть решение?
Светлана Логвинова
Семенов: В общем-то вы сами подсказали. Когда будет несколько банков, ЦБ будет проще их контролировать. Это один выход. Второе: я думаю, что тут надо понимать, в какой стране мы живем, что сейчас у нас нарастают определенные кризисные явления. И надо просчитывать риски: открывать счета заранее в тех банках, которые пользуются поддержкой государства.

Третий раунд

Ведущий: Скажите, а допускаете вы ситуацию, когда государственный интерес все-таки должен ставиться выше частного? И именно потому, что защита государственного интереса в итоге означает защиту широкого круга (выводит пальцем на столе круг), конечно, но частных интересов. То есть для чего эти нормы были приняты? Потому что государство сказало: «Банки — это основа и элемент финансово-хозяйственной системы страны». И если мы здесь будем подходить с теми же лекалами, как к деятельности одного-двух хозяйствующих субъектов, может так случиться, что финансово-хозяйственная система не выдержит. Она лопнет или ее начнет сильно лихорадить. Поэтому, на ваш взгляд, может быть, все эти нормы, они все-таки справедливы?

Степанов: Мое личное мнение (указывает на себя). Если мы сейчас уберем юридическое определение государства, а оставим просто общечеловеческое, что такое государство? Это люди всегда. Поэтому я бы так не делил: физическим лицам давайте выплатим хотя бы часть того, что они потеряли в банках, а юридические пусть как хотят сами кувыркаются в своих проблемах, у них есть юристы, пусть занимаются.

Ведущий: Допустим, я банк, а Владимир, допустим, мой приятель. И я понимаю, что не сегодня завтра у меня отзовут лицензию. И я ему говорю: «Слушай, моему банку хана, поэтому я тебе рекомендую за n-ную сумму забрать все свои деньги. Я тебе даже поспособствую». И мы это дело проворачиваем. То есть он пользуется инсайдерской информацией, она у него есть, а у вас нет. Тогда получается, что норма закона в данном случае работает на вас, добропорядочных предпринимателей. Чтобы все поровну получили. Может, наоборот, это справедливо?

Степанов: Да, было бы, если бы… Работник банка, заступая на эту службу, должен понимать, что если он своему товарищу информацию передаст, то его ждет примерно такая же участь, как товарища в Англии.

Ведущий: Вопрос к вам, Владимир. ЦБ наводит порядок, а в результате каждый третий банк обанкрочен и, по прогнозам специалистов, 160 банков рухнут в этом году. Если мы говорим, что 15-20% всего выплачивается обычно, то получается, 80-85% физлиц и юрлиц останутся без денег. Это первое. Второе. Вот вы говорите, что предпринимательство — это деятельность на свой страх и риск. Мы можем понимать, что есть набор критериев, по которым банк попадает в число неблаговидных, если хорошая финансовая служба у предприятия, она может предупредить руководителей и сказать: «Давайте-ка лучше мы перей­дем в другой» — не за месяц, а за три. Но мы сплошь и рядом видим, когда крупные банки лопаются. Третье. Мы с вами понимаем, что инсайдерской информацией пользуются направо и налево. Понимаем, для чего введена эта норма. Но не кажется ли вам, во-первых, не совсем справедливым задачи и функции государства перекладывать на плечи предпринимателей? И второе. Когда предприятия — малый и средний бизнес — начнут лопаться, тогда рухнет та самая финансовая система страны. Нет?

Семенов: Судя по вашему вопросу, вы понимаете, что это комплексная проблема. Решение зависит от многих факторов (постукивает ребром ладони по столу). Но у нас, к сожалению, комплекс­но ничего не решают, потому что нет стратегии. К сожалению, у государства нет стратегии решения этого вопроса. Мы в пожарном порядке тушим какие-то вещи. Кто-то сказал: «Можно вот так решить. Давайте примем эту норму. Мы избавимся от этой инсайдерской утечки информации». Что получается? Страдают другие, честные предприниматели, которые свои заработанные деньги теряют. Но тот факт, что столько банков накрылось и там ничего не оказалось, говорит о том, что в тех банках, которые накроются, тоже ничего не будет.
Станислав Рывкин
The Voda Воронеж
Благодарим за предоставление площадки