22 февраля 2018 года 13:00

Под счастливыми звездами

Потерпев неудачу в двух крупных проектах,
воронежский бизнесмен открыл на Машмете
отель с рекордной заполняемостью
Редактор журнала De Facto Наталья Андросова
Редактор журнала De Facto Наталья Андросова
Говорят, чтобы в чем-то крупно повезло, нужно родиться под счастливыми звездами. О бизнесмене Олеге Мешалкине, недавно закрывшем 4-й из своих 6 магазинов и уже потерявшем надежду на получение платежа от заказчиков-банкротов по строительному бизнесу, вряд ли так можно сказать. Но он сам создал свои 3 счастливые звезды. Они светятся на дверях отеля «НеЧаев», расположенного среди домов под снос на Машмете. И несмотря ни на это, ни на падающий гостиничный рынок, всегда заполненного на 80-90%.

«Все шло хорошо. Пока со счетов компании не исчезли 293 млн рублей»

Олег Мешалкин сидел в своем офисе на Машмете, помешивая чай. Заканчивался 2015 год. Еще недавно здесь бурлила жизнь: в офисных помещениях трудился большой штат двух его компаний: сети «Продторг» и крупной подрядной строительной организации «Центрспецстроймонтаж». Теперь было тихо. Недавно одного за одним бизнесмен уволил 12 человек инженерно-технического персонала. Потом еще двух юристов. Увольнять было непросто. Каждого он знал поименно. Знал, что сейчас кризис и им придется долго искать работу. Как он сам когда-то, будучи молодым заместителем начальника цеха завода «Воронежская электронно-лучевая трубка», быстро делавшим карьеру, оказался на улице и долго не мог найти работу. Пока не пошел менять стеклотару на пиво воронежского завода и продавать его с приятелем. «Тогда это казалось нам реальным бизнесом!» — смеется он.

Но это было давно. Гораздо свежее и оттого больнее воспоминания о масштабных стройках. Вот они строят молочные фермы для «Черкизово», а вот перерабатывающий завод для «Мираторга» в Липецкой области… А вот и трепетная минута: получили сразу несколько подрядов от резидентов «Сколково» на десятки миллионов рублей — строительство коллекторов. Только активы самого Мешалкина, задействованные в этой стройке, на тот момент оценивались в 24 млн рублей. Но именно этот звездный час и погубил компанию, а технику и городок для строителей в «Сколково» пришлось продать конкурентам за 8 млн рублей. «Мы работали, росли, все шло хорошо. До того дня, как со счетов «Центрспецстроймонтажа» исчезли 293 миллиона рублей», — говорит Мешалкин.
По его словам, их списал партнер. Просто кинул. Мы не беремся судить, насколько справедливо такое заявление. Но в любом случае непросто было сохранить компанию после такого удара.
«Мы строили в тот момент еще ряд объектов, я ездил в Белгород, просил, чтобы дали еще заказов. И нам предложили устранять дефекты другого генподрядчика, — говорит Мешалкин. — Заказ был маленький — на 2,5 миллиона рублей. Но с этих денег я смог выплатить людям зарплату».

В тот же момент, когда Олег Мешалкин написал заявление о случившемся в прокуратуру, ему самому предъявили обвинение — в организации игорного бизнеса. Мы также намеренно не даем оценок этому событию — это прерогатива следствия и суда, дело еще не закрыто.

«Мы отмечали с супругой 22-летие совместной жизни, гуляли по Парижу, — вспоминает Олег Мешалкин. — А через 2 дня меня арестовали».

3 месяца бизнесмен провел в СИЗО. Но из ведения бизнеса он выпал практически на год, находясь под домашним арестом. «Заказчики из «Сколково» быстро обратили внимание, что «мальчика из Воронежа» на планерках нет, — рассказывает Олег Мешалкин. — До этого я всегда приезжал лично. Они открыли газеты и поняли причину моего отсутствия. Под шумок решили не платить. А когда я вышел из-под ареста, они сами уже находились в процедуре банкротства».

Начались бесконечные хождения сначала по судам, потом по приставам. Суд, конечно, признал правоту Мешалкина. Но в очереди кредиторов они оказались только шестыми. Надежда получить деньги когда-либо оказалась весьма призрачной. «Нас погубило то, что в «Сколково» у нас не было никаких личных связей, — считает Мешалкин. — Я был молод и горяч и не понимал, что там, где крутятся большие деньги, нужна своя крыша».

Кризис 1998-го и личный опыт научили Мешалкина не складывать руки. Он еще пытался как-то спасти компанию. Получил заказ на восстановление корпусов горно-обогатительного комбината в Курской области. Уже взял в аренду технику на 2 млн рублей. До этого в «Сколково» у него работал полный арсенал строительной техники, но ее пришлось продать за бесценок: один из сотрудников стал возмущаться задержкой по зарплате и грозился подать заявление в прокуратуру. Выплатили все долги. Большинство людей не ушло и готово было взяться за новый подряд. И тут комиссия неожиданно отменила решение по тендеру.
Олег отпивает чай и смотрит в окно. Там, как будто в насмешку, прямо напротив его офиса открылся новенький нарядный «Магнит». А от сети Мешалкина осталось всего 2 магазина, и те дышат на ладан.
Бизнесмен признается, что операционные расходы в них уже превышают доходы. Но жалко увольнять оставшихся с ним до последнего сотрудников. А может быть, Мешалкин чуть-чуть лукавит и жалко ему не столько людей, сколько свое детище. Пока существуют эти 2 магазина, можно сказать, что «Продторг» еще живет.

До 2012 года у него с женой и еще одним компаньоном была еще одна сеть — «ЗооРай». Но жена после рождения второго ребенка не могла уделять внимание бизнесу, и Мешалкин продал свою долю. Еще никогда до этой минуты он так горько об этом не жалел. И дело было не в деньгах. Непросто, когда у тебя была компания со штатом 220 человек, вдруг оказаться фактически одному. Да и дружба, личные отношения со многими людьми пошатнулись. Былой круг общения и былые расходы бизнесмен уже не мог себе позволить. Почти единственной радостью был маленький ребенок: главный стимул, чтобы не складывать руки.

«Что же делать с помещениями от офисов?» — подумал Олег. Еще раз взглянул на блестевший новизной супермаркет. И в первый раз ему стало не просто обидно, а он по-настоящему разозлился. «Помещение не будет пустовать, как могильный памятник моему погибшему бизнесу. Я построю здесь новый бизнес. Отель, — он посмотрел на недопитую кружку чаю и впервые улыбнулся. — Назову его «НеЧаев».

«Вставал, заправлял кровать и начинал жить и работать дальше»

Рассказывая о «НеЧаеве» на форуме-2017 Альфа-банка, Олег Мешалкин в режиме онлайн заходит на Booking.com и показывает на экране: на завтра остался всего 1 свободный номер. Из 14. Заполняемость, пожалуй, рекордная для рынка — в среднем по году 80-90%.

Как говорит генеральный директор УК Astera Hotels (управляет отелем «Дегас») Иван Калабин, даже у некоторых сетевых отелей она не превышает 40%. Те, кто имеет загрузку больше 60%, считают, что им крупно повезло.

Бизнес-туризм серьезно рухнул в последние годы и, по словам Калабина, так и не восстановился до уровня 2010-2011-го. А пик кризиса пришелся как раз на конец 2015 — начало 2016 года, когда и открылся «НеЧаев».

«Почему «НеЧаев»? Есть такое русское доброе выражение «души не чаять». Да и гостей мы встречаем не только чаем», — подмигивает Олег Мешалкин. От него идет столько позитивной энергии, что после выступления к нему собирается очередь. Представитель шоу-бара протягивает свою визитку.

«Да, были времена, и мы ходили по барам, — рассматривает визитку Мешалкин. — Но так давно: девушки оттуда, наверное, уже замужем, да и мы поседели». Олег шутит. Он часто неожиданно с серьезного разговора переходит на безудержный юмор. Но за последние несколько лет он правда резко поседел.

«Да, было нелегко, — признается Мешалкин, показывая номера своего отеля. — Просыпался от тяжелых мыслей о том, чего достиг, смогут ли теперь мной гордиться дети, родители. Но на одном видео на фейсбуке я как-то подслушал правило: встав, заправь кровать. Это первое, что ты должен сделать. Так и по жизни: несмотря ни на что, продолжай делать, что ты должен. Я вставал, заправлял кровать и начинал жить и работать дальше.»

Олег признается, что не любит смотреть телевизор: большинство фильмов там про любовь и про тюрьму. А второе вспоминать слишком больно: «И сейчас еще не завершившийся процесс отнимает много времени и сил. Хожу на заседания несколько раз в неделю. Вот и сегодня после обеда пойду и где-то до 18 часов. Возвращаешься из суда всегда с неприятным чувством, даже если дело начинает потихоньку разворачиваться в твою пользу. Хочется залезть в ванну, лежать минут сорок и просто смотреть в потолок. Выбивает из рабочей колеи. Но без работы, без своего дела я бы не смог. Мне нужно чувствовать, что я занят, что я нужен».
«Не верю в наемных управляющих: они работают только за деньги»
Не обходилось без проб и ошибок. Сама идея открыть отель на Машмете, в районе, предназначенном под снос, могла показаться безумием.

«Месторасположение просто ад. Ощущение, что ты находишься в Сайлент Хилле — завывание ветра и бродячие собаки. Просто жуть. Когда нашли отель, который находится во дворе заброшенных домов, из машины выходить вообще не хотелось. Как дотуда добираются люди без машины — загадка, даже на собственном автомобиле ехать по этому району страшно», — пишет на сайте TripAdvisor Katesafonova (орфография и пунктуация сохранены).

Но упрямый Мешалкин решил сделать на местоположении ставку. Первые 5 номеров, отремонтированные силами оставшихся от подрядной организации строителей, Мешалкин стал сдавать прежде всего проезжающим по М4, пытаясь привлечь их рекордно низкой ценой. И эта тема пошла хорошо. Это подтверждают отзывы с того же TripAdvisor: «Заезжали в отель по дороге на море, так как находился недалеко от нашего маршрута. Заботливая сотрудница Евгения позвонила заранее и спросила нужен ли нам ужин, и что приготовить. Заселили в номер, где было чисто, уютно, есть полотенца, и все мыльные принадлежности в ванне. Мы выезжали в 4 утра и завтрак нам упаковали с собой» (орфография и пунктуация сохранены).
15-20%
рентабельность гостиничного бизнеса
в Воронеже
900 рублей
минимальная себестоимость проживания
одного постояльца
18 месяцев
окупаемость мини-отеля
при цене аренды 250-300 рублей за 1 м2
250 объектов
размещения в Воронеже, из них 30 —
с приоритетом показа на booking.com
Но неожиданно открылась новая ниша. Иностранные специалисты, командированные на Siemens в Масловке, не успели забронировать номера в центре Воронежа и остановились в «НеЧаеве».

Близость к предприятию их приятно удивила, теперь они приезжают постоянно. Как и командируемые на «Воронежсельмаш» и другие предприятия.

Правда, Иван Калабин считает, что успех среди этой категории гостей у отеля временный: «Вероятно, в Масловке сейчас реализуются какие-то проекты, вот и едут специалисты в командировки. А закончатся — их не будет. Тем более сейчас очень льготные программы для корпоративных клиентов реализуют все крупные сетевые отели, у которых есть имя и проверенные стандарты».

А обычных гостей, не командируемых, «НеЧаеву» будет непросто удержать, считает директор турагентства «Велта» Елена Рыльская: «Низкая цена и высокий рейтинг на Booking, безусловно, факторы, на которые обращают внимание. Но приведу личный опыт: забронировала отель в Москве, но, приехав и увидев его расположение, сразу аннулировала бронь».

Окрыленный успехом с «НеЧаевым», Мешалкин попробовал запустить еще один объект с, казалось бы, гораздо более привлекательным местоположением: хостел «Ночь прочь» на Университетской площади. Хостел уже закрылся, оставив своему основателю 3,5 млн рублей прямых потерь. Если летом, когда много иностранных студентов по обмену останавливалось в хостеле, максимальная прибыль составляла 360 тыс. рублей при 400 тыс. рублей расходов, то осенью и зимой спрос резко падал.

Инвестиции же в «НеЧаев» к концу второго года практически окупились. Вложения только в ремонт здания бизнесмен оценивает в 15-20 тыс. рублей на 1 м2. И точно нельзя сказать, что с этим проектом ему просто повезло. Он досконально знает не только систему работы с Booking.com и всеми другими площадками. Показывая номера, он рассказывает, на сколько сантиметров отличается ширина полоски на белье в люксе и в стандарте.

Следуя за Мешалкиным по отелю, я рассказываю ему о гостинице на Должанской косе. «А, представляю, о чем вы говорите! — оживляется он. — Туда многие приезжают на виндсерфинг. Я тоже мечтаю. Но обычно в отпуск мы едем с детьми. А еще раз вырваться я не могу: нельзя оставлять отель».

Он не верит в наемных управляющих, говоря, что они работают только ради денег. А в его бизнесе, по его словам, так нельзя. Гость ценит детали, начиная от уровня жесткости матраса.

А сам Олег Мешалкин ценит саму жизнь со всеми ее сюрпризами. Фотографируясь, он задорно смеется. И, выходя из «НеЧаева», даже Машмет с его ямами на дорогах видишь не таким мрачным. Да и разве не из любой ямы можно выбраться?