3 января 2018 года 10:00

Больной вопрос

За и против ужесточения контроля над частными клиниками
Адвокат Геннадий Маклаков в своей практике столкнулся с рядом вопиющих случаев, когда в частных клиниках лечение не только не приносило эффекта, а, наоборот, вредило здоровью пациентов за их же деньги. Он выступил с заявлением, что за частной медициной нужен жесткий контроль, вплоть до закрытия отдельных клиник. Категорически против такой постановки вопроса руководитель компании «Новые медицинские технологии» Игорь Тюркин.

Первый раунд

Маклаков (начинает спокойно и степенно): Частные клиники у нас в стране занимаются не медицинской помощью, а медицинскими услугами. Получите услугу — до свидания! А ее эффективность вам никто не гарантировал. При этом стоимость этих услуг по итогам прошлого года в России составила 2,7 триллиона рублей! В то время как по бюджету нашей страны на все здравоохранение тратится около 570 миллиардов рублей. В четыре с лишним раза меньше.

Ведущий (руководитель адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав Рывкин): Это еще не считая тех денег, что русские тратят на лечение за границей.

Маклаков: Совершенно верно. А если эти деньги направить в бесплатную медицину, я думаю, что тогда наша страна не нуждалась бы в платных услугах. Чем отличается платная медицина от бесплатной?

Ведущий (иронично): Во-первых, надо платить.

Маклаков (факты, которые он приводит, выглядят еще более жесткими на фоне его спокойного тона): Мы с коллегами работали со многими делами, в которых по вине специалистов из частных клиник страдали пациенты. Одной женщине в Санкт-Петербурге удалили по ошибке 22 здоровых зуба! И вставили искусственные. За что она заплатила 900 тысяч рублей. Возбуждено уголовное дело. Но давайте вернемся обратно, в нашу Воронежскую область. К нам обратилась пациентка частной клиники. Ей там так подробили камни в почке, что почку пришлось удалить. Уже в БСМП. Здоровую почку. Наша судебно-медицинская экспертиза, в нашей БСМП, естественно, сказала, что вины частной клиники нет. В Курске такая же БСМП нашла 100% вины этого специалиста-частника. А другая наша клиентка получила рак языка из-за неправильного лечения в стоматологии. При этом у нас в стране есть контролирующие органы, и они призваны следить за клиниками, в том числе и платными. Однако при проверках они на что-то закрывают глаза. А многие случаи, когда услуга была оказана не должным образом, не относятся к страховым, и тогда специалисты страховых служб не имеют права перешагнуть порог частного медицинского учреждения. И соответственно, нет повода для его проверки.
Руководитель адвокатской конторы Маклакова Геннадий Маклаков
Руководитель адвокатской конторы Маклакова Геннадий Маклаков
Тюркин: Это передергивание фактов. Разве в госклиниках нет неправильных диагнозов? Их больше, чем в частных. Платно лечат не только частники. При оказании услуг за деньги пациентов госклиники не контролируются страховой компанией ОМС. А мысли о «запретах платной медицины», «жестком контроле за частными организациями» звучат как минимум незаконно с правовой точки зрения. Наличие частной системы здравоохранения, ее поддержка государством следуют из статьи 41 Конституции России.

Ведущий: Насколько я понимаю, часто бывает, что один и тот же врач работает и в государственном учреждении, и в частной клинике? Например, в частной у него выше зарплата, а в государственной идет льготный стаж.

Тюркин: Бывает, но сейчас реже. Все больше известных и опытных врачей не разрываются между несколькими местами, перейдя на работу в частные.

Ведущий (с иронией): Да, а в частной стоматологии вам поставят современную пломбу. За ваши деньги. Но при этом удалят 22 здоровых зуба.

Тюркин: Мошенники есть везде! Я не стоматолог — не могу отвечать не за свою сферу. Но есть много примеров, когда теряют беременность, когда ампутируют, условно говоря, здоровую конечность в государственных больницах и по полису ОМС. Не пытайтесь столкнуть меня на негатив в адрес врачей «платных или бесплатных». Перегибы есть в любой системе.

Маклаков: Но в государственных это делают бесплатно…

Тюркин (теперь настает его очередь возмутиться, он также повышает голос и начинает жестикулировать): Подождите, то есть если вред здоровью нанесли бесплатно, то ничего страшного? И не бесплатно! ОМС наполняют платежи работодателей — деньги из заработной платы.
Руководитель компании «Новые медицинские технологии» Игорь Тюркин
Руководитель компании «Новые медицинские технологии» Игорь Тюркин
Маклаков (его тон из степенного также переходит в более оживленный): Однако если что-то происходит в государственной больнице, то туда сразу прибегает множество проверок. А в частной? Ведь такого не происходит.

Тюркин: Происходит. Не заблуждайтесь. Работающие в здравоохранении прекрасно знают, что проверки ОМС часто не для того, чтобы защитить интересы пациента, а для того, чтобы по максимуму недоплатить больнице за оказанную помощь. А у частника проверят: департамент здравоохранения — лицензионные требования, права потребителя и санитарное законодательство — Роспотребнадзор, самый обширный контроль проводит Росздравнадзор. И еще более 30 проверяющих организаций и видов надзора. Ваш оппонент является врачом-экспертом ТУ Росздравнадзора и поэтому о проверках знает не понаслышке.

Маклаков: Прекрасно. Вот вы, например, вчера были на юбилее хозяйки медицинского учреждения. А сегодня придете к ней с проверкой…

Тюркин (смеется): Вчера я был дома. А если серьезно, в Росздравнадзоре аккредитованы экспертами как врачи, которые работают в госсекторе и приходят разбирать сложные случаи у частника, так и врачи-эксперты, которые работают только в частной системе и разбирают случаи в госучреждениях.

Маклаков: Я все равно не верю, что эти проверки что-то изменят. Там, где вращаются триллионы рублей, ничего нельзя сделать. Хотя чисто теоретически я бы запретил частную медицину. Хорошо хотя бы то, что она доступна только для 20% населения страны.

Тюркин: Теоретически вы можете призывать запретить все. Но в этой части вы призываете к нарушению Конституции. Или вы хотите обязать частные клиники войти в систему госгарантий?

Маклаков: А почему нет? Организм один. Почему он должен быть наполовину ваш, наполовину государственный?

Тюркин: А почему вы не работаете государственным бесплатным назначенным адвокатом, а ведете практику за немалые деньги ваших клиентов? Законодательство ведь одно. Руководствуясь аналогией, по-вашему, стоит запретить и платных адвокатов?

Второй раунд

Ко второму раунду участники подходят разгоряченные дискуссией. От напускного спокойствия не осталось и следа. Тема задела за живое. Оба жестикулируют и часто перебивают друг друга.

Тюркин: Должен ли врач думать о том, как будет оплачена медицинская помощь пациенту?

Маклаков: Естественно, должен. Похоже, он только об этом и думает…

Тюркин (удивленно): А я думал, что он должен думать о лечении.

Маклаков: Если бы это было так, то тогда клятва Гиппократа действовала бы и в частной медицине. А ее там просто нет.

Тюркин: Если апеллируете к клятве Гиппократа, прочтите ее внимательно, полностью. Ни слова о том, что медицинскую помощь нужно оказывать даром, там нет. Более того, Гиппократ прямо запрещал бесплатное врачевание. Клятва врача определена 323-м законом. В статье 71 нет ни слова о бесплатности. В отличие от текста присяги адвоката в ней не три строчки. Медицина — одна из самых нормативно регулируемых отраслей.

Маклаков: Почему многие врачи переходят из государственных клиник в частные? Почему не остаются? Денег мало, возможно. Но что их еще может привлекать? Работал он на своем месте столько-то лет и продолжил бы работать.

Тюркин: У частных клиник высокая конкуренция за пациента в отличие от государственных. Как следствие, у частника передовое лечебно-диагностическое оборудование, квалифицированные специалисты, хорошие зарплаты. Что выберете: прийти по полису ОМС в поликлинику, и врач уделит нормативные 14 минут, включая оформление всех бумаг, или прийти к частному доктору на прием в 40 минут?

Маклаков (перебивает): То есть если я заплачу за прием вдвое больше, то и смотреть меня дольше будут.

Тюркин: Не уверен. Он будет принимать столько, сколько потребуется для того, чтобы разобраться в вашей ситуации. 40 минут — это среднее время. Но это не 14 минут в ОМС!

Маклаков: Хорошо, со временем приема отдельная тема. Однако я вернусь к мысли, что выразил ранее. Если бы государство направило те деньги, которые получает частная медицина, в нужное русло, то есть на развитие государственной медицины, то там тоже было бы все нормально.

Тюркин: В госклиниках тоже есть деньги от платных услуг — их государство направляет, куда считает нужным. Но разве деньги, которые заработаны частной медициной, принадлежат государству, чтобы оно их куда-то направляло?
Третий раунд
Ведущий: Часто бывает так, что, имея лицензию на определенную терапию и косметологию, клиника оказывает и другие услуги, которые в лицензии не прописаны. То есть они охватывают широкий спектр услуг и оказывают эти услуги некачественно. Я бы мог предположить, что только адвокаты получают подобную информацию, однако ничего подобного! Тут и там всплывают такие новости. Мы говорили о контроле. Читаю я мнение какого-то профессора, он говорит: «А контроль-то неправильно организован, нужно государственные стандарты вводить и контролировать качество, а у нас контролируют услугу». Почему? Потому что это все равно бизнес. То есть действуют по принципу «диагноз еще не приговор, но уже коммерческое предложение». Понятно, что это тоже можно оспаривать, но тем не менее, если контроль не работает, значит, проблема есть. Почему и что делать?

Тюркин: Проблема есть. Контроль качества и безопасности медицинской деятельности — одна из сфер надзора Росздравнадзора. Новый риск-ориентированный подход к проведению проверок всех организаций будет уже с января 2018 года. Разработаны и утверждены специальные опросные листы.
Руководитель компании «Новые медицинские технологии» Игорь Тюркин
Маклаков: Пациенты или врачи будут проверяться? А то уже сейчас есть примеры, когда частный медик, оказывающий услуги, в упор не видит в медицинской карте «Анкету о здоровье пациента…», заполненную (видимо, для проформы) по его просьбе…

Тюркин: Проверяется юридическое лицо, ИП — обладатель лицензии. На контроле сотрудники, руководители, при необходимости и пациенты. Проверочные листы содержат вопросы, затрагивающие обязательные требования, соблюдение которых является значимым для недопущения возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью. Мы готовимся к таким проверкам. Листы у нас уже есть.

Ведущий: Главная проблема в том, что контролировать нужно не клиники, а качество оказываемых ими услуг, чтобы это не было формально. В государственных клиниках тоже есть платные услуги. Тогда если мы ликвидируем частные клиники или будем контролировать только их, то получим ту же проблему, но в довесок к тем, которые имеются. Мы говорим: давайте запретим частные клиники, давайте ужесточим контроль. Однако государство никогда не будет настолько же тщательно следить за своими бесплатными учреждениями. Выходит, у государственных организаций приоритет? А кто же будет следить за качеством в них? Получается, что вопрос нужно ставить о контроле над системой здравоохранения в целом.

Маклаков: Частная медицина превалировать не должна ни в коем случае. А те же врачи — по профессиональной подготовке они совершенно одинаковы что в государственных клиниках, что в частных.
Руководитель адвокатской конторы Маклакова Геннадий Маклаков
Тюркин: Вы часто встречали выпускника мединститута сразу в частной медицинской организации на приеме? После выбора врачом в качестве места работы государственной или частной системы здравоохранения специалисты радикальным образом отличаются. Врачи частных клиник обучаются не для галочки, посещают не только российские конференции, но и международные... Врачи частной системы существенно более мотивированы получать новые знания. От их квалификации и опыта напрямую зависит их зарплата. Существует и сильная внутренняя конкуренция.

Маклаков: Мы не говорим о том, что часть здравоохранения нужно закрыть, запретить. Всю систему нужно реформировать. Повторю ваши слова: «развивать гибридные системы» — государственно-частное партнерство, они учитывают и целевое бюджетное финансирование, и программу госгарантий, и в то же время человек может за свои деньги там получить медицинскую помощь.

Ведущий: Наконец-то, несмотря на жаркую дискуссию, мы хоть немного сблизились в наших точках зрения!
станислав рывкин
The Voda Воронеж
Благодарим за предоставление площадки