15 сентября 2017 года 09:05

Все говорят, что пить нельзя…

Ограничивать ли рост числа пивных заведений в новых районах Воронежа?
В новых спальных районах Воронежа — бум открытия точек по продаже разливного пива. Магазины, появляясь одновременно с новостройками, превращают целые районы в «пивные гетто», считает руководитель воронежского отделения фракции ПВО «За семью!» Кристина Овчаренко. Совладелец пивоварни Ravencraft и бара «Дудки» Илья Юрицын вызвался защитить бизнес.

Первый раунд

Овчаренко (начинает тихим голосом, уверена в своей правоте): У меня нет категоричной позиции против употребления спиртных напитков, мы взрослые люди, можем для себя определить приоритеты. Но сегодня складывается какая-то агрессивная пивная политика (Юрицын закатывает глаза). Это замечают многие: дом не успели сдать, как на первом этаже уже выделено местечко, есть вывеска. И это не магазин продуктов…

Ведущий (глава адвокатской конторы «Рывкин и партнеры» Станислав Рывкин): Еще кровать не успели поставить жильцы-новоселы, на которую свалиться можно, а пиво уже есть, напились. Сразу на пол, бац!

Овчаренко (смеется): Еще ничего не успели… Понятно, это бизнес. Но мы же не можем развивать бизнес в ущерб здоровью нации. Здесь очень тонкая грань. Если мы думаем с позиции благосостояния населения, будущего наших детей. Я предлагаю ограничить…

Ведущий (перебивает): О! В какой степени? Какой лимит установить? Один разливанчик в одном подъезде? Или в доме? Или в трех? Как ограничить и кто будет определять меру?

Овчаренко: Это самый сложный вопрос. Здесь необходимо найти компромисс: с одной стороны, бизнес, а с другой — здоровье нации. Вот у меня есть предложение: не должно быть на первых этажах в спальных, новых районах пивных.

Юрицын: А на втором можно? (Смех.) И еще такое уточнение: это только магазинов или еще точек с общепитом будет касаться?

Овчаренко: Нет, кафе и рестораны у нас остаются. В них есть алкоголь, но только не навынос. Пришли, как цивилизованные люди…

Ведущий: Надрались и вышли. И давай в 12 часов орать. Причем пиво — оно слабоалкогольное, а там они коньяку выпили…

Юрицын (эмоционально перебивает): Вы говорите про кафе, а закусочные? Как вы отделите? Стопарик за 50 рублей…

Овчаренко: Необходимо четко прописать, что именно будет являться общепитом. Это не комнатушка пять на пять, где маленький столик: пришел, выпил, закусил — пошел дебоширить во дворе жилого дома. Должна быть прописана площадь, количество столиков. Это не должна быть закусочная. И напитки не навынос. Магазины разливного пива провоцируют население на чрезмерное употребление, и это входит в норму. Едешь по городу — один пивной магазин, второй… Зачем насаждать? Ведь кто захочет купить алкоголь, может сделать это в любом сетевом супермаркете, а также в небольшом продуктовом магазинчике.
Руководитель воронежского отделения фракции ПВО За семью! Кристина Овчаренко
Руководитель воронежского отделения фракции ПВО «За семью!» Кристина Овчаренко
Юрицын: А я не против магазинов и разливаек в жилых домах, на первых этажах, в спальных или не спальных районах. Мы же не можем запретить только в спальных районах. Этот термин расплывчатый. Если будут запрещать, то вообще на первых этажах жилых домов. А где тогда продавать? У нас нет такой инфраструктуры в городе. Я живу на Остужева. Если не брать разливайки на остановках и убрать их в жилых домах, то у меня «Линия» только остается. Так как в округе вообще нет магазинов алкогольных. (Поднимает брови, нешироко разводит руками.) Так это же монополия!

Ведущий: А мы с Кристиной предлагаем строить отдельно стоящие магазины на пустых площадках. Не пивные, а продуктовые. И в них продавать.

Юрицын: А где в старых районах взять такую площадку? А если там откроется магазин, где будет продаваться 3 морковки и 60 видов пива? Тогда как?

Овчаренко (невозмутимо): Опять же можно продавать в небольших продуктовых магазинчиках. А исключить обход закона можно, прописав максимальный процент выручки от реализации алкогольной продукции к общему объему выручки магазина.

Юрицын: Как? Обойти этот закон будет элементарно. Давайте отойдем от магазина и вернемся к тому, что вы говорили: закусочные нельзя, а рестораны можно. Допустим, есть такой формат — «клубный ресторан». Там кухня не нужна, но это ресторан. Вы пропишете: ресторанам надо иметь 4 дивана, 3 стола, 2 барные стойки, 10 человек персонала и метраж (как бы рисует руками на столе, стараясь показать наглядно). Как вы определите, что это из помойки ближайшей не принесется, что там не будут продавать пиво за 30 рублей? Минимальную цену на пиво установить? Опять же монополия. Как это: в спальных районах пиво от ста рублей? Как это контролировать: 2 стола, 4 человека, но качество этих людей, их зарплату никак нельзя прописать. И возвращаемся к магазинам. Если мы оставляем пиво только в продуктовых магазинах, то мы под корень срубаем сегмент разливного. А если человек едет отдыхать на речку и захотел взять с собой три литра разливного пива, он его в ресторан пойдет покупать?
Совладелец пивоварни Ravencraft и бара Дудки Илья Юрицын
Совладелец пивоварни Ravencraft и бара «Дудки» Илья Юрицын
Овчаренко: Он может купить его в сетевом магазине. Зачем три литра? Это и приводит к алкоголизму среди молодежи, бороться с которым мы не можем одними лишь лекциями о здоровом образе жизни.

Юрицын: С алкоголизмом среди молодежи мы можем другими способами бороться. Созданием стадионов, спортивных комплексов, например. Должна существовать доступность спорта. Вы видели, сколько гири сейчас стоят? Гораздо дороже, чем пиво. Может, так бороться?

Ведущий (с сарказмом): Может, две авоськи пива взять и покачаться?

Градус повышается. Участники начинают перебивать друг друга.

Овчаренко: Правильно, а когда наши дети видят, как в пивные магазины заходит и выходит молодежь, ребенок умеет читать, видит и понимает, зачем туда зашел взрослый человек, он воспринимает это нормой. Почему я и предлагаю оставить пиво только в продуктовых. Ребенок не будет знать, что там купили.

Юрицын: Сколько раз я видел, как мамаша заходит с ребенком в магазин и покупает бутылку водки. И что? Она скажет, что она огурцы купила? Это как мы будем объяснять детям, как воспитывать.

Овчаренко: Кстати, еще один момент. Реклама алкогольной продукции запрещена на телевидении. А использование в названиях магазинов слов, обозначающих название алкогольной продукции, — это тоже скрытая реклама, которая должна быть запрещена. В итоге я предлагаю, чтобы бизнес перепрофилировался.

Ведущий: Илья, почему бы вам не начать продавать колготки? И женщины красивые будут приходить…

Юрицын: Вы в пивном сегменте хотите убирать вообще всех местных. Останутся только корпорации. Вы готовы к этому?

Овчаренко: В Амурской области губернатор в 2011 году запретил разливухи — все живы, здоровы. Вот, кстати, когда запретили открытую продажу табачных изделий и курение в общественных местах, количество курящего населения снизилось на 17%.

Юрицын: Может, это вообще число населения снизилось? Я кучу общественных мест видел, где курят. И снизилось не потому, что запретили, а потому, что цены подняли на сигареты

Второй раунд

Овчаренко: Готовы ли вы, чтобы у ваших детей каждый день была бутылочка отменного пива на столе?

Юрицын: У моего ребенка всегда стоит. Стол-то со мной общий. (Смех.) Моему ребенку два года. Она прекрасно понимает, как называется моя работа: папа в бар поехал, папа на пивоварню поехал. И я что-то сомневаюсь, что она вырастет алкоголиком.

Овчаренко: Вокруг детских садов, образовательных учреждений — зона 50 метров, в пределах которой запрещено продавать алкоголь. А двор, детская площадка — пожалуйста. Вот тебе напротив магазин. Где логика?

Юрицын: Может, население все же из-за другого спивается? Куча исследований, правда, про наркотики. Брали мышей. Сажали их туда, где нечего делать, плохие условия. И давали две поилки: одна с наркотой, другая с водой. И брали другую партию мышей, у которых условия были гораздо лучше, были всякие места для игр. И там, где им было чем заняться, крайне мало мышей подходили к поилке с наркотой. А в первой группе, где было угнетение, еще и света мало, там все мыши на наркоту подсели.

Ведущий: А в комнате с играми еще и поилки с пивом нигде не стояло в углу?
Третий раунд
Ведущий (обращаясь к Юрицыну): Вот у Кристины были конкретные меры: здесь запретим, здесь ограничим и т. д. А вы в качестве контрмеры называли только один спорт. Ведь проблема существует. В этих спальных районах дети гуляют, играют с утра до вечера на детских площадках. Это все-таки не центр города. Вы проблемы вообще не видите? Вы за то, чтобы где угодно, когда угодно, сколько угодно? И достаточно поставить хоккейную коробку или еще что-нибудь спортивное? И проблема будет решена?

Юрицын: Проблема вообще не в спальных районах, а в людях. В их образовании, воспитании. При чем здесь спальный район? Как будто в центре человек думает: раз я живу в центре, значит, я не буду пить, а пойду картины рисовать. Вот конкретно для детей нужен спорт, игровые виды. Также можно дворцы творчества детей и молодежи открывать. Там же куча всего: музыкальные инструменты, рисование. Дайте людям альтернативу. До какого-то возраста все дети не пьют, они находят, чем заняться. Гуляют, в грязи копаются. Их более чем устраивает.
Илья Юрицын
Овчаренко: Пиво слишком сильно распиарили сейчас. В том числе эти магазинчики шаговой доступности. Сейчас самый распространенный напиток среди молодежи — пиво. Это вообще пивная субкультура уже. Вы как будто не знаете, кому пиво продаете?!

Юрицын: Я? К сожалению, мое пиво дети не могут купить себе. И молодежь тоже. Потому что оно дорогое. Нет такого: пойду куплю себе пива за две сотки. Давайте другой тезис: люди пьют не потому, что им нравится пить, а потому, что нечего делать. Если мы уберем алкоголь, то они пойдут в спорт? Или телик смотреть?

Ведущий (обращаясь к Овчаренко): В районе, где есть больше возможностей для реализации себя, меньше шансов подсесть на пиво. Вот вы хотите существенно сократить число мест его реализации. Региональный бизнес как минимум сбавит обороты, налогов меньше станет, а главное — рабочих мест. Получается, людям, потерявшим работу, делать нечего, в семьях папа начинает пить, как следствие, все больше неблагополучных семей. А главное — на что вы будете строить детские площадки, если денег в бюджете не будет?

Овчаренко: Выход есть из любой ситуации. Эти предприятия могут перепрофилироваться. Потому что у нас какая-то двоякая ситуация получается. С одной стороны, много ограничений для алкогольного бизнеса, но в то же время пивной бизнес процветает.
Кристина Овчаренко
Юрицын: Я по бюджету этого не ощущаю. Я вообще считаю, что бизнес у нас не процветает. Любой. Бизнес задавлен. Сколько открывается, столько же закрывается. А пивоварни, которые продают пиво магазинам? Во что они могут перепрофилироваться? У них оборудование под производство пива.

Овчаренко: Предпринимательство должно быть социально ориентировано. Может, в этом направлении стоит двигаться?

Ведущий: Социальная ориентированность бизнеса — об этом так любят говорить чиновники и депутаты! Только если в цивилизованных странах эта ориентированность состоит в том, что бизнесмен, развивая производство, платит больше денег и в качестве зарплат, и в качестве налогов, то у нас это понимается так: приходит к чиновнику предприниматель. Чиновник говорит: тебе надо плитку положить. Или: а тебе надо детскую площадку построить. И спрашивается: на кого эти дополнительные нагрузки ложатся?

Юрицын: Если на меня перекладывают создание детской площадки, например, одну в год, то за это заплатит конечный покупатель, а не я. У меня попросту на это не рассчитан бюджет.
станислав рывкин
кафе Гармошка
Благодарим за предоставление площадки кафе «Гармошка»