11 сентября 2017 года 08:00

«Боремся с чувством господина, чтобы родился слуга»

Александр Гусев — о том, как мэрия Воронежа строит отношения с бизнесом и в каком городе мы будем жить
Сентябрь — очередная точка для подведения промежуточных итогов работы управленческого состава администрации Воронежа. Главный редактор DF Артем Сокольников задает вопросы мэру Александру Гусеву.

Как будут строиться отношения с бизнесом

Мэр Воронежа Александр Гусев интервью
Сокольников: Какое достижение в работе с бизнесом можете поставить в заслугу себе лично и своей команде?

Гусев: У нас принято демонизировать власть, а ведь на стороне бизнеса тихих омутов тоже достаточно. И даже в таких условиях мы стремимся к результату. Мне кажется, нам во многом удалось внедрить в сознание чиновников мысль о том, что наша работа — предоставлять услугу. То есть мы как сервисное предприятие: услуга должна быть оперативной и в полном объеме. Конкретный пример: срок выдачи разрешений на строительство удалось свести к 7 дням. Хотим пойти дальше, сократить до 5 дней. Конечно, не проходит без сложностей, вся разрешительная документация должна быть удобна и понятна не только нам, но и бизнесу. Вот над этим много трудимся вместе с экспертным сообществом. Повторюсь, весь этот процесс дается нам непросто. Это как с футболом: все знают, как тренировать сборную и как играть. Так и здесь: все знают, как и где не нужно строить. Вместе с тем, как мне кажется, удалось выбить из голов сотрудников представление о том, что чиновник — вершитель судеб. Хотим победить чувство господина с тем, чтобы родился слуга.

Сокольников: Как встряхивали команду после фактического разгрома строительного блока? Нелегко, наверное, было сотрудникам ходить на работу, когда в соседнем кабинете то обыск, то задержание.

Гусев: Прежде всего подчиненных надо было защитить. Что, как считаю, я и сделал: замкнул ответственность на себя — лично подписывал выдачу разрешений на строительство. А сотрудники поверили в такую поддержку: ни разу меня не подвели с подготовкой соответствующих документов.

Сокольников: Один из ключевых факторов для бизнеса в работе с властью — это предсказуемость действий чиновников. Вам это удается?

Гусев: Мы не делим бизнес на крупный и малый. Все мы — на одной законодательной основе, вне зависимости от масштабов. Когда-то давно я участвовал в совещании на федеральном уровне. И вот приходит Ходорковский: «Ну что вы о нас заботитесь? У нас миллиарды, куча адвокатов, безграничные возможности. Чиновники должны быть ближе к малому бизнесу». Что случилось с ним спустя 3 месяца, мы все знаем.

Конечно, малому бизнесу нужно чуть больше внимания. И в этом плане стараюсь показывать пример. Если есть возможность, лично встречаюсь с предпринимателем, выслушиваю, вместе обсуждаем решения проблемы. Но и не позволяю переходить грань. Скажем, если мы 4 раза переносили снос незаконного киоска или ярмарки, то в пятый раз делать этого не будем. Наша лояльность проявляется в разумных пределах. Приходите на конкурс и выиграйте право аренды площадки, вы же лучше других знаете ее экономику.
Стараемся в любой ситуации, несмотря на накал эмоций, строить диалоговые отношения. Не всегда это получается, не скрою, иногда чиновники позволяют себе отвечать в резкой форме, но только тогда, когда их на это провоцируют. Конечно, и с этим тоже боремся, оправдываться тут нельзя.
Сокольников: Сколько личного времени уделяете общению с бизнесом?

Гусев: Точно не считал, примерно 5-6 таких встреч в неделю.

Сокольников: Как стратегически — на 3-5 лет вперед — вы видите развитие и работу инструментов поддержки бизнеса?

Гусев: Раздача денег бизнесу в виде грантов по 2-3 миллиона рублей теряет свою эффективность. Средства размазываются и могут доставаться одним и тем же. Поэтому пойдем по другому пути.

До конца 2017 года мы планируем завершить экономическое обоснование создания залогового фонда поддержки бизнеса и забюджетировать на этот проект на 2018 год порядка 300 миллионов рублей. Фонд будет работать точечно и укрупненно, преимущественно по проектам среднего бизнеса, удовлетворяя по 5-6 заявок в год. А залогом с нашей стороны в схеме привлечения в бизнес инвестиций могут стать муниципальное имущество с рыночной оценкой его стоимости и муниципальные гарантии. Среди конкурсных заявок на получение поддержки приоритет будем отдавать производственному сектору. Все-таки сфера торговли в меньшей степени нуждается в том, чтобы ей подставили плечо. Вероятно, будут интересны проекты из сферы услуг, но опять же обязательно не связанные с торговлей. Также внимание уделим IT-проектам, но если привлечем в конкурсную комиссию грамотных экспертов. Все-таки в высоких технологиях сейчас много креатива, зачастую непросто оценить реальную отдачу, в этом надо уметь хорошо разбираться.

Резюме по стратегии отношений с бизнесом такое: во-первых, убрать избыточность контролирующих процедур. Во-вторых, создать работающие инструменты привлечения инвестиций в компании, которым нужна поддержка. В-третьих, максимально предоставлять в аренду муниципальное имущество на приемлемых для предпринимателей условиях. Этих мер вполне достаточно: важна стабильность, мы не должны менять условия каждый год.

По каким дорогам будем ездить

Мэр Гусев
Сокольников: Вы довольны промежуточными результатами дорожного ремонта в этом году?

Гусев: Воронежу своевременно удалось войти в федеральную программу «Безопасные и качественные дороги», и это успех. Несмотря на формирование дорожного фонда, средств городского бюджета в этой отрасли традиционно недостает, и без дополнительного финансирования не справиться. Надеюсь, мы останемся в программе до 2025 года, а распределение будет справедливым. Не скрою, с прошлым руководством регионального транспортного департамента у меня были сложности во взаимоотношениях. Я всегда говорил, что деньги выделяются по области, может быть, и эффективно, но несправедливо. Сейчас ситуация меняется в пользу Воронежа.

Сокольников: Нельзя не отметить проблему межведомственного взаимодействия. Новое дорожное полотно вскрывается, чтобы провести работы с канализационными люками. И так происходит на многих дорогах. Вместе с тем в администрации появилось проектное управление, цель которого заключается как раз в том, чтобы устранить пробелы в коммуникации между всеми, кто так или иначе близок к теме. Уже сегодня эта новая структура готова решить конкретную проблему — с люками на новых дорогах Воронежа?

Гусев: Во-первых, надо понимать, что мы пока не готовы к самым передовым видам управления, например к agile-методике — управлению изменениями. А проектное управление — это менеджмент с горизонтом планирования куда большим, чем несколько недель в текущем моменте. Нужно 7-10 лет, чтобы результаты проектного управления проявились четко. Нет смысла внедрять проектное управление даже на год, это требует огромных ресурсов. Кстати, мы стали одними из первых в России, кто применил аутсорсинг при проектном управлении — ремонт по программе «Безопасные и качественные дороги» ведется по разработкам «Основы-менеджмент», а ее бывший руководитель Александр Калтыков стал частью нашей команды.

Во-вторых, проблему межведомственного взаимодействия нельзя решить на 100%: есть ситуации, которые не зависят ни от одной из сторон. Например, поэтому центральную улицу — Кирова — мы не можем отремонтировать: понимаем, что там под асфальтом изношенные сети требуют замены. Настаиваем, чтобы это было сделано. Вот здесь проектное управление и должно подключиться.

Сокольников: По дорогам какого качества мы поедем в ближайшие годы и сколько будем стоять в пробках?

Гусев: Сегодня мы прорабатываем целый ряд масштабных проектов, призванных как улучшить качество дорожного покрытия, так и снизить время пребывания в пробках. Такие идеи должны быть своевременными. Так, строительство дороги от Шишкова до Тимирязева, которое обсуждалось ранее, уже неактуально — слишком загружена улица Тимирязева.
Также вряд ли ключевой в решении транспортной проблемы города является развязка Антонова-Овсеенко — Московский проспект. В расстановке приоритетов она точно занимает место после Остужевской развязки или когда-то обсуждавшейся развязки с моста ВОГРЭС на улицу Циолковского.
Сейчас мы изучаем альтернативу в виде строительства дублера Московского проспекта. Обсуждается идея создания дороги, начиная с пересечения Антонова-Овсеенко и Московского проспекта и заканчивая выходом на набережную Массалитинова. При этом не исключается вариант, что старый проект развязки Антонова-Овсеенко — Московский проспект будет модернизирован до требований под новую дорогу-дублер.

Сегодня занимаемся предпроектной проработкой подобного решения. Если в дальнейшем проектные организации дадут положительное экспертное заключение, что направление позволит разгрузить Московский проспект, мы, скорее всего, реализуем именно этот проект. Предпроектная проработка и этап экспертной оценки могут закончиться до конца 2017 года, чтобы продолжение работы могло быть заложено в бюджет города на 2018 год. Объем инвестиций в этом случае — не один миллиард рублей. Там будут свои сложности — например, с отводом земли из собственности Лесного фонда. Но если поймем, что идея действительно реализуема и решает проблемы, то пойдем по этому пути.

Схожий подход применим и в ремонте дорог: приоритет продолжим отдавать ключевым направлениям с интенсивным движением. Что будет с Московским проспектом? Формируя ремонтную программу на 2017 год, мы включали в нее прежде всего загруженные направления с высокой степенью износа дорожного полотна. Московский проспект в этот список не попал, его состояние тогда считалось приемлемым. Он может быть включен в перечень для ремонта в 2018 году, но при обязательном условии, что другие ключевые направления с высоким трафиком к тому моменту будут не более изношенными.
Каким будет качество жизненного пространства
Мэр Александр Гусев результаты работы в интервью
Сокольников: На что мэрия будет делать акцент в ближайшие годы в благоустройстве?

Гусев: Развитие общественных пространств — парки, скверы, дворы. Здесь мы достигли результатов как на больших объектах (Центральный парк культуры и отдыха), так и на локальных — например, сквер «Чайка». И это видно невооруженным глазом — городские пространства меняются.

Сокольников: Сейчас немало инициативных воронежцев, готовых участвовать личными ресурсами и временем в благоустройстве. Удается такую инициативу поддерживать не формально, а реально?

Гусев: Нужны формы взаимодействия, и они появляются. Это ТОСы, что вписывается в поручение губернатора Алексея Гордеева взаимодействовать больше с живыми людьми, а не с административными структурами. Сейчас мэрия централизует работу с такими активными горожанами, а работа передана на уровень управ. Они готовят спектр конкретных предложений от жителей района, каким образом организовать партнерство. Понятно, что у каждого может быть свое мнение, но все идеи нужно упорядочить, для этого и созданы ТОСы. Пока результаты применения инструмента особо не видны, но необходимо время: люди должны почувствовать, что их слышат, а мы обязаны отточить взаимодействие с управами.

Сокольников: Если статистически проблему с очередью в детсады за последние годы решить удалось, то сейчас вместе со взрослением детей обозначился другой вопрос — очереди в школы. Каковы планы мэрии в этом направлении?

Гусев: Вероятно, от нас ожидают заявлений, что мы массово начнем строить школы. Но стратегический взгляд дает понимание: с 2023 года ожидается большая демографическая яма. В школы некому будет ходить! Хотя, конечно, это ни в коем случае не должно отпускать вопрос на самотек.
Анализ говорит, что прирост населения в Воронеже — около 7 тысяч человек в год. И по нормативу 90 учащихся на 1 тысячу жителей выходит около 600 новых мест ежегодно. То есть это даже не школа, а фактически полшколы.
Сегодня мы строим 2 школы, а задача-максимум — выйти на темп 2 школы и 2 пристройки в год. Задача-минимум — 1 школа и 2 пристройки. С учетом увеличения количества мест в действующих школах за счет капремонта прирост составит 2,5-3 тысячи мест в год. Такое ожидание, наверное, всех не удовлетворит, но это хорошая динамика.

Сокольников: Перейдем к одному из главных вопросов в ЖКХ. Какова ситуация с привлечением инвестора в «Воронежтеплосеть»?

Гусев: Отопительный сезон 2018/2019 годов «Воронежтеплосеть» может начать уже под управлением инвестора. Сегодня в качестве потенциальных концессионеров рассматриваем «Квадру» и «Газпром теплоэнерго». Активная фаза передачи предприятия начнется в апреле 2018 года. Утвержденная инвестпрограмма должна предусматривать надежность теплоснабжения и рост экономичности производства. Вложения в предприятие могут составить 2,4-2,8 миллиарда рублей в первые 5 лет концессии. Ее срок составит не менее 15 лет, оптимальным будет считаться вариант 25-30 лет. Можно было бы пойти по безумному пути, заявив инвестиции порядка 60 миллиардов, как в некоторых других городах, но все понимают, что это нереально. Мы исходим из реальных возможностей инвестирования с учетом тарифного регулирования. Конечно, при условии, что вложения дадут экономический эффект и снизят издержки «Воронежтеплосети».
О личных планах
Мэр Воронежа Александр Гусев
Сокольников: Не изменили своего решения не идти на второй срок?

Гусев: Не изменил. Я производственник, мне некогда играть в политические игры. Кто придет вместо меня? Важно обеспечить преемственность. Для этого нужно выбрать сити-менеджера из числа тех, кто сегодня трудится в мэрии. Называть конкретные фамилии не буду, но вижу сразу несколько таких управленцев. И считаю, что вероятность назначения кого-то из них по окончании моего срока высокая.

Сокольников: Каким человеком вы хотите запомниться на посту мэра Воронежа?

Гусев: Тем, кто все-таки начал строить метро. Да, это может звучать на первый взгляд нереально. Но когда-то мы не могли помыслить и о таком уровне благоустройства, как сегодня, о таком качестве дорог и так далее. Впереди День города, и впервые за долгое время мы подходим к нему с особым чувством гордости за проделанную работу. Хочется верить, что в праздник жители Воронежа и его гости особо отметят эти достижения.