4 августа 2017 года 12:20

Старость в радость

Бум открытия домов престарелых в Воронеже.
Кто задержится на рынке?
Елена Тюрина
Елена Тюрина
Столичная компания Senior Group готовится открыть в Воронеже частный пансионат для пожилых людей в 2019 году. Проект оценивается в 350 млн рублей — первые столь масштабные инвестиции в этой сфере. Однако, как оказалось, далеко не единственные. Все ли проекты найдут свой спрос?

Воронежский рынок домов престарелых сегодня

Сразу несколько федеральных компаний положили глаз на рынок старости в Воронежской области. Так, кроме Senior Group в регион планирует зайти сеть пансионатов для пожилых людей «Мирра».

Судя по данным открытых источников, в Воронеже уже действует 5 частных домов престарелых. У всех есть сайты, указаны воронежские адреса и телефоны, расписаны преимущества проживания пожилых людей. Однако при их обзвоне DF выяснил, что 4 из них готовы к работе, но еще не заселили жильцов. По словам их руководителей, они могут открыть двери для пожилых людей в любой момент. Но заявок пока нет. По факту пенсионеров принимает только одно учреждение — «Забота и уют». Правда, вопрос о точном количестве постояльцев вызвал у его топ-менеджмента явные затруднения.
Стоимость услуг домов престарелых в Воронеже
Минимальная цена для проживания в частных воронежских домах престарелых — 1 тыс. рублей в сутки (схему формирования себестоимости см. в диаграмме на полях). Senior Group планирует поднять ценник в 2 раза.

«В наших частных пансионах для пожилых на 4-5 подопечных приходится один сотрудник, — поясняет генеральный директор Senior Group Алексей Сиднев. — Себестоимость услуги Senior Group высокая: мы не экономим на питании подопечных, много инвестируем в персонал, в том числе командируем его для обучения за рубеж, используем качественные оборудование и технологии. Цена за проживание зависит от степени самостоятельности пожилого человека и требований его семьи к уровню комфорта. Мы планируем, что в Воронеже она не превысит 2 тысяч рублей в сутки».

Основатель сети «Мирра» Владимир Букреев, напротив, считает, что себестоимость услуги не превысит 800 рублей за сутки, и конечная цена будет не намного выше. По его оценкам, по качеству оказания услуг «Мирра» близка к уровню Senior Group, но уступает по интерьерам.

«Наша компания начинала, как и другие дилетанты на рынке: подходящую недвижимость наполняли нужным оборудованием, вкладывались в атмосферу и сотрудников, — рассказывает Букреев. — Теперь прежде организуем ремонт: используем гипоаллергенные материалы, которые не горят и легко моются, расширяем дверные проемы, чтобы создать доступную среду для колясочников, выкидываем ковролин».

Компания Сиднева работает с импортным геронтологическим оборудованием, Букреева — производит его самостоятельно в России по принципу «просто, функционально, дешево».

При строительстве пансиона для пожилых по схеме ГЧП (именно по этой схеме будет строить Senior Group, однако сумма софинансирования из областного бюджета пока не раскрывается) объект выходит на окупаемость примерно через 7 лет, а рентабельность этого бизнеса — около 15%. Примерно такие же показатели и у полностью частных домов, так как большинство из них использует в качестве софинансирования средства благотворительных организаций. Оборот одного пансионата в Воронеже на 30 мест равен примерно 1 млн рублей — как у 5 парикмахерских, оценивают участники рынка.
Геронтология — наука, изучающая процессы старения организма.

Почему существующие учреждения не заполнены

Однако, несмотря на наметившийся бурный рост рынка, его участники признают наличие на нем ряда проблем, которые существенно тормозят развитие.

Проблема первая. Жители регионов психологически не готовы отправлять своих родственников в дома престарелых. «Существует стереотип, что семья отдает в специализированные учреждения пожилого родственника, чтобы избавиться от него, — говорит Сиднев. — На самом деле обращение в гериатрический центр — вынужденная мера. В России в пансионах для пожилых живут зависимые люди: те, кто не может самостоятельно себя обслуживать, недавно перенес инсульт, страдает деменцией или болезнью Альцгеймера. Уход за таким человеком часто должен быть круглосуточным. Это значит, что кому-то из членов семьи придется уволиться с работы либо нужно будет нанять сиделку».

По словам гендиректора, к человеку с высокой степенью зависимости придется нанимать как минимум двух сиделок, которые будут сменять друг друга во время выходных, отпусков, больничных. К тому же рынок сиделок в России черный — фактически семья впускает в дом человека с улицы, в квалификации которого не может быть уверена. А частные пансионаты, по заверениям их владельцев, максимально прозрачная структура, где есть профессиональный медицинский персонал, должный уход, обстановка максимально приближена к домашней.

«Мы стараемся донести это до семей через публикации в СМИ, выступления на телевидении и радио, свой сайт и социальные сети, — подчеркивает Сиднев. — Но чтобы разрушить сложившийся стереотип, потребуется не один год работы».

Компания Букреева борется с психологическим барьером через Facebook. На своей странице гендиректор «Мирры» рассказывает о работе пансионата и о том, как в нем живут пенсионеры. Подписчиков около 1 тыс. 700 человек.

Проблема вторая. Высокий для региональной аудитории ценник. Даже если брать среднюю цену, то за проживание одного родственника (чаще всего родителя) в месяц семье придется выложить 30 тыс. рублей. При этом средняя зарплата в Воронежской области, по последним данным Воронежстата, лишь слегка превышает 25 тыс. рублей. Таким образом, за уход за родителем в специализированном пансионате придется отдавать и его пенсию, и целую зарплату одного из членов семьи.

Проблема третья. Слабый маркетинг. По словам Букреева, многие потенциальные потребители не догадываются о существовании геронтологических центров.

Проблема четвертая. Непрозрачность рынка. Когда корреспондент DF попытался посетить дом престарелых «Забота и уют», ему ответили отказом, сославшись на то, что его обитатели будут против. Как рассказывает Владимир Букреев, сегодня на этом рынке нет никаких отраслевых стандартов, поэтому проверять, в чьи руки вы передаете своего родственника, вам придется самостоятельно.
Найдут ли проекты свой спрос
По данным Росстата, в Воронежской области проживает почти 270 тыс. пожилых людей. Но по оценкам Senior Group, емкость рынка домов для престарелых значительно ниже: их потенциальная аудитория 22% — 59,4 тыс. человек. По мнению Сиднева, именно такой процент людей старше 70 не может жить самостоятельно из-за неудовлетворительного состояния здоровья.

Заходящие на региональный рынок компании уверены, что клиенты будут у всех. Воронежский рынок, считает Букреев, может вместить несколько десятков подобных проектов. В Калининграде, например, проживает более 400 тыс. человек. Там работают 13 пансионатов, есть место для 14-го и 15-го геронтологического центра, и нет демпинга по цене.

Относительно же цены для воронежцев новички на рынке уверены, что она окажется им под силу. Оплачивать проживание в пансионате могут частично, например, двое детей плюс пенсия самого клиента.

Местные игроки также уверены, что место найдется на всех. Учредитель воронежского пансионата «Забота и уют» Константин Западинский, что появление на региональном рынке новых игроков не отразится на его пансионате. Он работает в среднем ценовом сегменте — 1 тыс. рублей в сутки, поэтому клиенты, например, с Senior Group будут разные.

«На нашем рынке конкуренция скорее помогает, чем мешает, — поясняет Сиднев. — Вместе мы не столько боремся за потребителя, сколько формируем отрасль, участвуем в создании новых стандартов, развиваем культуру потребления услуги».

Федералы планируют начать активную экспансию одновременно на несколько рынков, тем самым повышая узнаваемость и меняя ментальность населения. Так, на данный момент соглашения о запуске пансионов Senior Group подписаны с 4 регионами: помимо Воронежской области это Иркутск, Смоленск и Архангельск. Однако пока факт остается фактом: местные дома престарелых пустуют.