20 июня 2017 года 15:00

…но вы держитесь!

В экономике нет денег. Что ждет бизнес?
Наталья Андросова
Заместитель главного редактора De Facto Наталья Андросова
«Уже на этапе подписания договора с контрагентами мы предусматриваем все более длинные отсрочки. Но они не укладываются и в эти сроки. Неплатежи висят по 3 месяца! — возмущен председатель совета директоров ГК «Черноземье» Андрей Благов. — Еще год уходит на то, чтобы все это взыскать через суд».

Но не взыскивать и ждать даже мелкие долги у бизнеса нет возможности. Их набралась критическая масса: там миллион должны, там миллион, в итоге деньги вымываются из оборота, и компании не могут нормально работать.

Денег стало меньше. В чем это проявляется

Заместитель управляющего Воронежским филиалом, коммерческий директор региона «Поволжье» ЮниКредит Банка Андрей Колесов отмечает тенденцию: остатки денежных средств бизнеса на счетах в банках области растут (с апреля 2016 года за год на 16% до более чем 100 млрд рублей). Однако при этом кредитный портфель падает: с 291,3 млрд рублей на 1 апреля 2016 года до 269,2 млрд рублей на апрель текущего или на 7,6%. То есть деньги не вращаются в экономике, наблюдается спад инвестиционной активности. В чем еще проявляется сокращение денежного оборота в экономике?

Проявление 1. Резкий рост отсрочек по платежам. Председателю совета директоров холдинга «Космос-Нефть-Газ» Ивану Лачугину пришлось смириться с увеличением отсрочек по платежам заказчиков ровно в 2 раза. Этот срок прописывается в договоре, и не только в b2g, но и b2b. Если до этого стандартная отсрочка достигала 30 дней, то сегодня — 60. С госзаказом ситуация еще более плачевная: строитель Владимир Бубнов приводит примеры задержек на полгода. И эта ситуация критична не только для конкретно той компании, которой не платят. Она уже не может, в свою очередь, расплатиться с подрядчиками, контрагентами из других сфер (например, транспортными компаниями и так далее). Сотрудники большого количества компаний из-за задержек зарплат не могут позволить себе тратить столько же, как раньше. В итоге спад почувствуют все.

Проявление 2. Увеличение числа бартерных сделок. «В строительстве уже практически никто не получает денег, — констатирует Бубнов. — За работу подрядчикам платят квартирами, за бетон — квартирами, за окна — и то квартирами».
Статистика Центробанка.
Да, подобная схема существовала всегда. Но не в таких масштабах: хотя бы частично работы и товар оплачивались деньгами.
К тому же раньше квартиры можно было довольно быстро сбыть, а сегодня их просто не покупают. И они висят у подрядчиков и поставщиков мертвым грузом, за который еще и приходится платить налоги.

Проявление 3. На банкротство компаний подают из-за долгов в 1-3 млн рублей. Управляющий партнер адвокатского бюро «Шлабович, Татарович и партнеры» Сергей Шлабович отмечает: банкротных исков стало больше в разы. При этом львиная доля из них не преследуют своей целью сделать должника банкротом на самом деле. Сегодня такая схема стала инструментом ускорения возврата долгов: без нее, после обычного судебного иска, платят все реже. При этом предметом для иска становятся ничтожные по меркам бизнеса суммы: от 1 млн рублей. Так, «Воронежскому рудоуправлению» пригрозили банкротством из-за долга в 3 млн рублей. То есть предприятие с годовой выручкой в 531 млн рублей оказалось в неудобной ситуации из-за долга, который в 177 раз меньше этой самой выручки.

Андрей Благов подтверждает: идти в суд приходится и из-за мелких сумм: подобной дебиторки так много, что если взыскать все, получатся вполне приличные объемы. Малый и средний бизнес заводит банкротные дела из-за сумм уже до 1 млн рублей.

«Мне не только приходилось сталкиваться с этим как юристу, но и я сам вынужден был судиться с клиентами. Да, не платят даже своим же защитникам на предыдущих судах, — делится управляющий партнер консалтинговой группы «Дивиус» Иван Гусев. — Так, я год не мог получить за наши услуги 985 тысяч рублей. После иска выплатили в течение месяца. Я против таких методов. Но иногда другого выхода не остается».

Проявление 4. Банки не пролонгируют кредиты и неохотно открывают новые кредитные линии. «Мои клиенты столкнулись с тем, что банки просто закрывают кредитные линии, денег не хватает даже на сырье, — рассказывает директор воронежского филиала СРО арбитражных управляющих «Авангард» Игорь Вышегородцев. — А одному из клиентов предложили продлить кредитную линию. Дело было перед самым Новым годом, он из-за праздничного стола приехал подписывать новый договор. А оказалось, что в нем проценты больше, а срок займа меньше».
Данные ИАС Seldon.Basis.
Сейчас просто не могу взять кредит в банке

Я, как никто другой, ощутил кризис отсутствия денег: я гражданин Белоруссии, а банковская политика была настолько ужесточена в отношении нерезидентов, что взять кредит практически нереально. Такие кредиты выдают всего несколько банков, и ставка отличается на 20% годовых. В плане неплатежей я решил вопрос довольно легко. Я практически монополист на рынке мобильных мини-заводов комбикормов. Поэтому если в течение месяца мне не оплатят поставку, то в следующий раз я не приеду. А это чревато серьезными последствиями, вплоть до сокращения надоев.
Александр Талатынник
Александр Талатынник
руководитель комбикормовой компании «Талекс»
Проявление 5. Заказчики стали требовать банковской гарантии на сумму аванса. А ее размер, уточняет Иван Лачугин, пропорционален сумме заказа, при крупных может составлять и миллионы рублей. Не говоря уже о сроках и бумажной волоките, в принципе получить такую гарантию достаточно сложно.

Что значит сложившаяся ситуация

Результат первый. Руководители компаний ежемесячно оказываются перед выбором, кому из контрагентов платить, а кому нет. Обычно платят тем, кто представляет большую потенциальную опасность: например, может подать тот же банкротный иск. Но выбирать приходится не только между контрагентами из бизнеса. Параллельно нужно оплачивать услуги ЖКХ, делать ряд других обязательных платежей, в том числе выдавать зарплату сотрудникам
Ситуация, в которую попал бизнес, очень напоминает детскую игру, когда участники бегают вокруг стульев и по сигналу должны занять место. Кому-то стула всегда не хватает. Только на этот раз все совсем не по-детски.
Результат второй. Бизнес не может брать новые заказы из-за длинных отсрочек и неплатежей. Отсутствие денег в обороте равняется отсутствию не только движения вперед, но и невозможности просто стабильно работать. Нет оплаты прошлых заказов — нет шансов брать новые. Компании же, которые уже получили банкротный иск за небольшой долг и при этом работают по тендерам, по закону не смогут поучаствовать в следующих, добавляет Игорь Вышегородцев.
Пришлось ввести санкции, чтобы получать оплату вовремя

Долгое время мы пытались договариваться с клиентами, предупреждать их, но просрочки все равно были и стали приближаться к критическим значениям. Тогда сделали все просто: кто не заплатит, тому отключим программный продукт. Более того, ввели ряд других санкций. Самым недобросовестным неплательщикам приходится еще и доплачивать, чтобы их разблокировали. Процесс полностью автоматизирован: когда дата платежа приближается, клиенту приходит соответствующее письмо. Таким образом, независимо от финансового состояния бизнеса он вынужден платить вовремя, если хочет продолжать пользоваться продуктом.
Виктория Логачева
Виктория Логачева
CEO интернет-компании OpenTrade Commerce
Результат третий. Бартеризация поддавливает рыночные цены. По словам Владимира Бубнова, поставщики строительных материалов, отчаявшись сбыть квартиры, начинают демпинговать. Так, уже сейчас они продают их на 20% ниже рынка. Тенденция становится массовой, что рано или поздно отразится на рыночной цене.

Результат четвертый. Рост судебных издержек. Андрей Благов рассказывает, что почти весь его юридический отдел занят тем, что ходит по судам, выбивая долги.
Не можем подать в суд из-за просрочек. С кем тогда работать?

Отсрочки платежей сейчас уже во всех договорах прописаны в 45 дней. А по факту — ну это как получится. Ездишь потом, выбиваешь, договариваешься. По сути, мы кредитуем чужой бизнес, особенно когда дело касается торговых сетей. Но сейчас с просрочками работают все. И мы в безвыходной ситуации. Хотим работать — приходится терпеть. Если на всех будем подавать в суд, то кто тогда останется в партнерах?
Николай Бородкин
Николай Бородкин
глава КФХ «Борть»
Результат пятый. Увеличение попыток вернуть деньги с должников методами 90-х. В прошлом году тела двух воронежских бизнесменов нашли в пруду Тамбовской области. Предположительно конфликт возник из-за долгов по зарплате. В этом году волгоградская компания «Спецпроект» пожаловалась на якобы избиение их сотрудника воронежским конкурентом перед подачей заявления на конкурс по выбору инвестора мусоросортировочного завода. Правда, в последнем случае это была борьба не за долги, а за лакомый кусок. Но Игорь Вышегородцев намекает, что подобные примеры — лишь верхушка айсберга, многие подобные разбирательства из-за долгов просто не попадают в публичное пространство.
Почему так происходит
Мы не будем останавливаться на причинах сложившейся ситуации подробно: они носят федеральный, а не воронежский характер и в целом проанализированы в СМИ. Обозначим лишь основные группы причин.

Группа экономических причин. Руководитель департамента корпоративных финансов Института финансовых исследований Галина Ковалишина относит к ним общий кризис ликвидности, сокращение поступлений финансов из-за рубежа (от продажи нефти; в качестве прямых инвестиций, возможностей привлечения средств банками), ужесточение контроля над обналичиванием средств.

Группа психологических причин. Вслед за экономическими причинами, по мнению Ковалишиной, проявляется желание бизнеса отложить платеж. Даже в том случае, если компания в состоянии выполнить обязательства, она занимает более выгодную для себя позицию: пытается отсрочить обязательство на как можно более длительный срок, так как не чувствует финансовой определенности и стабильности.
К чему готовиться дальше
И эксперты финансового рынка, и бизнес единодушно сходятся во мнении, что до весны 2018 года (по понятным причинам) ситуация вряд ли изменится кардинальным образом. Однако в этом случае даже в бочке дегтя можно найти ложку меда: эксперты склонны видеть в явлении как отрицательные, так и умеренно положительные последствия для частного капитала.

Негативные последствия

Последствие 1. Снижение конкуренции. «В области было порядка 20 железобетонных заводов, в ближайшее время останется около 3, строительных организаций больше 100, будет около 10. Ну что ж, богатые станут еще богаче», — иронизирует Владимир Бубнов.

Последствие 2. Бизнесу предстоит серьезно увеличить издержки на юристов и адвокатов по банкротным делам. «К сожалению, сегодня бизнесу гораздо выгоднее не платить и ждать, когда деньги взыщут с него через суд, чем брать на эту же сумму банковский кредит, — рассуждает директор компании «ЮристКонсалт» Ольга Рогова. — Так, мы столкнулись со случаем, когда с должника взыскивали 6 миллионов рублей почти 2 года. При этом сумма неустойки составила 700 тысяч рублей. Сумма процентов же по кредиту превысила бы 1 миллион 800 тысяч рублей!»

При этом взыскать деньги через обычный судебный иск становится все труднее. Как правило, даже после того, как суд принимает решение о взыскании, сам процесс может длиться месяцами, а то и годами. Именно поэтому сегодня компании все чаще прибегают к банкротным искам. Иван Гусев говорит, что большинство его клиентов подают на банкротство контрагента сразу после того, как получают исполнительный лист о взыскании после обычного судебного иска. Кроме невозможности участвовать в тендерах, дело о банкротстве может обернуться личной ответственностью руководителя (если у компании долг свыше 300 тыс. рублей и она не может по нему расплатиться, руководитель обязан заявить о признаках банкротства). Субсидиарная ответственность сегодня является серьезной угрозой для управленцев. И может доходить до нескольких миллионов, а иногда и миллиардов рублей — в зависимости от ряда факторов.

Если вы этого еще не сделали, самое время обзавестись грамотным специалистом в сфере банкротных дел. Зарплата такого сотрудника в штате начинается от 45 тыс. рублей.

Последствие 3. Применение жестких методов, вплоть до шантажа в работе с контрагентами. Будут расти случаи шантажа контрагентов.
Так, Иван Гусев рассказывает, что еще один способ, который использует бизнес для взыскания задолженности, — отнести исполнительный лист о взыскании в банк, где кредитуется контрагент.
Как правило, банк в этом случае начинает либо прозванивать и проверять компанию, либо также обращается в суд с уже гораздо более крупными суммами исков о взыскании просрочек по кредитам, если есть даже минимальная. В любом случае, считает эксперт, доверительных отношений, устных договоренностей в бизнесе будет все меньше. Так, даже малый и средний бизнес сегодня начинает тщательно проверять контрагентов до заключения договоров. Например, для этого используется огромное количество различных IT-продуктов по анализу состояния бизнеса, с помощью которых можно узнать о задолженностях и получить ряд другой полезной информации. Ольга Рогова предполагает, что компании будут более тщательно подходить к составлению договоров и ставить более жесткие условия. Так, при оказании услуг может быть прописано, что заказчик не имеет права полностью отказаться от оплаты независимо от результата. Так как именно такую лазейку чаще всего находят, чтобы не платить.

Умеренно позитивные

Последствие 1. Улучшение условий работы для тех, кто сможет удержаться на плаву. Владимир Бубнов считает, что сложившаяся ситуация в той же строительной сфере приведет к снижению ипотечной ставки, что, в свою очередь, в целом позитивно отразится на рынке. По его словам, федеральные власти уже озвучили возможность снижения ставки до 6-7%. Возможно, оно будет более умеренным, но все же случится, уверен строитель.

Последствие 2. Аппетиты соискателей приблизятся к реальности. «Ситуация приведет к сокращению штатов, — считает Бубнов. — А на следующее место работы на те же зарплаты соискателям будет устроиться проблематично». Более подробно эту тему DF уже освещал.

Последствие 3. Бизнес наконец-то начнет оформлять все документы более тщательно. «Недавно отстаивал интересы клиента в суде по неплатежам, — рассказывает Иван Гусев. — Был приятно удивлен: в порядке абсолютно все документы. До этого таких дел практически не было: очень многое не прописывалось в документах, акты не подписывались или подписывались без точного перечня работ. Думаю, ситуация научит бизнес, что позволит избежать многих проблем в дальнейшем».

С другой стороны, такое последствие нельзя назвать однозначно позитивным: все-таки рост документооборота — это рост соответствующих затрат. Вероятно, произойдет балансировка, которая приведет компании к золотой середине в решении этого вопроса.

Последствие 4. Компаниям улучшат систему работы с дебиторской задолженностью. «Чаще всего в конец очереди на получение платежей ставят того контрагента, у которого не налажена система работы с дебиторской задолженностью, — констатирует директор «ЦФУ-К», эксперт в сфере финансов Марина Самарцева.
Схема работы с дебиторской задолженностью
методика директора «ЦФУ-К» Марины Самарцевой
Две основные заповеди работы с дебиторской задолженностью: мгновенное реагирование на просрочку и всестороннее ежедневное давление на контрагента, просрочившего платеж (звонки, письма, визиты и т. д.).
Посчитать, какую максимальную отсрочку вы можете предоставлять клиентам без ущерба для своего собственного финансового состояния, и не превышать этот срок в договорах (кроме исключительных случаев).
Если у вас еще нет документа, называемого «Кредитная политика», необходимо его составить. В нем, в частности, указываются типичные отсрочки по покупательским сегментам, предельные суммы отгрузки на одного клиента с отсрочкой платежа, механизм контроля возвратов платежей и т. д. Это рабочий документ, который позволит систематизировать работу с дебиторской задолженностью.
Пересмотреть свои договоры поставки — насколько тщательно прописана там ответственность покупателей за просрочку.
Выделить самых рискованных (ненадежных) контрагентов и пересмотреть условия договоров с ними — уменьшение сроков оплаты, предоплата и т. д. Посчитать, как изменятся финансовые показатели бизнеса, если эти покупатели от вас уйдут.
По госконтрактам судиться.
Последствие 5. Привлекательность бартерных сделок будет снижаться в пользу сделок за деньги. Помните притчу про ковбоя, который, приехав в салун и отдав за выпивку 5 долларов, запускает целую цепочку возврата долгов? Владелец заведения бежит к девице легкого поведения отдать эти самые деньги. Девица возвращает долги хозяину ее комнатки. А он, в свою очередь, расплачивается с владельцем салуна по долгам за вчерашний сабантуй. Не появись в этой схеме деньги, все бы оставались друг другу вечно должны.

А Ольга Рогова считает, что компании могут начать закладывать время реализации бартера в его стоимость, то есть прибыль от его продажи должна перекрывать временные затраты.

Пожалуй, ко всей этой ситуации как нельзя лучше подходит фраза «Все, что не убивает нас, делает нас сильнее». Поэтому даже из нехватки такого ресурса, как деньги, бизнес сможет извлечь для себя позитивные уроки. Хотя такой опыт и дается нелегко.