19 мая 2017 года 09:00

Еду, еду на село

Почему АПК Воронежской области гораздо полезнее для вашего бизнеса, чем вы могли подумать?
Главный редактор De Facto Артем Сокольников
Заместитель главного редактора De Facto Наталья Андросова
Сельское хозяйство региона и люди, занятые в нем, — это внушительные и стабильные рынки сбыта для воронежского бизнеса. Не верите? Убедитесь в этом, прочитав наше исследование.

Здесь мы покажем, как живет АПК и почему для вас это важно

Мы въезжаем на центральную улица поселка Новонадеждинский Аннинского района. Почти возле каждого дома припаркована машина, немалая часть — иномарки.

«Уровень жизни в поселке достаточно высокий. Можем себе позволить жить хорошо, мы это заработали. Каждый выходной наши селяне ездят за покупками в Воронеж, в театры, кино, рестораны», — рассказывает глава КФХ «Новонадеждинское» Николай Паринов.

Быт самого управленца также демонстрирует состоятельность в бизнесе. Например, на въезде в поселок в глаза бросается добротная церковь из красного кирпича. Поток прихожан настолько велик, что на дороге рядом с входом на территорию поставили знак «Стоп» и «лежачих полицейских». Церковь за деньги от бизнеса построил Паринов. Кроме того, в поселке он возвел сразу несколько домов — для рабочих его компании.

Из небольших зарисовок и уже дальнейших бесед с экспертами DF делает вывод: зависимость экономики Воронежа и отдельных местных компаний от АПК внушительная. Мы не претендуем на серьезную глубину исследования, и тем не менее рассмотрим эту зависимость подробнее...

...в b2c

Строительство. Как считает коммерческий директор агентства недвижимости «Трансферт» Галина Колокольникова, около 10% (по оценкам экспертов, для падающего рынка цифра приличная) квартир в Воронеже покупают жители из районов — в качестве вложения средств или для детей.

«Особенно пик спроса приходится на лето, когда выпускники школ поступают в воронежские вузы, — рассказывает эксперт. — Самые активные районы по покупке жилья — Россошь, Богучар, Борисоглебск».

Непродуктовый ритейл (стройматериалы, одежда, обувь, бытовая техника). По подсчетам экспертов FMCG, около 30% спроса формируют именно работники АПК и смежных с ним сфер. С этой оценкой согласен владелец компании «Фенко» Вадим Клецов.

Автодилеры. Как рассказывает руководитель центра финансовых консультаций «Меркуловъ и Ко» Евгений Меркулов, до кризиса после завершения уборочной спрос на автомобили среднего и низкого ценового сегмента, прежде всего, на Lada, вырастал ежегодно вдвое.
«В наших салонах примерно 50% покупателей — это жители из районов», — говорит гендиректор ГК «Мотор Ленд» Евгений Катюшкин.
HoReCa. Директор ресторана «Югославия» Милош Радинович оценивает, что где-то 20-30% столиков заведений общепита в выходные бронируют жители районов области, приезжающие в город.

Согласно последним данным Воронежстата (по итогам февраля 2017 года), только непосредственно в сельском хозяйстве (не включая переработку) занято более 43 тыс. жителей нашего региона — более 6% от общего числа трудящихся. С учетом переработки и повышения занятости в летние месяцы глава департамента аграрной политики Воронежской области Александр Квасов в своем отчете по итогам 2016 года приводит другую цифру — 187 тыс. человек, то есть примерно пятая часть трудоспособного населения региона.

При этом косвенно АПК обеспечивает работой гораздо большее число сотрудников в смежных сферах.

«Это переработка, пищевая промышленность, логистика, торговля — как оптовая, так и розничная, IT, обслуживающее крупные агропроекты, строители — в целом на нужды АПК так или иначе работает не меньше 30% населения», — подсчитывает Евгений Меркулов.

Таким образом, АПК и его сотрудники — значимый, хотя на сегодняшний день еще недооцененный ресурс для воронежского бизнеса, который сегодня ищет точки роста на падающих рынках.
влияние сельского хозяйства на бизнес
...в b2b

Пример 1. Председатель совета директоров ГК «Черноземье» (в группу входит завод растительных масел «Олсам») Эдуард Краснов рассказывает, что только его предприятие завозит в год 120 тыс. тонн подсолнечника, а вывозит 20 тыс. тонн масла. С учетом, что один грузовик в среднем перевозит 20 тонн, на годовое обслуживание предприятия требуется 7 тыс. рейсов таких грузовиков — более 500 в месяц. Это работа даже не одной, а сразу нескольких средних транспортных компаний.

Пример 2. По словам управляющего воронежским офисом «Связь Банка» Владимира Гриднева, сельское хозяйство наряду с ВПК и строительством входит в топ-3 сфер, наиболее активно берущих кредиты. На долю АПК приходится 25% займов. По подсчетам Гриднева, отрасль дает хороший мультипликативный эффект — на 1 вложенный рубль отдача 2-3 рубля в экономику региона. Согласно расчетам Высшей школы экономики, сделанным по просьбе DF, эта цифра еще больше — 4-5 рублей.

Раздел, из которого вы поймете: трудности для всех одинаковы

Вместе с тем, несмотря на довольно позитивное влияние сельского хозяйства на воронежский бизнес, в сфере происходят изменения, которые не принято считать долгожданными. Если вчера говорили: вставишь палку в поле — забьет фонтан из денег, то сегодня за эти деньги приходится трудиться упорнее. Что это за изменения? Посмотрим на примерах нескольких сегментов отрасли: растениеводства, птицеводства, свиноводства.
Изменение 1. Конкуренция усилилась многократно. «Еще 10 лет назад в АПК для новых проектов были практически безграничные возможности, — вспоминает директор проекта «Рамонская индейка» Дмитрий Остроушко. — Множество незаполненных ниш, в которые можно зайти. А, например, сегодня тем же куриным мясом, свининой и частью продукции растениеводства мы обеспечиваем себя на 100%».

Совладелец и гендиректор Бобровского мясокомбината Тимофей Обухов отмечает: если раньше производители и переработчики свинины конкурировали с импортом, то теперь установилась довольно жесткая конкуренция друг с другом. И производители стали стремиться выйти на экспорт. Правда, при этом приходится преодолевать барьеры. Например, сначала доллар резко вырос, а 50% оборудования, по словам Обухова, закупается за рубежом, там же — генетический материал и семена. Потом доллар упал, а экспорт продукции на отдельные рынки стал ограничен. Например, в середине марта Турция ввела пошлины на ввоз российской пшеницы — 130%, на подсолнечное масло — 36% (до этого действовал беспошлинный ввоз), рассказывает Эдуард Краснов.
Поэтому аграрии в новых условиях учатся работать иначе. Если вчера всегда была радуга, то теперь, чтобы ее увидеть, нужно вымокнуть под дождем.
Изменение 2. Зависимость от политики усилилась. Мы подъезжаем к полям КФХ «Новонадеждинское». Отличие от многих других полей заметно даже тем, кто никогда не вникал в суть земледелия и растениеводства: земля взрыхлена мелко-мелко, тщательно. Ее обрабатывают на тракторах JohnDeere и Massey Ferguson. Стоимость одной такой машины — от 15 млн рублей.

«Вот в прошлом году купили 3 штуки благодаря контрсанкциям — спасибо Обаме! — вполне серьезен Николай Паринов. — Правда, в этом году несем убытки: польское яблоко опять стали завозить в Россию через Белоруссию».

Если раньше у аграриев почти все шло по восходящей, то сегодня больше подходит определение «качели».

Изменение 3. Общее снижение рентабельности. В некоторых сегментах АПК рентабельность упала на 30%, оценивает Дмитрий Остроушко.

«Золотой век закончился, не надо искать в этой отрасли Эльдорадо, — говорит об АПК Эдуард Краснов. — Да, 2013-2015 годы еще были для аграриев шикарными: работали с рентабельностью 10-15%. В этом году, если сработаем в ноль, будет уже хорошо».

Правда, есть и другие оценки. С учетом субсидий рентабельность в АПК остается на уровне 17%, а доля прибыльных бизнес-проектов превышает 87%, утверждает министр сельского хозяйства России Александр Ткачев. Но добавляет: в 2015 году рентабельность была выше — 20%. По подсчетам воронежского бизнеса, без учета госсубсидий она на сегодня может составлять в среднем около 10%.

Немного? Если посмотреть на благополучную и, как казалось вчера, вечно стабильную строительную отрасль, можно ощутить разницу. Глава Союза строителей Воронежской области Владимир Астанин рассказал DF: в его отрасли рентабельность 5-7% сегодня считается хорошим результатом, тогда как в «тучные» годы она могла доходить до 100%.
Часть, где есть на что надеяться
Впрочем, аграрии, указывая на рост сложностей все же больше оптимистичны. Они называют факторы стабильности, которые позволяют рассматривать отрасль как возможность для плодотворного сотрудничества с ней воронежского бизнеса.

Фактор 1. В АПК по-прежнему высок оборот наличных. В силу разных причин налички на селе исторически больше. Пока в рознице бизнес сетует на серьезный рост безналичных платежей, люди из районов все так же расплачиваются в Воронеже наличкой. Причем часть этих покупок крупные. Так, Евгений Катюшкин говорит, что немалая часть жителей районов покупают автомобили за наличные. И это дорогостоящие приобретения.

Фактор 2. Аграрии готовы вкладывать больше средств в рабочую силу. «Мы точно не будем снижать зарплаты, — уверен Николай Паринов. — Пока мы работаем — независимо, с какой рентабельностью, — нам нужны люди».

По словам агрария, средняя зарплата механизатора в его хозяйстве — от 30 до 60 тыс. рублей. И он готов принимать на работу тех, кто возвращается в деревню из города. Таким образом, платежеспособный спрос в селах будет расти. По словам Паринова, в его поселке все трудоустроены. Рабочую силу приходится привозить из соседних городов. Например, на сбор яблок активно ездили жители Борисоглебска.

Дмитрий Остроушко рассказывает, что все увеличивается расстояние, с которого крупные холдинги привозят своих сотрудников ежедневно на работу. Сейчас оно составляет до 80 км. То есть село будет обеспечивать работой и жителей райцентров.

Фактор 3. Одновременно с ограничениями появляются новые возможности для ведения агробизнеса. Яблоневые сады «Новонадеждинского» на фоне весеннего неба смотрятся яркими, с красноватыми оттенками ветвей.

«Да, часть старых деревьев выкорчевали, но сейчас сажаем новые, — рассказывает один из топ-менеджеров хозяйства. — На посадку садов сейчас выделяются очень хорошие субсидии».
Аграрный бизнес по-прежнему остается наиболее поддерживаемой государством сферой. А, значит, он продолжит аккумулировать денежные потоки.
Одновременно аграрии ищут новые способы сбыта продукции. Так, «Новонадеждинское» сейчас реализует яблоки преимущественно не через сети, а через небольших розничных продавцов.

Но главный фактор, который, правда, нельзя посчитать, — это оптимизм. Да, предпринимательству как явлению он свойственен априори, зашит в ДНК. Но признаемся честно, то, что мы увидели, выехав в села, настраивает на позитив. Рабочие говорят о работе в полях: «Сейчас посевная, а дальше закрутится — трудно, но интересно», руководители КФХ больше говорят о хорошем, сам быт людей доказывает — в головах установка на то, что все будет хорошо.

«Вот говорят: кто-то уходит из фермерства, едет на заработки. Да, трудновато, да, есть сложности. Но лично я думаю еще земли прикупить в будущем. К своим уже 300 гектарам», — рассказала нам фермер из Аннинского района Мария Голубева.
Вероятно, самая позитивная (и полезная) часть этого текста
Сегодня приток инвестиций в АПК продолжается: в Воронежской области больше четверти проектов за 2016 год (общая сумма инвестиций 45,6 млрд рублей) — аграрные.

По прогнозам ВШЭ, АПК сохранит ежегодный рост на уровне 2-3% (до этого — от 4% до 5%). При сохранении существующих технологий прирост продуктивности будет невысоким — 1,7%. Хоть и небольшой, но все же рост позволит сфере оставаться если и не драйвером для экономики региона, то хотя бы буфером, сглаживающим цикличность в кризисные периоды. Таким же буфером АПК будет и для тех сфер, которые с ним взаимосвязаны — прямо или косвенно.

Опрошенные нами эксперты говорят: самый главный вывод о сегодняшнем состоянии АПК заключается в том, что там до сих пор остаются деньги. А это рынок сбыта. Рекомендация обратить внимание на этот факт будет нелишней, а руководство к действию, безусловно, каждый выберет сам.

Жизнь продолжается. В том числе в полях.