17 мая 2017 года 09:30

Лопата дегтя

Новый механизм субсидирования тормознул воронежские агропроекты на миллиарды рублей
Наталья Андросова
Заместитель главного редактора De Facto Наталья Андросова
Директор проекта «Рамонская индейка» (предполагаемый объем инвестиций — 4,2 млрд рублей) Дмитрий Остроушко подсчитывает финансовые потери от новой схемы субсидирования аграрных проектов. Пока выходит около 5 млн рублей за полгода: это аренда земли и зарплата сотрудникам. По заверению бизнесмена, компания готова начать стройку «в любой момент» — сразу после получения льготного кредита.

«Наши потери еще невелики в сравнении с теми, которые несут аграрии, начавшие проекты без господдержки и понадеявшиеся ее получить этой весной», — подчеркивает Остроушко.

Какими оказались последствия нового механизма

Минсельхоз в последних числах 2016 года сделал аграриям «новогодний подарок» — 29 декабря было подписано постановление 1528, устанавливающее новый порядок субсидирования. Однако «подарок» для некоторых воронежских аграриев стал настоящей медвежьей услугой. Рассмотрим несколько кейсов.

Кейс 1. В начале марта, в разгар подготовки к посевной кампании, глава администрации Острогожска Александр Колесников отмечал, что многие аграрии из его района не успели получить краткосрочные льготные кредиты. Из-за столь позднего подписания постановления на уровень банков оно было спущено лишь в начале февраля, а рассмотрение первых заявок ушло на весну.

«Мы взяли кредит, можно сказать, вовремя, — прокомментировал глава КФХ, депутат облдумы Александр Князев. — Но я смог получить информацию о готовящихся изменениях еще в декабре, поэтому в это время и готовил заявку».

Те же, кто оказался не так хорошо проинформирован, вынуждены были кредитоваться под 14,5-14,9%. Да, катастрофы не произошло, уже в середине апреля Колесников сообщил DF, что сев практически все начали вовремя, продуктовой катастрофы не будет. Однако теперь уже разницу между процентами по льготным и обычным кредитам фермерам никто не вернет, а для небольших КФХ она существенная.
Теперь аграрные компании могут получить кредиты по льготной ставке не более 5%, обратившись напрямую в банки. Субсидия же предоставляется банкам для компенсации ими недополученных доходов. Выдать же или не выдать кредит, теперь решает банк по согласованию с Минсельхозом (при условии, что еще не исчерпан лимит, выделенный на конкретный регион). Раньше средства получались аграриями через областные департаменты аграрной политики. По новой программе предусмотрены как краткосрочные кредиты (до 1 года и не более 1 млрд рублей), так и инвестиционные (от 2 до 15 лет, лимиты сумм по ним не установлены).
Кейс 2. Холдинг «Молвест» приостановил строительство второй очереди молочного комплекса в Николаевке Аннинского района и проект в Верхнемамонском районе. Общая стоимость возведения 2 молочных комплексов оценивается в 3,2 млрд рублей. Потребность в субсидиях — около 300 млн. Минсельхоз пока не рассмотрел заявку холдинга, и предприятие не может получить льготный кредит.

«Если раньше по старой схеме господдержки мы могли взять кредит, начать строить, а потом государство нам перечисляло субсидии, то по новому механизму так невозможно — льготный кредит нужно получать сразу», — пояснял решение глава холдинга Анатолий Лосев.

Кейсы 3, 4 и так далее. Еще 2 предприятия не начали реализацию проектов, как они утверждают, также из-за проволочек с льготными кредитами. Это «Рамонская индейка» и тепличный комплекс «Эко-культуры» за 18 млрд рублей в Бобровском районе. Не успела получить льготы к началу строительства и «Эконива». Однако она начала реализацию проектов за 4,8 млрд рублей пока без господдержки.

Чего ждать: точка зрения аграриев

Возможности

Возможность первая. Сокращение бюрократии для агрокомпаний. «Раньше нужно было ходить по местным инстанциям, приносить кучу бумажек, чтобы получить субсидию, — рассказывает Дмитрий Остроушко. — Теперь заявка подается в банк. И уже он согласовывает льготный кредит. Больше никуда идти не нужно».

Возможность вторая. Аграрии могут забыть о задолженности по субсидиям. «До этого я должен был взять обычный кредит, оплачивать высокую процентную ставку и ждать, когда же мне государство ее компенсирует! О том, что задержки были по несколько месяцев и больше, думаю, знают все, — вспоминает Александр Князев. — Теперь я не должен тратить эти сотни тысяч на выплату процентов в ожидании их возвращения, а могу сразу пустить их в оборот».

Ограничения

Ограничение первое. Отсутствие прозрачных механизмов в распределении кредитов порождает недобросовестную конкуренцию. «Нам кредит с льготной ставкой не дали, — комментирует председатель совета директоров ГК «Черноземье» Эдуард Краснов. — Чем мотивировали? Ничем».

Бизнесмен рассказывает, что никаких комментариев по поводу того, почему в субсидии отказано, не последовало. По его словам, с такой же проблемой столкнулись многие сельхозпроизводители и переработчики.

«Например, насколько мне известно, из Хохольского района льготами смог воспользоваться только Александр Князев. Ему повезло: организационно-правовая форма его компании — КФХ. На такие хозяйства выделено 20% всех субсидий, и банки стремятся выделить им кредиты в первую очередь (подробнее см. раздел «Точка зрения банков». — Прим. ред.), — продолжает Краснов. — Аграрии приносят документы в банки, а те пересылают их в Минсельхоз в Москву. Потом приходит отказ. Без объяснений. Правила игры нам неясны».

Но особенно губительным Краснов считает даже не то, что льготные кредиты не выдаются (хотя сегодня большинство аграриев как никогда нуждаются в господдержке). А то, что одни компании их получают, а другие нет. Например, 2 компании выращивают пшеницу. И одна получает кредит со ставкой 2%, а другая вынуждена (без объяснения причин) брать минимум под 12%. В случае кредитования на 1 млрд вторая компания будет платить на 100 млн рублей больше процентов.

«Предположим, обе сработали с выручкой 50 миллионов рублей. Но получится, что один заработал 50 миллионов, а его сосед, не получивший льготы, в итоге имеет баланс минус 50 миллионов рублей, — подсчитывает бизнесмен. — О каких равных условиях можно говорить после этого?»

Ограничение второе. Перспективные для господдержки сферы для конкретного региона могут быть определены ошибочно. Минсельхоз определяет список направлений, на которые выделяются деньги. Дальше банки определяют риски конкретного предприятия и его перспективность. Александр Князев считает, что правом на перераспределение средств внутри сфер все же должны обладать регионы — на местах виднее, что именно нуждается в большей поддержке.
Одно из направлений бизнеса — сельскохозяйственное производство и переработка сельскохозяйственной продукции («Зерно», завод растительных масел «Олсам»).
Риски для аграриев минимальны, но бюджетных средств не хватает

Я не вижу проблемы в начале работы нового механизма. Для клиентов рисков нет, в этом его суть. Они получают деньги от банка сразу, отчитываются за них и работают дальше. Напомню, ранее сельхозпроизводители заключали договор с банком по полной, рыночной ставке и обслуживали обязательства из собственных оборотных средств, а затем ожидали возмещения от государства. Согласно новому механизму, который вступил в силу с января, субсидии выплачиваются банкам, а кредитный договор с предприятиями АПК заключается уже сразу по льготной ставке. Таким образом, аграрии не несут расходов на покрытие кассового разрыва. Мы являлись участниками рабочей группы Минсельхоза в рамках обсуждения новой модели льготного кредитования. Поэтому наш банк начал выдавать кредиты по новой схеме одним из первых — выдачи идут уже с начала года. Вопрос в другом — бюджетных средств, выделенных по данному новому механизму, не хватает. Причем очень сильно. Остается надеяться, что будут выделены дополнительные средства. Возможно, регионы на местах наделят более широкими полномочиями по распределению субсидий между аграриями. Это добавило бы эффективности программе.
Евгений Борисов Воронеж Альфа-Банк
Евгений Борисов
управляющий операционным офисом «Воронежский» Альфа-Банка
Ограничение третье. Невозможность получить кредит в начале года. К чему она привела, мы уже писали выше. Однако аграрии надеются, что в следующем году заявки начнут рассматриваться раньше и первые транши помощи пройдут уже в начале года.

Ограничение четвертое. Недостаточные суммы субсидирования. По оценкам федеральных экспертов, в некоторых регионах суммы субсидирования составляют только 10-30% от потребностей. На Воронежскую область по сравнению с другими регионами Черноземья рассчитан средний объем субсидий — 1,3 млрд рублей (Курская — 1,4 млрд, Тамбовская — 1,2, Липецкая — 907,7 млн рублей). Однако участники рынка считают эти суммы недостаточными. Так, только у 2 комплексов «Молвеста» потребность в субсидиях составляет 300 млн рублей. Кроме же крупных проектов в краткосрочных кредитах нуждаются тысячи мелких хозяйств.

Помимо этого в сумму субсидий регионам включено не только возмещение процентной ставки по кредитам, но и агрострахование с господдержкой. Так, как сообщает Национальный союз агростраховщиков, в связи с этим смешением сфер в субсидировании в этом году в Воронежской области планируется застраховать с господдержкой вдвое меньше скота, чем в прошлом: 137,7 тыс. голов против 300 тыс. в 2016-м. Площадь застрахованных посевов также снизится: с 290 тыс. га до 260 тыс. га.

«Подобная ситуация может привести к разорению мелких хозяйств в случае внештатных ситуаций, ущерб без страховки им никто не возместит, — комментирует президент Национального союза агростраховщиков Корней Биждов. — Субсидии не должны размываться на 2 разные сферы, господдержка на страхование должна быть выведена за рамки единой субсидии».
Чего ждать: точка зрения банков
Возможности

Возможность первая и единственная. Пожалуй, единственным плюсом для аккредитованных банков может стать приток клиентов-аграриев, которые перейдут из других финансовых организаций, не попавших в список агентов Минсельхоза. Но пока этот список постоянно корректируется, поэтому оценивать эффект игроки рынка считают преждевременным.

Ограничения

Ограничение первое. Банки вынуждены принять риски по задолженности по субсидиям на себя. Теперь в случае, если поступления субсидий из центра будут задерживаться, эта нагрузка ляжет на банки. Так как они уже прокредитуют бизнес под 5%, а не под 14,5%. А возмещение может прийти не сразу.

«Конечно, деньги должны работать, что в случае задержек невозможно», — комментирует руководитель банка «ФК Открытие» в Воронежской области Василий Чехонадских.

Однако тут же банкир уточняет, что пока финорганизации надеются получать компенсации вовремя — буквально в течение недели после выдачи зай­ма. Кроме того, он считает, что потери в этом случае некритичны. Ключевая ставка сегодня — чуть более 9%. Банки же, кредитуя бизнес под 15%, зарабатывают около 6%. С учетом того, что таких кредитов большинство, банки могут себе позволить выдачу льготных кредитов под 5% без существенных потерь.

Ограничение второе. Банки могут не получить субсидию, если не выдадут 20% от ее общей суммы малому бизнесу. Эта цифра зафиксирована в постановлении Минсельхоза. Василий Чехонадских предполагает, что это усилит риски банков, которые неохотно кредитуют малый бизнес, имеющий, как правило, и маленький залог. Еще один негативный вариант — малый бизнес сам не выберет предоставленные субсидии. Тогда сумму кредитования порежут и для гигантов (она будет вычисляться пропорционально — то, что выдано на малый бизнес, будет считаться как 20%). В 2016 году воронежские крестьянско-фермерские хозяйства не освоили 300 млн рублей федеральных субсидий. Игроки рынка предполагают, что субсидии не выбираются из-за сложных форм отчетности, необходимой для получения кредитов, которую не готовы вести КФХ.
Федеральные банки-агенты, уполномоченные выдавать льготные кредиты: Россельхозбанк, Альфа-Банк, Промсвязьбанк, ВТБ, Сбербанк, Газпромбанк, Росбанк, банк «ФК Открытие».
Что можно изменить
субсидии на сельское хозяйство в 2017 году
Эдуард Краснов убежден: если новый механизм будет работать без изменений, а отказы бизнесу не будут ничем мотивированы еще ближайшие год-два, то бизнес начнет искать свои выходы на Минсельхоз. Это может быть и усиление лоббирования, и другие механизмы. Чтобы этого не допустить, он предлагает изменить схему выдачи льготных кредитов. Какой он ее видит?

Этап 1. Минсельхоз спускает на уровень региона объемы дотаций, которые будут выданы.

Этап 2. Банки согласовывают кредитные заявки не на федеральном, а на местном уровне. При этом из числа претендующих на дотации сразу должны быть исключены компании, имеющие задолженности по зарплате, налогам, не сдавшие вовремя отчетность и т. д.

Этап 3. Регион должен определить максимально возможный объем кредитования на единицу площади или на единицу продукции.

Этап 4. Когда компания подает заявку на кредит, рассматривается, какой объем продукции она производит, он умножается на максимально возможный объем кредитования на единицу продукции. Получается максимальная сумма, на которую может претендовать предприятие. Затем эта сумма делится на общий федеральный транш. Получается коэффициент. Если умножить на него максимальную сумму, то получится реальный размер кредита, на который может рассчитывать предприятие.

В итоге денежные средства будут распределены между всеми подавшими заявку на кредит.

«Потому что лучше давать деньги либо всем, либо никому, чем искусственно порождать несправедливую конкуренцию», — уверен Эдуард Краснов.

Но на пути у этих изменений двойная преграда: во-первых, сами федеральные ведомства, во-вторых, те аграрии, которые в этом году все же получили кредиты. А с учетом предлагаемых коэффициентов суммы льготных кредитов для каждого из них могли бы оказаться меньше. Готовы ли они играть по правилу «один за всех, и все за одного»? Либо каждый будет тянуть одеяло в свою сторону?