22 февраля 2017 года 9:05

Держать руку на мульте

Как воронежские мультфильмы экспортируют по всему миру?
Мало кто задумывался, но Воронежская область за последние годы обзавелась сильнейшим экспортным продуктом — анимационными фильмами. Вы ведь наверняка видели предновогоднюю рекламу мультика «Снежная королева-3» на федеральных каналах? Как выстроить анимационное производство, чтобы получить мировую известность и международные рынки сбыта? DF поговорил с продюсером, сценаристом и руководителем воронежской студии Wizart Animation Владимиром Николаевым.

О затратах на производство

руководитель Wizart Animation Владимир Николаев
Руководитель Wizart Animation Владимир Николаев
Обстановка в студии Wizart Animation совсем не мультяшная: отдельный лифт с двумя кнопками — 1 и 2, «автоматический» голос охранника, наблюдающего за каждым вашим шагом через невидимую камеру, и двери, доступ к которым есть только у сотрудников. На стене у рабочего места Владимира Николаева — десятки бейджей с международных фестивалей. И только одна игровая деталь — коллекция колокольчиков.

— Сколько стоит сделать мультфильм мирового уровня?

— Бюджет фильма — открытая информация. Например, третья «Королева» стоила примерно 360 миллионов рублей. В основном все расходы у нас идут на производство фильма. Небольшую часть бюджета мы тратим «снаружи» — привлечь голливудского композитора или голливудского сценариста. Плюс основа — это люди, наша команда. Мы создаем для них комфортные условия работы, в том числе в материальном плане. На актеров, которых приглашаем для озвучки мультфильмов, мы тратим немного. На русских звезд и запись саундтрека, даже оркестрового, уходит порядка 2% бюджета. Если же привлекаются американские звезды — около 7%.

Остальные расходы Владимир Николаев не раскрывает.
— А как вы выходите на звезд для озвучки фильмов?

— Когда мы связываемся, например, со звездами из Европы или даже Австралии, то у них не возникает вопроса: «Что это?» Первая «Королева» там много продавалась на DVD, а вторая шла на больших экранах. Когда мы начали думать, кого брать из русских актеров для третьей части, мы вошли в небольшой ступор, потому что в этом мультфильме экранное время равномерно распределено между всеми персонажами. В отличие от второй «Королевы», которая была бенефисом Ивана Охлобыстина, занимавшего половину фильма. По Охлобыстину мы получили определенный фидбэк. Он классный актер, он смешной и придумал много шуток во второй «Королеве». В третьей части мы решили подойти к озвучиванию мультфильмов достаточно консервативно — оставить профессиональным актерам дубляжа.

О прибыли

руководитель Wizart Animation Владимир Николаев
— Какую прибыль приносит один мультфильм?

— Понятно, что, если мы сделали третью «Королеву», запланировали четвертую и сейчас делаем вторую часть «Волков и овец», это мероприятие не сильно убыточное. Однако у нас большие вложения в каждый последующий проект. В той же Южной Корее сейчас идут наша «Королева», 2 корейских мультфильма, а все остальные — из США. Конкуренция очень серьезная. Поэтому говорить о том, что мы купаемся в золоте, нельзя.
Нам надо делать проект, который выглядит на 50-70 миллионов долларов за 5-7 миллионов, а это совсем непросто. Мы это делаем, потому что у нас талантливые люди, которых мы стараемся удерживать и с которыми плотно работаем.
Прибыли как таковой нет, но мы стараемся оставаться на плаву. Мы могли бы брать заказы в Америке и Европе и делать аутсорс, то есть идти по тому пути, по которому идут Индия и Китай. Но мы развиваем российскую анимацию, мы говорим, что это — наше. Поэтому мы пользуемся поддержкой того же Фонда кино. Без этой поддержки было бы значительно тяжелее и проекты были бы сильно проще и дешевле, это очевидно.

— Каков процент поддержки государственного Фонда кино ваших проектов? 50%?

— Думаю, это 30-50%, это существенные средства. За финансированием мы обращаемся раз в год, вместе с другими студиями участвуем в открытом питчинге. Величина поддержки зависит и от того, как высоко оценят проект эксперты.
О дистрибуции и маркетинге
— Как вы пришли к созданию рыночного продукта? Вероятно, чтобы продавать мультфильмы по всему миру, получая прибыль, нужно не только делать качественный продукт, но и иметь доступ к нужным людям?

— Как продавать продукт со 100%-ной гарантией прибыли, не знает никто, даже такие большие студии, как Disney. Когда они делают какого-нибудь «Джона Картера», они не ожидают, что он провалится в прокате. Paramount Pictures снимает «Монстр-траки» с бюджетом 150 миллионов долларов и уже до выхода продукта в широкий прокат списывает 115 миллионов долларов убытков. Еще один пример большого провала 2016 года — блокбастер «Бен-Гур». Убытки составили 100-150 миллионов долларов. Никто никогда не знает, будет продукт прибыльным или провалится в прокате. Кинобизнес — это высокорискованный бизнес, и чем масштабнее проект, тем выше риски.
— Вы работали с Тимуром Бекмамбетовым. Можно ли начать переговоры с человеком из киноиндустрии федерального уровня, просто отправив деловое предложение по почте?

— Когда мы искали дистрибутора на первую «Снежную королеву», мы разговаривали со всеми российскими прокатчиками. Одним из них была студия Бекмамбетова Bazelevs. Наш продукт им очень понравился, Тимур лично захотел принять участие в творческой части. Таким образом, мы начали работать. Теперь многие сами на нас выходят и предлагают сотрудничество.

— Помогает ли как-то в продвижении вашего нынешнего продукта ваш предыдущий опыт по созданию и продаже игр?

— Скорее он помог тем, что еще тогда пришло понимание: вывести продукт только на российский рынок недостаточно. Когда я был ребенком, у детей были приставки Dandy, Sega, но персональные компьютеры были мало у кого. Мне в детстве повезло — родители работали на мехзаводе. Так в 1994 году у меня появился компьютер IBM 386. Я, как и любой другой ребенок, увлекся играми и погрузился в них, что называется, с головой. Когда я уже поступал в университет, мы с друзьями по сети FIDO решили сами сделать игру. Так в 2001 году появилась наша первая игра — «Златогорье», которую мы сделали за смешные деньги — 20-30 тысяч долларов. Когда она окупилась, мы сделали вторую игру — «Златогорье-2». Мы поняли, что делать игры только на внутренний рынок тяжело, надо постараться, чтобы наш продукт выходил и в Европе, и в Америке. Мы попытались увеличить бюджет и делать продукты для мирового рынка. Так у нас вышла стратегия «Спарта» (игра продавалась в магазинах США) и игра «Восточный фронт», который делался при непосредственном участии большого немецкого издателя CDV.
О кадрах
руководитель Wizart Animation Владимир Николаев
— Кто пишет для вас сценарии?

— Наброски сценария мы пишем коллективно, в Воронеже. Это похоже на мозгоштурм, в котором принимает участие креативная группа студии, состоящая из ключевых сотрудников художественного, режиссерского и продюсерского отделов. Обычно в ней насчитывается от 8 до 16 человек. Причем так происходит не только у нас, а в большинстве студий. Мозгоштурм может длиться весь день, всю неделю и даже месяц. Творчество — это ведь не кирпичи класть на стройке. Готовые идеи мы показываем в Москве продюсеру, спрашиваем фидбэк на Западе. Если эта идея оказывается интернациональной, мы уже пишем полный текст и подключаем западных сценаристов. Сценарий должен быть написан от начала до конца за полгода.

— Сколько человек нужно для создания мультфильма?

— До работы над первой «Королевой» у нас работало 150 человек, а сейчас, когда мы в параллели работаем над двумя проектами, — уже 300. Также у нас работает 150 и от 50 до 80 фрилансеров из Англии, Европы, Америки, Южной Америки. Мы любим работать с бразильцами — у них очень сильная анимационная школа, отчасти от близости больших анимационных студий из США.

— Как вы удерживаете сотрудников в воронежской студии? Когда завтра ключевому сотруднику позвонят с условного Pixar с солидным контрактом, что вы сможете ему предложить взамен?

— С больших студий — Disney и Pixar — никому предложения не рассылают. Там свой конкурс — сотни человек на место. Желающих там работать хоть отбавляй. Вряд ли будут заниматься рекрутингом с российских и европейских анимационных студий. Им это не нужно.
Если у человека есть детская мечта работать в Disney, он встанет в очередь под номером 4001 и будет ждать, пока его позовут.
— А у вас самого не возникало желания переехать в Москву и перевести туда свой штат?

— Во-первых, 85% наших ключевых сотрудников, которые работают в студии еще со времен игр, — это воронежские специалисты. Мы все взрослые люди, с устоявшейся жизнью. Во-вторых, в Москве у нас есть офис, где работают примерно 90 сотрудников. Они занимаются продвижением нашей продукции на Западе. В-третьих, нам оказывает поддержку губернатор Алексей Гордеев. Приятно, что на нас смотрят не как на что-то инородное, а как на сообщество, которое украшает Воронеж со всех точек зрения. Именно поэтому мы делаем «Котенка с улицы Лизюкова». Я думаю, что мы увидим его в марте-апреле. Сейчас фильм в активной стадии разработки. Кстати, не задумывались, почему в Москве не сделали ни одного большого 3D-проекта? Ответ простой: денег там много, но в Москве очень сложно удержать коллектив на долгое время. То, что мы территориально находимся в Воронеже и можем создать хорошие условия труда для сотрудников, снимать жилье и помогать с документами приезжим, дает нам большой плюс и конкурентное преимущество.

Беседовала Анастасия Сарма.
© От первых лиц — для первого лица